Главная > След истории > За помощью — в ООН
«Ведомости Нижегородской митрополии» 23 (155) 17:27, 6 декабря 2018

За помощью — в ООН

Протоиерей Димитрий Дудко

Протоиерей Димитрий Дудко

Мы завершаем публикацию фрагментов работы первого проректора Нижегородской духовной семинарии протоиерея Александра Мякинина о борьбе верующих нашей области за открытие приходов в советское время. Сегодня рассказ о том, как в середине 1960‑х годов в Горьком возникло достаточно мощное движение верующих за открытие в городе еще одного православного храма, что вызвало у властей серьезное беспокойство.

Организаторами движения были молодые православные активисты, стремившиеся к оживлению приходской жизни и объединению ревностных верующих для совместной миссионерской деятельности. Инициативная группа состояла из нескольких семей, которые регулярно посещали храм, устраи­вали на квартирах рождественские елки для своих детей, вместе отдыхали летом, помогали друг другу в сложных обстоятельствах, словом, жили полнокровной общинной жизнью. Здесь распространялась самиздатовская православная литература, перепечатки с дореволюционных изданий, детская Библия, отмечались диссидентские настроения и зрели планы правозащитного характера. Инициаторы поддерживали связь с протоиереем Димитрием Дудко и другими московскими православными активистами.

Ходатайства об открытии в городе храма, с тысячами подписей горьковчан, направлялись в разные инстанции, вплоть до международных организаций. О движении православных города Горького узнали на Западе, и это вызвало там определенный резонанс. Властям пришлось принимать срочные меры, подключать к работе КГБ, партийные отделы по пропаганде и агитации, органы печати, местные рай(гор)исполкомы.

Развитие событий, связанных с этим движением, и деятельность участников лучше всего можно проследить непосредственно по сохранившимся в архиве уполномоченного по делам религии документам того времени. В августе 1968 года православные верующие города Горького послали письмо главе государства Леониду Брежневу. В нем, в частности, отмечалось:

«Будучи вынуждены неправильными действиями руководителей местных и некоторых центральных органов обратиться к Вам, просим Вас рассмот­реть наши претензии к ним и разрешить вопрос по существу. Дело в том, что верующие граждане города Горького, насчитывающего свыше 1,2 млн жителей, среди которых имеются десятки тысяч православных, обратились в августе-сентябре месяце 1967 года в райсоветы города с просьбой об открытии одного храма, достаточно должной вместимостью из числа тех, здания которых до настоящего времени используются не по прямому назначению, дополнительно к действующим трем, расположенным в бывших сельских местностях, включенным позднее в черту большого города Горького. При этом ни в Канавинском, ни в Автозаводском, ни в Сормовском районах города нет действующих церквей.

На подобные просьбы-ходатайства ни один райисполком не давал никакого решения, и лишь по истечении полутора-двух месяцев при личной беседе с заместителем председателя райисполкома верующие узнали мнение последних, что трех церквей вполне достаточно для города…

4 апреля 1968 года группа верующих обратилась с этим вопросом письмом в Президиум Верховного Совета СССР, с описанием действий упомянутых выше органов. Это письмо пошло обратным ходом через Совет по делам религий в Горьковский облисполком 29.04.68 г., который до сих пор не счел нужным дать какой-либо ответ по существу».

Затем инициативной группой и другими верующими, поставившими свои подписи под ходатайствами, было принято решение обратиться к международным организациям, предварительно предупредив власти об этом шаге. В сентябре 1968 года Брежневу, Подгорному (председатель Президиума Верховного Совета СССР. — Ред.) и Косыгину (председатель Совета министров СССР. — Ред.) было адресовано письмо, в котором говорилось, что верующие вынуждены обратиться к Генеральному секретарю ВСЦ (Всемирный Совет Церквей) и Генеральному секретарю ООН, так как найти выход из создавшегося замкнутого круга не представляется возможным.

Несмотря на слежку, устроен­ную КГБ за инициаторами ходатайств, им удалось через посольство одной из западных стран в Москве передать письма, адресованные в ООН и ВСЦ, в которых обстоятельно описывались все трудности, переживаемые верующими, ходатайствующими об открытии храма. Их прошения дошли до международных организаций и, хотя открыть еще один храм в Горьком тогда не удалось, все-таки дали возможность за границей утверждать о дискриминации верующих в СССР.

А поток писем, адресованных руководителям разного ранга, не прекращался до начала 90-х годов, когда начался процесс передачи Церкви поруганных и оскверненных храмов. Все эти годы за инициативной группой православных и всеми, кто как-то были с ней связаны, зорко следили органы КГБ и время от времени принимали к ним меры воздействия.

Многие из тех, кто входил тогда в группу православных активистов и стойко переносил все притеснения, насмешки, оскорбления, в последующие годы приняли священный сан. Их дети, проводившие время в «катакомбном» православном лагере и участвовавшие в рождественских елках и пасхальных праздниках на дому, также остались в Церкви: кто-то стал священником, кто-то поет на клиросе, кто-то просто остается благочестивым мирянином и водит своих детей в свободно уже существующую воскресную школу при храме.

Сам факт возникновения такого движения, во главе которого стояли молодые люди, родившиеся и выросшие при советской власти, свидетельствовал о провале в конечном итоге атеистических планов государства. Коммунистическая риторика все более вызывала у людей реакцию отторжения. Поиски смысла жизни и истинной духовной пищи приводили вчерашних комсомольцев в ограду Церкви.

Подготовила Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.