Главная > Статьи > «Доступно для широкого понимания»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 1 (109) 18:27, 12 января 2017

«Доступно для широкого понимания»

001-13-01-109Однажды мне довелось беседовать с одним молодым искателем смысла жизни — назовем его Андреем, — который попутно пенял на сложность церковного языка и труды святых отцов, не способные, по причине их непонятности, помочь ему в этом вопросе. Юноша говорил, что ему проще воспринять информацию, пересказанную бытовым языком, неже­ли углубляться в текст Библии. То ли дело современная «психологическая» литература: все доступно изложено, как правильно жить человеку. Я познакомился с изданиями, которые Андрей упомянул в качестве положительного образца, и наш разговор продолжился.

Итак, творения богословов казались моему собеседнику недоступными для понимания, а язык изложения — переполненным странными словами, и «вообще там было много лишнего». Литература, упомянутая Андреем, напротив, была насыщена простыми советами: «верь в добро», «мысли позитивно», «не впускай негатив», «думай о хорошем», ну и, конечно же, «не желай никому зла». Андрея привлекали псевдоинтеллектуальные рассуждения, сдобренные описанием оккультно-магических манипуляций. Некоторые понятия в них были позаимствованы из Священного Писания, правда, без ссылок на него, и весьма искажены.

Кто же так отпугнул Андрея: Иоанн Златоуст, Василий Великий или Ефрем Сирин? Оказалось все просто: юноша никогда не держал в руках книг этих авторов. А его убеждение о непонятности и сложности богословского языка сформировалось под влиянием третьих лиц. Тем не менее проблема смысла жизни продолжала волновать его. Казалось бы, ответ на вопрос об истинной цели человека очевиден: если веруешь в бессмертие души, она отличается от той, которую пытается достичь тот, кто считает, что со смертью тела прекращается всякое бытие.

Кстати, в рекомендованных Андреем книгах я не нашел ничего о том, что такое «грех». Были упоминания об ошибках, которые, как представлялось, «влияют» на здоровье, взаимоотношения с людьми или будущее, но это далеко отстояло от православного понимания природы греха. Грех, огрех, промах — проще обозначить, наверное, уже невозможно. Бог предложил человеку определенные параметры для жизни. Он предупредил, что за ошибку, промах, непопадание в цель, непопадание в эти параметры, а то и умышленное их нарушение человека ждет беда. Не просто неприятности, а смерть. В самом примитивном ее понимании. Что тут непонятного?

Некоторые авторы, упомянутые Андреем,  рассуждали о бытии как цикле разных жизней. Мол, если что-то сейчас у вас происходит (катаклизмы местного значения, особые проблемы), то, видимо, в прошлой жизни с вами было что-то не так. Для решения задачи по корректировке судьбы предлагались советы, отдаленно напоминающие библейские заповеди. Чтобы из правильного поведения человек извлек практическую пользу для успешной жизни.

О Боге в подобного рода литературе упоминалось, только Ему отводилась роль служебной силы для достижения той или иной цели человека. И назывался Он как угодно: Вселенским разумом, Высшими силами, Абсолютом… Лишив Его конкретного имени, вытеснив на периферию своего сознания, можно было прекрасно обходиться без Него.

Я обратил внимание Андрея на то, что в книгах, которые ему нравились, не меньше непонятных ему терминов и слов, однако его это не смущает. Он призадумался. Тогда я предложил честно ответить самому себе, почему те книги для него привлекательны, а религиозные скучны. Почитал выдержки из святых отцов, заметив, что все, чему они учат, сопряжено с неимоверными усилиями. Как телесными, так и душевными. И что процесс освоения духовных советов может растянуться на годы и десятилетия.

Андрей увидел большую разницу в конечных результатах. Все доступные книжки были ориентированы на достижение земного благополучия. И не где-то и когда-то, а здесь — на земле и при жизни. Благополучие. Кто ж его не хочет, спросите вы. Вот тут и кроются вопрос и ответ. Какой ценой достигается оно здесь, при жизни? В доступных для понимания книгах цена указана, и средства конкретные. И, как правило, они оправдывают цели. А как иначе? В противном случае книга не найдет спроса. Только в религиозной литературе вопрос простирается за пределы, недоступные разуму — в религиозную зону: а какую цену даст человек за выкуп своей души, если она была заложницей стремления к земному благополучию?

Мой собеседник расстался со мной, бравируя интеллектом, но не смог скрыть озабоченности тем, что «пазлы» не совпали в его представлении о цели жизни. Вопрос о том, зачем тогда понадобилось Боговоплощение, если человек может исправить свои ошибки в будущей жизни, вызвал у него легкий ступор. И уж совсем повергло его в замешательство, когда я сказал, что, читая ту или иную книгу, мы входим в реальное духовное общение с автором. И если мне непонятно (читая, например, творения Ефрема Сирина), я могу попросить молитвенной помощи этого человека, чтобы Господь просветил меня. Обещав подумать над моими словами, Андрей попрощался.

Протоиерей Сергий Муратов, член Союза писателей России

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.