Главная > Церковь и культура > Есть такое «право» — убивать
«Ведомости Нижегородской митрополии» 10 (208) 19:53, 1 июня 2021

Есть такое «право» — убивать

Закрытый показ художественного фильма «Право выбора»

«Огонь!», «Крик души!», «Жестко, емко, по существу», «Попытка задуматься», «Показывать нужно и важно!» Такие отзывы пишут те, кто уже посмотрел фильм московского режиссера Елены Пискаревой «Право выбора». 20 мая эту картину, посвященную проблеме абортов, показали в нижегородском кинотеатре «Электрон». На закрытом просмотре собрались представители региональной власти, Нижегородской епархии, руководители и студенты вузов и колледжей.

Фильм тяжелый, резкий, прямой. И может ли быть иначе, если показывает он реальные картины абортирования, трагедии женщин, которые согласились на страшный шаг. Беременные и врачи, у которых руки по локоть в крови (один врач за дежурство делает по 5–10 абортов), показаны в состоянии выбора.

Перед показом гости встречи поделились со зрителями своим отношением к проблеме. Викарий Нижегородской епархии епископ Дальнеконстантиновский Филарет в своем выступлении напомнил о высказанной в 2016 го-ду инициативе Святейшего Патриарха Кирилла вывести аборты из системы ОМС и о новой постановке вопроса абортов в его выступлении 18 мая в Госдуме в рамках XXIX Международных образовательных чтений.

— Предстоятель Русской Церкви подчеркнул, что «беременность — это не страховой случай и не ошибка природы», пообещав беременным женщинам, оказавшимся в трудной ситуации, поддержку со стороны Церкви, — напомнил владыка Филарет.

Фильм «Право выбора», по его мнению, не реклама, а осознание ценности человеческой жизни.

В истории отечественного кинематографа «Право выбора» стал первой кинолентой на тему абортов. И что немаловажно, снимался на пожертвования россиян. Главные роли в нем исполнили известные актеры Ирина Пегова, Борис Каморзин, Валентина Ляпина, Ирина Вилкова и другие. Актриса театра и кино Елена Панова, приехавшая на показ в Нижний Новгород, призналась зрителям, что ей до сих пор тяжело смотреть этот фильм. В «Праве выбора», по ее мнению, показано несколько уровней проблемы: системный, государственный, профессиональный, личный — и «зацепить» может любого зрителя.

Как и везде?

Фильм говорит о несовершенстве законодательства, разрешающего аборты без медицинских показаний, несовершенстве государства, их финансирующего, несовершенстве сообщества врачей, которые выполняют «план по абортам» и предпочитают прерывание беременности ее ведению, и несовершенстве самого секулярного общества, в котором нет понятия Бога, моральных принципов и понимания человека как личности, которая формируется еще в утробе матери и получает бессмертную душу в момент зачатия. Христианскую позицию большая часть современного общества считает устаревшим, средневековым взглядом на человека и его организм. Не случайно лозунг «Мое тело — мое дело» привел главного героя фильма, главврача роддома, который ввел трехмесячный мораторий на аборты, на скамью подсудимых. «Меня судили сегодня 10 женщин за то, что я хотел спасти их детей», — резюмирует главврач Олег Волков, который пытается изменить абортивное сознание общества хотя бы на уровне своего роддома, где, как везде в России, делают и аборты.

По количеству абортов Россия остается одним из мировых лидеров. На 100 родов в нашей стране приходится 46 абортов. Ежегодно в стране совершается около полумиллиона официальных абортов и четыре миллиона младенцев абортируются через частные клиники. Россия стала первой в истории страной, легализовавшей аборты чуть больше ста лет назад. Российское законодательство об абортах считается одним из самых либеральных в мире.

Выбивает из зоны комфорта

Некоторые сцены в фильме заставляют содрогнуться. Многие зрители на просмотре не выдерживали, отворачивались. В одном из эпизодов было показано, как происходит препарирование плода человека для получения клеточных культур, которые после обработки в специальных растворах помещаются в крио­пробирки и замораживаются в парах жидкого азота. В боксах, где нерожденных младенцев расчленяют на органы, стоят десятки чемоданов с подписью: «Органы человека»…

—  Мы думали, показывать или нет эту сцену, пока сами не узнали, что существует патент № 2160112, по которому происходит приготовление клеточных трансплантатов из фетальных тканей стволовых клеток абортированных младенцев для дальнейшего их использования в медицине и косметологии, — рассказывает режиссер Елена Пискарева, также приехавшая на показ фильма. — Это реальный документ, и все тексты, которые приведены в этой сцене, — не наши выдумки, не художественная гипербола, а выдержки из этого патента. Как об этом не говорить, если это параллельная реальность? Да, шокирует, выбивает из зоны комфорта, видеть не хочется, но я поняла, что без этого правда будет неполной.  И даже если женщина желает ребенка и ее поддерживают близкие, она может столкнуться с бизнесом, который искусственно ее туда вовлекает. Диагнозы нашиваются, чтобы кто-то делал на наших здоровых нерожденных детях большие деньги. 

