Главная > Время созидать > Знак примиренья — Божий храм
«Ведомости Нижегородской митрополии» 13 (121) 16:37, 13 июля 2017

Знак примиренья — Божий храм

— Вы знаете, я ведь никогда не был здесь, внутри… — Александр Алексеечев стоит, запрокинув голову, наверное, не может оторвать взгляд от того яркого луча, что пробился через разбитое окно наверху. — Ведь хоть и городской, а все детство, считай, тут прошло, у бабушки. И на каникулы приезжал, и так много лет… А тут ни разу не был. Деревьями же все вокруг заросло, крапивой. Уф, даже дрожь какая-то… То ли от холода, то ли… Гос­поди, что с храмом-то сделали!

Березовая поросль на крыше, ни дверей, ни окон, ни пола, внутри — разруха, надписи на стенах — такой он теперь, некогда прекрасный, Троицкий храм в Большой Пице. И мы, группа миссионеров, приехали в село, чтобы попытаться ему помочь.

А на Троицу все равно гуляли!

Людям на Нижегородчине больше известно другое село — Малая Пица. Там сейчас возрождается обитель в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость». Но и эта Пица — Большая — тоже связана с тем самым Скорбященским монастырем. Именно здесь, собственно, он и появился. Только об этом в селе до нашего приезда мало кто знал. А некоторые даже и не ведали, что храм-то в селе был Троицкий. Хотя первую церковь, еще деревянную, освятили когда-то в честь Архангела Михаила.

— У нас ведь престольный праздник — Михайлов день, — рассказывает жительница села Галина Николаевна Пичурова. — Да еще на Троицу всегда широко гуляли.

— Даже в советское время? — уточняю.

— Конечно, — баба Галя недоуменно вскидывает глаза. — Помню, у нас тут танцы вечером, и председатель колхоза идет. «Вот, говорит, как хорошо мои девки пляшут». Нет, никто не запрещал. Ах, вон почему у нас так-то повелось! Церковь — в честь Михаила Архангела да Троицы…

Другая баба Галя, Галина Михайловна Дубинина, тоже старожил в Большой Пице. Лет ей уже много, и помнит старушка, как девочкой еще ходила с родными в храм молиться.

— Придешь, радостно как-то делается, — вспоминает она. — Вот только уж не помню ни икон, ни какого цвета стены были. Одно только знаю, хорошо там было.

— Мы здесь дачу купили четыре года назад, — рассказывают Владимир и Раи­са Симоновы. — Вон наш дом, рядом с церковью живем. Но приезжаем сюда давно. На наших глазах она в такое вот состояние пришла. Раньше-то в одной половине совхоз зерно хранил, а в другой был клуб, кино показывали. Поэтому присмотр был за зданием. А когда склад убрали и клуб закрыли, оно разрушаться стало. И, надо сказать, «добрые» люди помогли. Доски тащить стали, пока никто не видит, кирпич… И вот теперь имеем то, что имеем. А кладка крепкая, хорошая. Церковь, если о ней позаботиться, и еще сто лет простоит, ничего ей не будет.

Вера Константиновна Пичурова, как большинство теперешних жителей Большой Пицы, — дачница. Живет в родном селе только пока тепло и в огороде что-то зреет. Но она одна из немногих, знающих что-то об истории храма и о том, что здесь появился когда-то монастырь.

— Мне однажды попалась статья в какой-то газете или журнале, я ее скопировала и сохранила, — рассказывает женщина. — А вообще, как было бы прекрасно, если бы отреставрировали церковь! Это такое украшение села! Но не это, конечно, главное. Люди бы туда ходить стали, души свои в порядок приводить.

— А есть ли кому ходить? — спрашиваю жителей. — Как я понимаю, село хоть и называется Большой Пицей, на самом деле невелико.

