Нижнему Новгороду 800 лет


Главная > Подвиг веры > Еще свежи воспоминанья
«Ведомости Нижегородской митрополии» 16 (214) 17:29, 27 августа 2021

Еще свежи воспоминанья

По следам репрессированных братьев-священников Шевлягиных
«На общую память о служении в Сосновском. Снимок 7.IV.35 в моем саду.
Благочинный протоиерей Димитрий Шевлягин».

Эта подпись, сделанная отцом Димитрием, отсылает нас в 1935 год. В тот день, на Благовещение Пресвятой Богородицы, священник Димитрий Павлович Шевлягин и диаконы Николай Дмитриевич Дроздов (справа) и Константин Александрович Тихменев (слева) отдыхают в саду семьи Шевлягиных. Через два года отец Димитрий и протодиакон Константин будут расстреляны. Диакон Николай Дроздов будет арестован, потом отпущен. Его земной путь завершится в марте 1942 года

На стене сосновского храма в честь Спаса Нерукотворного — мемориальная плита, на ней — имена священников Димитрия и Алексия Шевлягиных, родившихся в селе Смирнове Дивеевского района на рубеже ХIХ–ХХ веков в священнической семье, служивших на сосновской земле и отдавших жизни за веру. Спасский храм в рабочем поселке Сосновском и храм в честь Владимирской иконы Божией Матери в селе Сурулове стали последним местом их служения. Мы разыскали потомков этой семьи.

В Смирново мы приехали субботним утром, и первое, что попалось нам на глаза, — недействующая ветряная мельница, заброшенная в советские годы. Проезжаем дальше и видим небольшой действующий храм-часовню, а рядом миниатюрный памятник погибшим вои­нам. Над синим куполом поблескивает на солнце позолоченный крест. Храм освящен в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. На мемориальных плитах памятника высечены фамилии погибших жителей села: Шакины, Санкины, Шевлягины. Их потомки до сих пор живут в Смирнове.

Имена священников Димитрия и Алексия Шевлягиных высечены на мемориальной плите, установленной на стене храма в честь Нерукотворного Образа Спаса

На окраине села одиноко стоит колокольня. Ветхий деревянный остов — все, что осталось от Благовещенского храма, построенного в 1731 году. Рядом с руинами — стенд, рассказывающий о народной святыне. Ее история завершилась в ноябре 1938 года, когда в церкви прошло последнее богослужение и венчание молодой пары. Их имена сохранились — Николай и Татьяна Кузьмичевы. После этого храм закрыли, а священник уехал ночью в неизвестном направлении.

Отыскать деревянный дом, где жили потомки многодетной семьи Шевлягиных, оказалось несложно. Его нам показала местная жительница Валентина Каганова, муж которой Алексей приходится Дмитрию и Алексею Шевлягиным внучатым племянником. Сейчас здесь размещен скит одного из женских монастырей Республики Мордовии. Хозяев в доме не оказалось, но Валентина показала нам их обустроенное жилище со множеством икон и духовной литературы. Бродя по пустынным комнатам, мы смотрели на лики святых, и казалось, жизнь священнической семьи не оборвалась, а продолжает теплиться.

В семье Павла Дмитриевича и Любови Ивановны Шевлягиных было 11 детей: Дмитрий, Алексей, Александра, Владимир, Николай, Мария, Иван, Анна, Леонид, Татьяна, Клавдия. Старший сын  окончил Нижегородскую духовную семинарию и после рукоположения в сан священника, в июне 1916 года, вместе с женой Евгенией Александровной приехал в Сурулово, где стал настоятелем храма в честь Владимирской иконы Божией Матери. Ему было 24 года. В марте 1917 года у них родился сын Вячеслав, а в 1919 году — Александр. С 1925 года отец Димитрий служил в Сосновском, в храме в честь Нерукотворного образа Спасителя, а его место настоятеля Владимирского храма занял его брат Алексей. В 1937 году батюшку арестовали по обвинению в контрреволюционной агитации, а 8 сентября, в престольный праздник Владимирского храма, расстреляли. Ему было 44 года.

Старейшая жительница рабочего поселка Сосновское Мария Михайловна Сорокина в своих воспоминаниях записала: «В школьные годы моей лучшей подругой была Любаша Шевлягина, младшая дочь батюшки. У Любы было два брата, Слава и Саша, и старшая сестра Маргарита. Я любила приходить в дом Шевлягиных, где царила добрая и спокойная атмосфера. Здесь постоянно были слышны звуки музыкальных инструментов, особенно детям нравилась гитара. Я всегда тянулась в это уютное, доброе место, где все было искренне и просто. Их небольшой деревянный дом до сих пор стоит на улице Краснофлотской. Духовная, благородная и удивительно музыкальная семья Шевлягиных берегла православные русские традиции и память о своих предках. В 1937 году этой глубоко верующей семье довелось пройти через страшные испытания. Люба училась в пятом классе, когда арестовали ее отца. Большая трагедия не только для их семьи, но и для всех, кто знал и уважал Шевлягиных. Вскоре осиротевшая семья переехала в Горький. Дети невинно репрессированного священника стали достойными и порядочными людьми».

После перевода в 1925 году отца Димит­рия в Сосновское настоятелем храма в Сурулове стал его родной брат — священник Алексий Шевлягин. Он был на шесть лет моложе Дмитрия, родился 30 января 1898 года. В год революции ему, ученику Нижегородской духовной семинарии, было 19 лет. Октябрьский переворот прер­вал учебу. Но своего решения служить Богу, несмотря на гонения на верующих, Алексей не изменил, и в начале 1920‑х годов его рукоположили в сан священника. В Сурулове он служил около трех лет.

Арестовали его еще раньше брата, 5 июля 1928 года, а спустя четыре месяца приговорили к трем годам ссылки в Казахстан. Там его здоровье было подорвано, он тяжело болел. После освобождения ему запретили проживать во многих селениях Нижегородского края. А в 1941 году вновь арестовали по доносу. Семейное предание жителя Дивеева Алексея Каганова, внучатого племянника священников, сохранило факт о том, что после ареста отца Алексия его жена долго его разыскивала и обнаружила мертвым в вагоне поезда в Чебоксарах. Арестованного батюшку этапировали в Казахстан, однако в пути он сильно заболел и умер.

О горькой судьбе братьев-священников Алексею Каганову рассказала его бабушка Анна Шевлягина, которая приходилась им сестрой. Как реликвия хранится в его семье старинная книга с личной подписью отца Димитрия.

— Историю не переделаешь, но сталинские репрессии — зло, которому нет оправдания, — убежден Алексей Алексеевич. — А нашим детям и внукам необходимо напоминать о том страшном времени, которое выпало на долю недавних предков.

Наша поездка в Смирново в поисках потомков священнической династии стала еще одним вкладом в дело увековечения памяти наших земляков, защищавших православную веру и храмы. Мы покидали село со светлыми чувствами. Было радостно, что Смирново живет. Уютная Благовещенская церковь — видимое свидетельство возрождения здесь духовной жизни.

Марина Бригатова
Фото автора

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.