В конце встречи собравшимся представили коллектив специалистов Нижегородского кризисного центра «Ярослава» во главе с его генеральным директором Марией Дугиной. Она с 2015 года ведет проекты по предабортному консультированию и комплексной поддержке женщин в Нижегородской области. Благодаря деятельности центра 1314 беременных отказались от аборта.

Нижний Новгород стал 17-м городом, в котором показали «Право выбора». После завершения закрытых показов фильм будет выложен в социальные сети.

Ни одного оправдания

Руководитель направления защиты материнства Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Мария Студеникина присутствовала на показе и рассказала зрителям о том, какую широкую, комплексную помощь может получить любая беременная женщина, независимо от национальности, вероисповедания, наличия документов, если она решилась сохранить жизнь своему ребенку.

— По всей стране в рамках программы «Спаси жизнь» работают 77 приютов для беременных и мам с детьми и 217 центров гуманитарной помощи. Специалисты кризисных центров сопровождают женщину до полной ее социализации. У нас работают психологи, юристы, специалисты по социальной работе. Мы помогаем женщинам получить образование, трудоустроиться, организуем досуг для их старших детей. Готовы ответить на любой вопрос, который беременная выдвигает в качестве основания для аборта. Нет ни одной ситуации, которая послужила бы тому, чтобы убивать своих детей.  Мы — свидетели того чуда, как меняется жизнь женщины, когда она принимает решение в пользу своего ребенка. В нашем центре мы оказывали помощь женщине, которая забеременела от насильника. И она была рада рождению ребенка, который ни в чем не виноват. Аборт наносит психике женщины не меньшую травму, чем изнасилование. 

Люди не хотят жить скучнее и хуже, такова психология общества потребления, частью которого мы являемся. Материальное благо и комфорт ставятся выше человеческой жизни. Многие не хотят услышать и поверить, что жизнь человека начинается не с рождения, а с момента зачатия. Неудобно. Но говорить об этом важно и нужно. И начинать нужно прямо сейчас. Каждому.

Скелеты в наших шкафах

Созданию картины «Право выбора» предшествовал короткометражный фильм Елены Пискаревой 2015 года «Живи», в котором режиссер впервые подняла проблему защиты жизни ребенка до его рождения.

Несколько женщин ждут очереди в палате абортария. Мысли, состояние, разговоры между собой, обстоятельства, толкнувшие на этот шаг. 17-минутная картина получила множество откликов от женщин, столкнувшихся с этой проблемой, и позже дала начало полноценному художественному фильму, в котором проблема абортов раскрывается более широко и рассматривается с разных сторон. В основу сценария нового фильма легли реальные истории женщин, акушеров, врачей, предабортных психологов, рассказанные Елене Пискаревой в письмах и при личных встречах. У всех героев есть реальные прототипы.

— Тема для нашего общества больная, она затрагивает практически каждую семью. По статистике, 80 процентов женщин сделали аборт хотя бы раз в жизни. Это скелет, который есть почти в каждом шкафу. У нас уже пятое поколение систематически делает аборты, — отметила автор картины. — Это первый фильм за 100 лет с момента легализации абортов в России. И меня удивляет тот факт, что до сих пор аборт — это норма, убивать своих детей не преступление, а напротив — право, которое ничем не ограничено.

Аборты совершаются по желанию женщины. Но что стоит за этим правом? Перед написанием сценария и съемочным процессом режиссер тщательно изучила тему, провела журналистские расследования, проверяя каждый факт из рассказов врачей. Изучила законодательство, уголовно-правовой и криминологический аспекты, программы изъятия эмбриональных тканей человека.

— Ранее я не знала, что это работает на самом деле, — говорит Елена. — Но когда прочитала, узнала номера патентов, по которым ведется приготовление клеток из фетальных тканей нерожденных младенцев, все резко изменилось. Право выбора, которым прикрываются и врачи, и женщины, и СМИ, выдвигая его как основную ценность либерального общества, превратилось в право на убийство.

Марина Дружкова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.