Главная > Без рубрики > Вышла в свет публикация о поездке сотрудников газеты «Ведомости Нижегородской митрополии» к месту подвига преподобномученицы Марфы (Тестовой)
11:37, 25 сентября 2015

Вышла в свет публикация о поездке сотрудников газеты «Ведомости Нижегородской митрополии» к месту подвига преподобномученицы Марфы (Тестовой)

Журналисты нашей газеты и инициативная группа нижегородцев совершили миссионерскую поездку в село Развилье Борского городского округа. Мероприятие состоялось в рамках проекта «Чьими молитвами живы: вернуть память святых земляков» — победителя грантового конкурса «Православная инициатива — 2015». Проект посвящен людям, пострадавшим в годы гонений за веру Христову на Нижегородской земле и прославленным в лике святых. На этот раз журналисты рассказали сельчанам о монахине Дивеевской обители преподобномученице Марфе (Тестовой).

И вот он, развильевский храм. Вместо крыши — синее небо (поскольку крыши просто нет и Бог послал хорошей погоды). Старый бетонный пол, из трещин одуванчики выглядывают, цветы полевые, а в алтаре — клумба обложена кирпичом… Иконостаса-то нет, и ее прекрасно видно. Вообще цветов в алтарной части развильской церкви, освященной когда-то в честь преподобного Симеона Столпника, множество.

Это не потому, что престольный праздник и приехали гости (а прибыли мы именно 14 сентября). Нарциссы, пионы, тюльпаны, а потом астры и гладиолусы в полуразрушенный храм несут весь теплый сезон. Иконы на стенах в том месте, где должен быть иконостас, в большинстве простенькие — бумажные репродукции. Богородица «Казанская», «Умиление»… Пусть ни крыши, ни окон, но чисто и уютно здесь. Видна людская забота.

Служение Богу через ближнего

В развильском храме сошлись пути журналистов и миссионерской группы, помогающей возрождению приходов. Миссионеры, прихожане нижегородских церквей, возглавляемые Ириной Беспаловой, уже много лет сподвигают людей на восстановление храмов в разных населенных пунктах епархии: от Нижнего Новгорода до самых отдаленных точек. Благодаря их молитвам и активным действиям (проведению встреч с жителями, организации крестных ходов, молебнов и других богослужений) жители городов и сел начинают усерднее заниматься возрождением, и храмы встают иногда буквально из руин.

— Это наша первая поездка на Бор. В основном мы посещаем недействующие храмы Дальнеконстантиновского и Арзамасского районов, — рассказывает Ирина Беспалова. — А задача-то наша — расшевелить людей, подвести их к созданию прихода. В целом что такое миссионерство? Это служение Богу через ближнего своего.

В возрождающемся сейчас в честь святого Симеона храме в годы репрессий, после закрытия Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря, подвизалась одна из его насельниц — инокиня Марфа (Тестова). В 2000 году она была прославлена как преподобномученица. Поэтому на встречу в Развилье приехали и монахини Дивеевской обители.

Крест над колокольней

Сверху на того, кто вошел в храм Симеона Столпника, смотрят березки. Они растут на старинной кирпичной кладке по периметру здания, обрамляют его небесный купол. Когда-то эта церковь была нарядной, а Развилье считалось довольно большим селом. Известно, что в 1859 году здесь было 38 дворов и 223 человека мужского пола. К приходу относилось еще 10 деревень.

Церковь была построена в 1763 году, тогда она была деревянной. Помимо главного престола в честь святого Симеона когда-то освятили и придел во имя святителя Тихона Амафунтского. В 1847 году усердием прихожан храм был обновлен, поставлен на каменный фундамент. Церковь же из красного кирпича появилась в селе в 1904 году. Средства на строительство пожертвовал нижегородский мещанин Алексей Сергеевич Матвеев.

После революции храм в Развилье был закрыт. Сейчас он восстанавливается, но с большим трудом. Потому что средств, которые могут выделить местные жители — коренные и дачники, катастрофически не хватает. Развилье теперь практически дачная деревня. Людей, остающихся зимовать здесь, очень мало.

Переломный момент в судьбе храма наступил, когда в селе появился новый дачник — нижегородец Игорь Логинов. Человек верующий, он не мог равнодушно смотреть на разрушающуюся святыню. Попросил благословение у духовника, засучил рукава и начал приводить церковь в порядок. Вместе с односельчанами — теми, для кого слово Бог значит многое. Вывезли горы мусора, вырубили деревья. Игорь вместе с помощниками возвели купол над колокольней, установили крест.

— Нас, собственно говоря, батюшка мой нижегородский сориентировал: он родом из этих мест, — рассказывает Игорь Логинов. — Сказал, что здесь святой родник есть. Мы стали его искать, а нашли церковь. Не должно же ей в руинах стоять. Всем селом стали обихаживать.

— А я дом в Развилье купил несколько лет назад, прямо рядом с церковью, — рассказывает Виктор Русейкин. — Так Господь привел. Ведь много претендентов было, но дом именно мне достался. А потом уже выяснилось, что в нем жил главный злодей, который разрушал храм. Мне, видимо, судил Бог восстанавливать.