— Что вы, ходить бы стали, — уверенно отвечает Вера Тимофеевна Вышеславская. — А село, действительно, раньше очень большое было, теперь же всего несколько семей на зиму остается. Зато летом народу очень много. Дети, взрослые… Дачники не дают деревне исчезнуть.

Да, такие дачники не дадут. Вере Тимофеевне за восемьдесят, а она собственноручно крышу латает. За этим занятием мы ее застали, когда перед отъездом решили пройтись по селу. Тоже дачница. Тоже в преклонных годах на родной земле обосновалась. Хотя внешний вид выдает городскую — она в яркой красной шляпке, солнцезащитных очках, даже бусы на шее.

— Это очень хорошее дело — открыть у нас церковь, — говорит она. — Думаю, и из окрестных деревень люди будут сюда приезжать.

Молитва и песня

Как только мы, участники миссионерской поездки, остановились у храма, сразу принялись за уборку территории. Спасибо Дальнеконстантиновскому благочинию, накануне пригнали трактор, он объехал вокруг храма, чтобы можно было пройти крестным ходом. Если бы не эта техника, не то что попасть внутрь, подойти к стенам было бы проблематично — заросли кругом.

Миссионеры под руководством Ирины Беспаловой — люди бывалые. Они уже больше 20 лет ездят по Нижнему Новгороду и области: устраивают встречи с жителями, зовут батюшек служить молебны, организуют крестные ходы и даже приходы. В результате храмы иногда встают буквально из руин.

И мы, журналисты «Ведомостей Нижегородской митрополии», влились в ряды миссионеров. Надели рабочие перчатки, в руки — садовую пилу, и вперед. Благообразили территорию возле Троицкой церкви. Так приятно было, что и местные жители в стороне не остались. И наш водитель (он просто водитель, не участник группы) Володя Гусаров собственноручно рыл яму и месил цемент, чтобы установить поклонный крест с памятной табличкой. На ней указано, что в этом селе по благословению преподобного Серафима Саровского был основан монастырь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

А Владимир Симонов стремянку принес, шуруповерт. Долго мучился, чтобы прикрепить на стене стенд, рассказывающий об истории храма, и памятную табличку с его названием. Немудрено, кладка старинная, крепкая.

Как раз когда мы закончили работу, приехал отец Антоний Требухин, клирик Казанского храма села Румянцева. Народу уже довольно собралось, сарафанное радио на селе хорошо работает. Ирина Алексеевна Беспалова рассказала об истории храма и монастыря, батюшка отслужил водосвятный молебен, а потом мы все вместе крестным ходом пошли вокруг храма. С молитвой, с хоругвями.

После отец Антоний произнес проповедь. А потом… песню спел. Этого ну никак ни мы, ни жители не ожидали. Голос у него оказался удивительный. Слушали все, затаив дыхание. Немного необычно, когда священник в облачении поет на фоне поруганного храма… А песня! «Русь называют святою…» В ней есть такие слова: «И между небом и землею в знак примиренья — белый храм». Все-таки не зря так называют Русь, она — святая. Пережившая революцию, сохранившая веру.

Затем перед жителями и я выступила. Рассказала о нашем проекте «Унесенные революцией. Столетие с начала гонений на веру», который реализует редакция. Он получил поддержку международного конкурса «Православная инициатива 2016–2017». В рамках проекта — публикации, встречи со школьниками, студентами, прихожанами храмов, семинары, круглые столы, миссионерские поездки… Мы подарили жителям православную литературу — издания просветительского центра «Глагол», куда входит наша газета.

И чувствовалось, как все это людям надо: и молебен, и крестный ход, и иконы, большие и маленькие, которые Ирина Алексеевна и ее миссионеры раздавали, и освященное масло, и наши газеты и журналы. Брали, благодарили, спрашивали, что им делать дальше, чтобы храм поднять. Видно, всколыхнула эта встреча что-то в сердцах, призадумались. А говорят, есть забота, будет и работа. Бог даст, возродится в Большой Пице Троицкий храм.

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.