Нижнему Новгороду 800 лет


Главная > Ожившая история > И солнце играло!
«Ведомости Нижегородской митрополии» 15 (213) 21:25, 12 августа 2021

И солнце играло!

Перенесение мощей преподобного Серафима в воспоминаниях дивеевских сестер

Когда в 1991 году крестный ход с недавно обретенной святыней — мощами преподобного Серафима Саровского — двинулся из Москвы в сторону Нижнего, в Дивеевском монастыре, едва возобновленном, бурлила жизнь. Стучали топоры, жужжали пилы — обитель строилась. И с разных концов тогда еще единой страны на место подвигов Саровского старца стали съезжаться молодые девушки, чтобы продолжить традиции обители, основанной преподобной Александрой. Сегодня они вспоминают события 30‑летней давности — встречу святых мощей в Четвертом уделе Пресвятой Богородицы.

Умножение хлебов

Монахиня Агния
(Мельничук):

— С самого детства батюшка Серафим был для меня любимым святым, и всегда меня интересовал вопрос, где его мощи. Папа, священник, очень образованный человек, мог ответить на любой вопрос. И только на один он не давал четкого ответа — где мощи преподобного Серафима. Помню, я решила, что если их нет, то, когда вырасту, найду человека, у которого есть кусочек камушка, на котором молился батюшка Серафим, и хотя бы к камушку приложусь. Этим человеком оказалась схимонахиня Маргарита — одна из последних насельниц дореволюционного монастыря и единственная, дожившая до его возрождения.

Я ехала в Дивеево с Украины, из Корецкого монастыря. В Москве до поезда в Арзамас оставалось много времени, и так как город я совсем не знала, то решила сесть на любой общественный транспорт, проехать по Москве и выйти у храма, который мне понравится. Там помолиться и посидеть тихонечко. Вышла — и оказалось, что около Богоявленского Елоховского собора, куда в этот день из Ленинграда были доставлены святые мощи преподобного! Там только что отслужили ему молебен. Это было счастье! Я осталась у мощей батюшки Серафима до отправления поезда.

После Москвы святыня отправилась крестным ходом в Дивеево. Я уже была там на послушании, церковницей в Троицком соборе. Перед прибытием святых мощей мы с матушкой Екатериной (теперь она настоятельница в Иерусалимском Горненском монастыре) готовили раку: подбирали лампадки, ковры. Я была такая счастливая! Все свое детство мечтала поклониться мощам батюшки Серафима, и вот я тут, готовлю его раку!

Когда прибыла святыня, мы с матерью Екатериной разделили послушание: я церковничала на ночной литургии, а она — на поздней. Во время поздней мне дали еще одно послушание. На торжества приехало много владык. Их вместе с другими гостями кормили где-то не в пределах монастыря — здесь еще негде было принять такое количество людей. Мне сказали, что один архиерей не поедет туда, а будет после праздничной службы обедать здесь. Я должна была его накормить в одном из помещений в колокольне. Взяла небольшие кастрюльки (ну, сколько, думаю, владыка приезжий съест… немного) и приготовила еду: чуть картошечки, немного щей, рыбки. Много ли надо одному-то?.. После службы дверь открывается, входит владыка. Им оказался митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, теперь Святейший Патриарх. Но входит он не один, еще священники, иподиаконы, которые с ним приехали. Я ахнула! Что делать? А тут дверь опять открывается, и идет еще один владыка! И с ним тоже сопровождающие. А у меня маленькие кастрюльки… В итоге гостей оказалось не меньше десяти человек. Я только запомнила, как взмолилась: «Батюшка Серафим, помоги!» А дальше… Я не помню. Просто не помню, как я их кормила. Но они все были довольны и благодарили, а еда еще осталась! Это как в Евангелии говорится об умножении хлебов, вот так мне батюшка помог в тот знаменательный день, 30 лет назад.

Десять дней праздника

Монахиня МаГдалина (Вальтман):

— Батюшку Серафима я почитала с юности,​ но особенно мое сердце наполнилось любовью и благоговением, когда прочитала его житие. Следующей ступенью на пути к Четвертому уделу Божией Матери стала беседа с духовником. Приведя в пример древних подвижников, ограждавших в круге крестным знамением место своего поселения и таким образом вооружавшихся именем Господним против демонских искушений, он рассказал мне о Святой Канавке в Дивееве, которая всегда будет стеной и защитой от антихриста. С того времени моя душа всецело стала стремиться в Серафимо-Дивеевский монастырь.

Божией милостью я подвизаюсь здесь уже 32 года. Когда в 1989 году приехала на это место, монастыря фактически не было. По благословению митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова) была создана небольшая община, призванная подготовиться к предстоящей встрече мощей преподобного Серафима Саровского. Нас было 15 сестер. Тогда мы еще не понимали, возобновится ли обитель. Среди нас была матушка Маргарита — последняя монахиня​ дореволюционной обители. Она хранила свечу, с которой, по преданию, будут встречать батюшку Серафима в Дивееве.