Часть жителей села Развилье, как оказалось, знала, что в их приходской церкви подвизалась когда-то женщина, прославленная в лике святых. Эти сведения нашел Игорь Логинов, когда начал заниматься восстановлением храма. Но были и другие источники информации.

— Я еще маленькой слышала, что здесь трудились монахини незадолго до закрытия церкви, — вспоминает женщина, которая попросила назвать себя просто рабой Божией Ниной. — Рассказывали об этом бабушки, наши жительницы: они тогда, в тридцатых годах, еще ходили в церковь. Помнили многое. А уже потом, как начали здесь восстанавливать храм, стали говорить, что одна из этих монахинь святая. Я молюсь Марфе (Тестовой). Всегда молюсь — и дома, и в церкви. У нас же здесь литургия-то не служится, только молебны. И сами мы, прихожане, по воскресеньям и праздникам тоже собираемся, когда батюшка приехать не может. У него заботы не об одном нашем храме — есть другие.

Однако некоторые из жителей соседних деревень о преподобномученице Марфе до приезда миссионеров ничего не слышали.

— Не знал я, что здесь святая была, — говорит Иван Костин. — Любопытно, любопытно. Даже умом этого сразу не охватишь. Наши предки ведь ее видели. Может, разговаривали с ней. Вот по этому самому полу она ходила…

В престольный праздник

Наша встреча с прихожанами церкви в честь преподобного Симеона Столпника состоялась в престольный праздник, выпавший на будний день. Но, несмотря на это, людей собралось множество.

В храме под открытым небом протоиерей Георгий Клинов, клирик Борского благочиния, отслужил водосвятный молебен с акафистом преподобному Симеону Столпнику и заупокойную литию, на которой помянули всех священников и мирян (известных и тех, чьи имена в забвении), служивших и трудившихся в церкви села Развилье. А затем состоялся крестный ход вокруг храма.

Журналисты «Ведомостей митрополии» побеседовали с сельчанами о подвиге новомучеников, о необходимости увековечения их памяти, рассказали о проекте «Чьими молитвами живы». Монахини из Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря познакомили с житием преподобномученицы Марфы и преподнесли в дар приходу ее образ и икону Собора Дивеевских святых. Все присутствующие получили маленькие иконки преподобного Серафима Саровского, преподобномученицы Марфы, а еще — просфоры и дивеевские сухарики, освященные в чугунке батюшки Серафима.

Миссионеры тоже приехали не с пустыми руками. Они привезли стенд с информацией об истории храма и табличку, которую сразу же прикрепили на здание. На ней — название церкви и основные вехи ее истории. Людям, которые собрались со всех десяти населенных пунктов, входящих в приход развильской церкви, раздали православную литературу, изданную в Нижегородской епархии. В том числе и брошюру с житием преподобно­мученицы Марфы (Тестовой). Нижегородцы подарили приходу иконы преподобного Симеона Столпника, святителя Тихона Амафунтского и преподобномученицы Марфы. Еще один дар — две книги Нового Завета. А Игорю Логинову, старосте церкви, Ирина Беспалова вручила брелок для ключей в виде четок, выполненный ею собственноручно.

— Для храма, — сказала она, отдавая подарок, и люди зааплодировали.

Ирина Алексеевна привезла прихожанам копии документов, касающихся Развильской церкви, найденные ею в нижегородском архиве. В их числе — описи церковного имущества. Кроме того, она подготовила список священников и мирян, служивших в храме с 1830 по 1914 годы.

— Пока шла служба, я все повторяла: «Батюшка Серафим, помоги им с крышей. Помоги, преподобный!» — призналась потом Ирина Алексеевна. — В недействующих храмах мне всегда очень грустно.

На встрече присутствовал и протоиерей Евгений Юшков, бывший в то время, когда в России начала возрождаться духовная жизнь, благочинным Борского округа. Батюшка рассказал, как много лет назад в Развилье люди собирались и обсуждали пути возрождения храма. Но семена, брошенные тогда, дали всходы только сейчас. Кроме того, отец Евгений, профессинальный художник, преподнес в дар Дивеевской обители одну из написанных им картин и свою книгу «Глас хвалы».

На прощание миссионеры, монахини и журналисты услышали от местных жителей много добрых слов.

— Да, всколыхнули… — сказала женщина, — Господь ведает. Только молиться надо. Усердно молиться преподобному Симеону, святителю Тихону, батюшке Серафиму и преподобномученице Марфе. Всем, всем святым!

Уже играет солнце на золотом куполе над колокольней. Издалека видно. И если будет на то воля Божия, обязательно засияет этот храм во всем своем великолепии.

Надежда Муравьева

Справка:

Публикация создана в рамках проекта «Чьими молитвами живы: вернуть память святых земляков», реализуемого нашей редакцией и получившего поддержку конкурса «Православная инициатива». Приглашаем к сотрудничеству и вас, дорогие читатели! Если в вашей семье сохранились документы или воспоминания о новомучениках земли Нижегородской, сообщите о них в редакцию.

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.