Главная > К духовному размышлению > «И блажен раб, егоже обрящет бдяща»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 4 (160) 22:37, 28 февраля 2019

«И блажен раб, егоже обрящет бдяща»

Эту тему, при всей ее важности для каждого, как правило, стараются обходить при разговорах. От нее сознательно убегают, лишь только она проявится хотя бы вскользь, фразой: «Ну, если живы будем…» И лишь иногда обращаются к священнику с вопросом: «А как подготовить старого человека к смерти?»

Занятно, что когда интересуешься у вопрошающего, почему только «старого человека» нужно готовить к смерти, обычно поначалу недоумевают. Потом, за скрытым страхом, начинается словоблудие о том, что все «когда-то» умрем, но хотелось бы пожить, и стоит ли напрягаться раньше времени — «танцуй, пока молодой!»

Да, смерть вызывает страх, его еще называют — животный. От славянского слова «живот» — жизнь. Страх за жизнь (если перевести на русский язык), возникает при одном только упоминании смерти как таковой. Но это нормально. Вы спросите — почему? Да потому, что сама смерть в нашей жизни — явление противоестественное. Бог не сотворял смерти, и человеку свойственно ее бояться. Так откуда же она взялась?

Вот это очень важно понимать, особенно когда речь идет о том, как готовиться к смерти. И возраст человека в этом процессе играет второстепенную роль.

Определимся с настроем

Смерть вошла в нашу жизнь при вполне известных обстоятельствах, которые описываются на первых страницах Библии (Быт 3). Она стала последствием грехопадения наших прародителей, Адама и Евы. При всей неестественности смерти она была попущена Богом, потому что нельзя было допустить, чтобы «зло» стало бессмертным. Зло — это человеческое самочиние, основанное на недоверии к Творцу и усугубленное предательством Его заповеди.

Человек нагловатый обязательно усомнится в справедливости соотношения преступления и наказания. Но дело в том, что не Бог наказал человека, хотя, может быть, и надо бы. Бог не стал препятствовать проявлению злой человеческой воли, причинно-следственной связи между грехом и смертью. Ибо и предупреждал людей об этом (Быт 3:2). Смерть стала необходимостью для ограничения во времени существования испорченной, искаженной грехом природы человека. Более того, Бог пообещал утратившим первобытное, райское состояние людям, что придет время, и спасение от этого станет возможным (Быт 3:15).

К слову, когда пришел Спаситель, Господь Иисус Христос, и Ему предстояло пройти через смерть, Он Свое человеческое нежелание, пусть даже краткое, умирать, послушно подчинил Божественной воле: «И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты» (Мф 26:39).

Итак, мы видим прямую связь возникновения смерти с проявлением человеческой греховности, и в христианском понимании смерть — это явление духовной природы.

Единственный податель жизни — Бог. Он Сама Жизнь. Смерть — это отдаленность от жизни, а значит от Бога. К сожалению, многие этого не осознают и, думая, что живут, по сути являются мертвецами. И наоборот, даже находясь во гробе, своей подлинной жизнью освящают жизнь многих. Достаточно упомянуть имена хотя бы двух-трех святых, чтобы было понятно, о чем идет речь: святители Николай Мирликийский и Спиридон Тримифунтский, преподобный Серафим Саровский…

Возвращаясь к началу нашего разговора о том, как приготовиться к исходу, мы понимаем, что без осмысления своей жизни, насколько она была правильна или же прошла в заблуждении, человеку не подойти к началу покаяния. А покаяние — это тот единственный ключик, который отверзает врата Царства Небесного (Мф 4:17).

Заранее побеспокоимся

Во время богослужения христианам, присутствующим в храме, слышно, как Церковь молится о них, прося у Бога «христианской кончины, непостыдной, мирной и доброго ответа на Страшном Суде». Что же это такое — христианская кончина? Это должна быть, насколько возможно (об этом-то и заботится человек заранее), кончина с напутствием святыми таинствами.

Мы помним, что их, основных, в Церкви  семь. Крещение и Миропомазание преподаны однажды, и более к ним не обращаются. Таинства Священства и Брака так же единовременны, для кого были возможны. Остаются три — они и должны быть особым объектом внимания. Покаяние, Елеосвящение и Причастие — в этих таинствах Господь поможет человеку приготовиться к исходу должным образом. Побороть страх, облегчить телесные и душевные страдания, оживотворить бренное тело Своим Телом и Кровию, «возвращая в нетление, благодатью Своего Воскресения уничтожая смерть, последствие греха, — по слову Афанасия Великого, — как солому огнем». Вот что может дать Господь человеку в самый главный час его завершающейся земной жизни. И печально, когда вспоминают об этом, приглашая священника к страждущему, когда тот не то что осмыслить, а слова сказать не в состоянии. На вопрос, почему раньше не побеспокоились, когда человек был в разуме, слышишь: «Не хотели пугать (папу, маму), батюшка». Еще более неразумными выглядят те, кто на предложение пригласить к ним священника обижаются: «Вы что, меня уже хороните?!»

Безусловно, в каждом конкретном случае нужна особая деликатность в подготовке к исходу. Вот и стоит об этом заранее беспокоиться, с любовью ухаживая за немощным, больным человеком. Напоминать о том, что жизнь на земле — это краткое пребывание в иллюзорном мире, называемом нами жизнью. А настоящая жизнь — Сама Жизнь — ожидает нас, и мы могли бы ее унаследовать, если бы захотели (Мф 11:28).

Мы говорили здесь о трех таинствах, действуя в которых Господь благодатью Своею оживотворяет человека. Но без покаяния, без того, что должно произойти с человеком — изменением внутренней и внешней его жизни, заключающимся в решительном отвержении греха и стремлении проводить ее в согласии со всесвятой волей Бога, невозможно войти в Царствие Божие. Кто-то спросит: а возможно ли успеть, когда жизнь на исходе? Ну, вот так случилось! А спросите, много ли времени было у благоразумного разбойника, распинаемого вместе со Христом? И получите ответ (Лк 23:43). Даже у тех, кто прожил жизнь некрещеным, но, раскаявшись, перед смертью пожелал принять крещение (в этом случае близким необходимо потрудиться, чтобы доставить священника к умирающему, пока он в сознании), появляется равная возможность спасения души (Мф 20:14).

К счастью, когда время истекло, а родственники или близкие вызывают священника: «Батюшка, сделайте что-нибудь», спохватившись и вспомнив про Церковь, у нас остается упование на Господа нашего Иисуса Христа. И мы, зная, что ушедший в мир иной не смог в силу различных субъективных и объективных обстоятельств должным образом приготовить себя к смерти, можем в молитве — личной и совместной (на литургии) просить Бога о милости. И самим помнить, не повторяя ошибок неразумных, безрассудно живущих, что смерть — это не конец всему, а рубеж, перейдя который мы продолжаем свой путь в вечности. А вот куда: к Свету (Ин 8:12) или «во тьму кромешную» (Мф 8:12) — вопрос для нас остается открытым.

Подготовил Сергий Муратов

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.