Уверение в Божием милосердии пришло неожиданно. Зимой, накануне памяти преподобного, вхожу я в храм, а одна прихожанка говорит:​ «Ты слышала?! Нашли мощи батюшки Серафима!» Меня будто стрела пронзила… Сердцем сразу поняла, что обитель здесь будет. Но возрождение святыни не далось сразу и легко.

Приближался день принесения мощей. К нам приходили известия о том, как движется Всероссийский крестный ход, какое множество людей встречает святыню каждый раз, когда шествие делает остановку. Мы тревожились, справимся ли. Сестер было мало, ни гостиниц, ни трапезных не было. Откровенно говоря, мы не были готовы к приему такого огромного числа​ паломников. Но Господь все управил.

Невозможно передать эмоции, которые​ переполняли нас в момент встречи святых мощей! Среди гостей было много архиереев не только из разных​ уголков России, но также из-за​ границы. А паломников просто не счесть.​

1 августа мы пели ночную службу. Днем дежурили у мощей, несли различные послушания. Конечно, была и усталость, но какая-то радостная, вдохновляющая. 2 августа высокие гости покинули обитель, но простые люди все шли и шли к преподобному. Это было настоящее торжество православия! Каждому мы старались​ уделить внимание. Празднество растянулось на целых​ десять дней, в продолжении которых люди​ непрерывно шли к этому источнику благодати.

Господь сподобил меня присутствовать при​ переоблачении мощей в новую епитрахиль. Это происходило в Троицком соборе. Белый подрясничек батюшки Серафима, который я увидела своими глазами, не забуду никогда!

С того дня монастырь стал активно возрождаться. И уже в 1993 году по благословению митрополита Николая (Кутепова) состоялся первый иноческий постриг, в том числе и надо мной. В рясофор постригли сестер, потрудившихся над возрождением монастыря в первые годы после его открытия.

Пасха среди лета

Монахиня Ангелина (Лаврик):

— До приезда в Дивеево я подвизалась в Корецком монастыре на Украине и сюда приехала уже инокиней. Душа стремилась в эту обитель. А первая встреча со святыней — мощами преподобного — произошла в Москве, в Елоховском соборе, куда их привезли из Ленинграда. Мне нужно было взять благословение у митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая, чтобы поселиться в Дивееве. Он как раз оказался в Елоховском! Меня подвели к нему, он благословил. Там же я впервые приложилась к мощам батюшки. Оказалось, что сюда в тот день была принесена и икона Божией Матери «Умиление», перед которой он молился. И я приложилась к ней! То есть Сама Пресвятая Богородица, я думаю, благословила меня в Дивеево. Там я никого не знала, монастырь еще не был возобновлен. Но Господь так управил, что поселилась я у схимонахини Маргариты, стала ее келейницей.

Нужно сказать, когда открылись мощи батюшка Серафима, было много разговоров о том, действительно ли это его святые останки. И матушка Маргарита вначале сомневалась. У нее в домике на Лесной улице была большая икона преподобного. И она постоянно обращалась к нему за благословением, разговаривала, советовалась. Батюшка Серафим всегда незримо присутствовал в ее жизни. Да, она сомневалась в подлинности мощей. Но потом что-то произошло. Однажды я вернулась домой, а матушка говорит: «Это его мощи. Сама знай и всем говори».

И вот день перенесения святыни. Меня поставили готовить. Трудностей было много, печка старая, дымит, вставать надо было в три часа ночи. Но это ничего, ведь преподобного встречаем, он помогал, находились и силы, и продукты. Смотрю, петрушки нет. «Батюшка Серафим, петрушки нет!» Я от матушки Маргариты переняла это: она шагу ступить не могла, не поговорив с ним. И только я эти слова произнесла, бабушка в вагончик стучится: «Деточка, я тут петрушки нарвала, не нужно?» Или, подумала, вот бы рыбки речной. Через некоторое время старичок заходит: «Я рыбки наловил, не надо ли?» Чудеса! Но так и было.

Когда крестный ход во главе со Святейшим Патриархом прибыл в Дивеево, все пошли встречать батюшку Серафима. Возле арки колокольни Святейший остановился. Преподобный говорил дивеевским сестрам, что, когда он вернется в Дивеево, здесь среди лета запоют Пасху. И Святейший Патриарх Алексий возгласил: «Христос воскресе!» В ответ вся площадь: «Воистину воскресе!» И запели: «Да воскреснет Бог!..» Аж мурашки по коже…

Настолько благодатными были эти дни! Я матушке Маргарите говорю: «Когда я захожу в Троицкий собор, ощущение, что он на воздухе стоит». Она выслушала, помолчала и отвечает: «Да, наверное, так и есть».

Вечером 31 июля я в первый раз увидела, как играет солнышко. Мама в детстве говорила, что на Пасху солнце играет, но я ни разу видела. А тут, смотрю, оно при закате играет разными красками, разными цветами радуги… Оно радуется! А весь народ, огромная толпа людей стоит и поет: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ…» Это было такое счастье, такая пасхальная радость, которую и передать трудно!

Подготовила Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.