«Ведомости Нижегородской митрополии» 11 (143) 10:49, 7 июня 2018

Время молитвы

Современный принцип счисления времени — единый и унифицированный, в древности же циферблат часов показывал время по солнцу, с учетом его захода и восхода, отражая Божественные законы Вселенной. В храме до сих пор все подчинено неизменяемому кругу мироздания: «Господи, вся премудростию сотворил еси» (Пс 103:24). Наши предки представляли сутки совсем иначе, а в часах, по которым они жили, отводилось особое время для молитвы. В Типиконе — древнем богослужебном уставе — содержатся указания относительно молитвенного предстояния Богу в течение дня и ночи. Если обратиться к уставу полной воскресной или праздничной службы всенощного бдения, можно заметить, как богослужебные тексты связаны со временем суток.

Свет вечерний

По указанию Типикона, «по еже зайти солнцу мало», начинается всенощное бдение, точнее, первая его часть — вечерня, вторая же часть — утреня — непосредственно перед восходом солнца, а с первыми лучами солнца всенощная заканчивается службой Первого часа. В этот момент старинные часы, которые были устроены иначе, чем современные, в чем-то даже логичнее, переводились на начало круга, с ночного времени — на дневное, и начиналось новое счисление — первый час дня.

Ощутить исконный ритм времени можно на всенощной во время пения 103-го псалма и затем, когда после каждения храма священник встает перед закрытыми царскими вратами и тихо читает семь «светильничных» молитв. Это название восходит к традиции возжигания в храме светильников при наступлении сумерек. Заметим, сейчас, когда всенощное бдение начинается всегда в одно и то же время, положим, в 17:00, сумерки могут не наступать, и в храме еще светло, если это лето, или уже темно, если это зима. При счислении времени по тем уникальным часам этого, конечно, не случалось, и вечерня начиналась именно на закате солнца.

Продолжаем следить за богослужением. На вечернем входе хор поет песнопение «Свете Тихий», в котором звучат слова: «Пришедше на запад солнца, видевше свет вечерний, поем Отца, Сына и Святаго Духа Бога…» Так и мы, придя в храм «на запад солнца», что в переводе с церковнославянского означает «на закате солнца», видим «свет вечерний» — немеркнущий и незаходящий свет Солнца Правды — Господа нашего Иисуса Христа.

«Слава Тебе, показавшему нам свет!»

Пропустим немного ход службы: на утрене (это уже вторая часть всенощного бдения) во время чтения шестопсалмия в храме тушатся все светильники, зажженные ранее. Как поясняет Типикон, — чтобы молящиеся могли сугубо «руце имуще согбены к персем, главы же преклонены и очи имуще долу, сердечныма очима зряще к востоком, молящеся о гресех наших, поминающе смерть и будущую муку и жизнь вечную» послушать псалмы «покаяния бо исполнены суть и умиления». В храме при этом темно, и никто из молящихся не видит лиц друг друга, все внемлют лишь себе и молитвенно соединяются с Богом.

Во время шестопсалмия священник тихо читает 12 утренних молитв.

«От ночи с рассвета стремится дух наш к Тебе, Боже, — говорится в 3‑й молитве, — ибо свет — повеления Твои. Научи нас, Боже, правде Твоей, заповедям Твоим и уставам Твоим, просвети очи ума нашего, да не уснем в грехах сном смертным. Отгони всякий мрак от сердец наших, яви нам Солнце правды и в безопасности жизнь нашу сохрани печатью Святого Твоего Духа. Направь стопы наши на путь мира, дай нам встретить утро и день в радости, чтобы возносить Тебе утренние молитвы».

А в конце утрени услышим, как священник в алтаре, воздев руки вверх, после проведенной в молитве и славословиях ночи возглашает: «Слава Тебе, показавшему нам свет!» Как раз ко времени произнесения этого возгласа начинался рассвет, небо на востоке светлело и появлялись первые лучи солнца — сначала нежно розовая, а потом золотая полоска света. Они проникали в окна алтаря и осеняли престол. Это всегда было одним из самых ярких и запоминающихся моментов православного богослужения.

В торжественном пении хором Великого славословия тема света продолжает раскрываться: «яко у Тебе источник живота, во свете Твоем узрим свет. Пробави милость Твою ведущим Тя». Этот гимн исполнен хвалебных, благодарственных и умилительных песнопений Пресвятой Троице. Он гораздо длиннее и полнее вечернего гимна «Свете Тихий» и выражает те чувства, которые возникают у человека при встрече утренней зари и созерцании Бога как несозданного Света.

На службе Богу от заката до рассвета

Большинство людей, конечно, удивляет, как же могла служба всенощного бдения длиться так долго, от заката до рассвета. На вечерне после чтения кафизм предлагалось назидательное чтение из сочинений святых отцов Церкви. Далее, по окончании вечерни, было положено чтение из Деяний и Посланий святых Апостолов или Откровения Иоанна Богослова. Поэтому и на литии было установлено благословение хлебов для подкрепления сил молящихся «причащения ради Пречистыx Христовых Таин» (из Типикона). Ведь в тот вечер в монастырях уже никто не смеет больше ничего вкушать.

Далее на утрени после тропарей «по непорочных» предлагалось назидательное чтение, такое как, например, толкование на Новый Завет святителя Иоанна Златоуста или блаженного Феофилакта Болгарского, сочинения святого преподобного Ефрема Сирина, либо читались главы из «Лествицы», «Лавсаика» или житие празднуемого святого. Кроме того, на утрени после 3-й и 6‑й песни канона, а также в самом конце этой службы по Типикону полагалось душеполезное чтение: например, из Синаксария — сборника из писаний святых отцов или церковных преданий. Все это в совокупности и определяло продолжительность службы Всенощного бдения до утра.

И сейчас в некоторых монастырях, например на Валааме, Афоне и подворье Афонского монастыря в Москве, совершают именно такую полную торжественную службу по Типикону в течение всей ночи. В приходской практике многое из Устава опускается, снисходя к немощи мирян, и служба всенощного бдения длится всего около трех часов.

Конечно, сегодня мир живет по своему, единому времени, но, приходя в храм, в это Царство Божие на земле, нужно постараться отложить «всякое житейское попечение» и войти в особый, богослужебный строй времяисчисления. И тогда, подобно послам святого равноапостольного князя Владимира, мы сможем воскликнуть: «Мы не знали, где мы находились — на небе или на земле. Мы не можем описать это тебе, но одно только мы знаем точно, что Бог живет там среди людей».

Екатерина Семенова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.