Главная > Статьи > К вершинам мастерства
«Ведомости Нижегородской митрополии» 16 (100) 14:49, 25 августа 2016

К вершинам мастерства

Колокольный звонНаверное, невозможно представить себе Русь без храмов, церковного пения и колокольного звона. Им приветствовали высоких гостей, собирали народ на вече, сообщали о свадьбе, рекрутском наборе, предупреждали о приближении врага и пожаре, указывали дорогу путникам и подавали сигналы времени. Но главное значение колокольного звона, конечно, богослужебное. В Нижегородской епархии существует учебное заведение, которое готовит церковных звонарей.

Необычная терапия

Есть у колокольного звона еще одна функция (кроме вышеперечисленных), медики назвали бы ее терапевтической. Еще в 1970‑х годах прошлого века советские исследователи установили, что такие недуги, как беспричинное беспокойство, страх, нервозность, бессонница исчезают, если человек регулярно слышит колокола. Аудиозапись малинового звона успокаивающе действует даже на самых нервных. И не только традиционные церковные звоны, но и прослушивание музыкальных произведений, исполненных на колоколах, помогает избавиться от тяжелых видов депрессии и других психических заболеваний.

Однако сделанные выводы атеистическое государство не оценило. Звук колокола — глас церковный — навсегда, казалось, умолк в годы гонений на религию. В XX веке традиция церковного колокольного звона была почти полностью утрачена.

За опытом — в Ярославль

Нижегородская школа колокольного искусства была открыта 18 февраля 2008 года. Это учебное заведение, как и другие подобные ему, является исторически новым для России. До 1917 года звонарному искусству не обучали: звонарями становились либо самоучки, которые перенимали мастерство на слух, либо те, кого опытные люди брали в ученики.

У истоков создания нижегородской школы колокольного искусства стоял иерей Алексий Пестрецов, теперь ее руководитель. С самого детства он посещал службы в Сормовском соборе в честь Преображения Господня. Шли 1990‑е годы. На колокольне храма уже были колокола. Не самые лучшие, те, что удалось найти.

— Я учился примерно классе в пятом или шестом, — вспоминает отец Алексий. — У нас в храме был пожилой дедушка-звонарь. Сейчас я понимаю, что он звонил по какому-то наитию, не был профессионалом. Я, помню, обратил на него внимание, мне очень нравилось его занятие.

Когда открылся Александро-Невский собор на Стрелке, будущий священник стал его прихожанином. Там тоже не сразу появились колокола, но когда появились, встал вопрос: «Кто будет звонить? Кто, вообще, умеет?» Нашлось несколько человек, которых и самоучками-то назвать было нельзя. Они просто пару-тройку раз дергали за веревки на колокольне.

— Собралась небольшая команда, и в течение нескольких лет мы звонили просто как умели. Чувствовали, что вот примерно так, — говорит отец Алексий. — Наступил 2006 год. К этому времени в Нижнем Новгороде появились храмы, где были уже так называемые колокольные наборы. Колокола в них подбираются друг к другу по определенным правилам, чтобы было звучание цельного инструмента.

А звонить по-прежнему было некому. То есть, конечно, имелись самоучки — не было профессионалов. Тогда митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий предложил создать в епархии школу колокольного искусства. К тому времени в России уже было несколько таких учебных заведений. Обучали в Москве, в том числе при Храме Христа Спасителя, в Санкт-Петербурге, в Архангельске. Ближе всего к Нижнему оказалась ярославская школа. Там с начала 1990‑х существовал колокольный завод, при нем она и открылась. Алексею Пестрецову предложили поехать туда и научиться звонить как нужно. И перенять опыт, чтобы готовить звонарей на нижегородской земле.

— Мне всегда была интересна эта тема, — продолжает отец Алексий. — Я с удовольствием поехал. Нельзя сказать, что подучился, а именно научился звонить по правилам, по канонам. Оказалось, что все, что я делал до этого, было несколько не то. Мы не скрывали, что хотим перенять их программу. Ярославцы были только «за». Я тогда откопировал все учебные материалы, и мы перенесли модель этой школы в Нижний Новгород.

Задать направление

В 2008 году при соборе Александра Невского подготовили класс и установили учебную звонницу. В первый год отец Алексий, тогда еще не в сане, был преподавателем и директором в одном лице и вообще единственным сотрудником. Потом у него появились помощники.

Но и сейчас коллектив школы небольшой — три человека. А вот научиться колокольному мастерству хотят многие. Хотя график достаточно плотный: занятия ведутся два месяца каждый день, кроме суббот и воскресений.

— Честно говоря, человеку, работающему постоянно, посещать занятия несколько проблематично, но мы не можем изменить программу. Потому что убедились: учиться мастерству церковного звона надо каждый день. Тогда человек в это действительно погружается, и вся информация воспринимается лучше.

За два месяца научить звонить, как говорят, на все сто, на самом деле не получится. Для этого нужны годы практики. Школа дает азы, направление движения. И если человек любит это дело, если он заинтересован, то найдет время и способы отточить мастерство. Ведь он имеет представление о технике, знает правила.

— Вообще, все те, кто колоколами занимается, — считает руководитель школы, — на мой взгляд, немного похожи. Это люди увлеченные, энтузиасты, может быть, даже в чем-то фанаты своего дела. Например, готовы за колоколом с замечательным звучанием ехать хоть за тридевять земель! А уж если предоставляется возможность позвонить где-то лишний раз, это просто радость!

Первые выпускники

Выпускников уже около сотни. Геннадий Параничев был одним из первых, кто решил освоить искусство колокольного звона в только что открывшейся при Александро-Невском соборе школе. Сейчас он звонарь соборного храма в честь Рождества Христова города Балахны и хорошо знает, что нужно делать, чтобы разлился по округе малиновый звон.

— Чтобы звук получился хороший, правильный, мало знать теорию, — делится секретами мастерства Геннадий. — Звон должен идти… из сердца, что ли? Не могу объяснить. Вы говорите: как уши выдерживают, громко же? Это не страшно. Если помост расположен на нужном расстоянии от колоколов, то звонарь не глохнет. Вообще, это очень приятно — звонить в колокола.

— Я прихожанин копосовского храма, — рассказывает звонарь Троицкой церкви в поселке Копосове Сормовского района Нижнего Новгорода Станислав Колчин. — Такая церковь у нас замечательная! Вновь отстроенная, благолепная… А звонить было некому. Предложили мне, и я с удовольствием согласился. Пока делаю это как могу, а с сентября пойду учиться в кафедральный собор, в школу колокольного искусства.

Станислав будет не единственным учеником. Потому что церковные трезвоны, перезвоны и благовесты практически никого не могут оставить равнодушным. В сердце появляется тихая грусть. Или радость… А рука так и тянется, как наши бабушки говорили, «лоб перекрестить». Колокольный звон — это святыня наша. И как хорошо, что есть в году одна неделя — Светлая пасхальная седмица, — когда дозволяется звонить всем и вдоволь. На радость всему миру.

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.