Главная > Интервью > Моя главная Пасха
«Ведомости Нижегородской митрополии» 9 (93) 14:41, 12 мая 2016

Моя главная Пасха

Приглашая гостей журнала «Моя надежда» к разговору, мы попросили их вспомнить самые необычные и сильные впечатления, пережитые в пасхальные дни. Все наши респонденты оказались наследниками эпохи атеизма, и в их рассказах любопытным образом раскрывается недавнее прошлое России, когда только начиналось возвращение к традиционному, уставному празднованию Светлого Христова Воскресения.

иерей Павел КутумовИерей Павел Кутумов,

настоятель храма в честь преподобного Варнавы Ветлужского, р.п. Варнавино:

На службу —  только пешком

— С самого раннего детства мы ходили в храм на ночную службу. Шли пешком, обязательно пешком. Не на машине, даже если была попутка. Это особые ощущения, ожидания. Ты идешь к определенной цели. Какой? Ты, вроде бы, знаешь… И в то же время не знаешь. Помню, храм Всех святых в Семенове, ночь… Нас, ребятишек, ставили на клирос. Один клирос был взрослый, другой — детский, и пели мы по очереди. Конечно, многим детям трудно было выстоять праздничную службу, и когда я думаю о Светлом Воскресении, часто встает перед глазами такая картина: служба к концу, все дети кто спит, кто сидит прямо на клиросе. А потом уже яичко съешь — и все: тут и радость, и силы прибавляются. До сих пор на пасхальную службу мы стараемся ходить пешком. Знаете, чем дольше живешь, тем больше понимаешь, что все в этом мире скоротечно, суетно и имеет какой-то конец. А Пасха — это надежда на бесконечность, на будущую жизнь… В Святую ночь и Светлое Воскресение Христово необыкновенные чувства живут в душе. И мне кажется, когда раздается «Христос воскресе!», приоткрывается завеса между жизнью той и этой, пусть на секунду, появляется душевное состояние, которое у праведников на Небесах. Нужно постараться как можно дольше эту пасхальную радость в себе сохранить. Блажен человек, если он может удержать ее в себе на протяжении долгого времени. Как преподобный Серафим Саровский.

Николай-ЛобастовНиколай Лобастов,

писатель, педагог, г. Лысково:

Светлое Воскресение в колонии

— В первые годы, после того как пришел к вере, я на Пасху в церковь не ходил. Почему? Много народа (в том числе нетрезвого): все разговаривают, шум, толкотня. Но потом я, приходя на службу, стал просто пробираться сквозь толпу своих учеников (работал тогда в Лысковском агротехническом техникуме) поближе к алтарю и спокойно выстаивал службу в нашем маленьком храме. И вот однажды на следующий день после Пасхи я выдал своим студентам: «Знаете, вчера я встречал Пасху среди людей, из которых никто даже кружки пива не выпил. Триста человек — и все молились. Причем одни мужчины». «Где это?» — они, бедные, долго не могли отгадать эту загадку.

Да, это была необычная служба — в ИК-16, в селе Просек. Там протоиерей Владимир Антипин строил храм. Пока был готов лишь фундамент — высокий, метра полтора. И было принято решение впервые в зоне отслужить Пасху на месте строящейся церкви — прямо под открытым небом. Всем осужденным, кто пожелал, разрешили прийти на ночную службу. Их было, наверное, человек триста. Ясная ночь, звездное небо вместо купола храма… Морозило, но все терпеливо стояли. И мне запомнилось, что в конце службы алтарник подает батюшке чашу, чтобы он покропил молящихся, а там вода замерзла! Алтарник переворачивает кропило и долбит лед!

Все непросто было, холод пробирал до костей, но сердца горели. Чувствовался энтузиазм, единение, радость! Для многих это было впервые и необычно.

Ольга-ГореловскаяОльга Гореловская, биолог:

Вязаный кулич и луковая шелуха

— Какое-то определенное пасхальное событие, может, и не назову, но своим переживанием праздника поделюсь. Сколько я себя помню, у нас в семье на Пасху красили яйца. Это было еще в Советском Союзе, но задолго до Светлого Воскресения я знала, на какое число оно выпадает, поскольку женская часть семьи начинала копить в пакете на кухне луковую шелуху (яйца красили только ей). В семье никто не постился, но за неделю до праздника яйца не ели (наверное, поэтому пасхальное яичко казалось каким-то особенно вкусным).

Этой зимой я болела, долго сидела дома и искала способы отвлечься от унылых мыслей. Как-то взглянула на наряженную в комнате искусственную елку, потом — на стоявшее рядом ведро из-под майонеза, и почему-то оно мне напомнило пасхальный кулич. Взяла крючок, нитки, и буквально за несколько часов ведро приняло вид кулича. И понеслось: залезла в интернет, нашла схемы салфеток, примеры декорирования пасхальных яиц — связала и их. Болезнь затихла, а плоды моего творчества остались. Теперь не могу остановиться! Никогда раньше не дарила подарков к Пасхе, а теперь вот буду. Мне самой столько поделок не надо — пусть другие порадуются! И с каким-то новым чувством жду теперь праздника.

Александр СоколовДуша оживает по-прежнему

Протоиерей Александр Соколов,

старейший священник Нижегородской епархии

— Моя священническая хиротония состоялась в 1962-м. В апреле того же года я (будучи еще дьяконом) служил в Высоковской соборной церкви свою первую пасхальную службу. Возглавлял ее архиепископ Горьковский и Арзамасский Иоанн (Алексеев). Это сейчас в церкви больше женщин, а тогда как грянет мужской хор басом, аж вздрогнешь! Был я на той службе сначала как будто не в себе: сильно волновался и сбивался. Но потом вдруг… ощутил глубокое чувство радости. Воскрес Христос! Вспомнились и слова апостола Павла о том, что чудо Воскресения является фундаментом нашей веры, иначе упование наше тщетно. Ведь если Христос воскрес из мертвых, то и мы воскреснем в день Второго пришествия. По вере нашей там, на Небесах, где жизнь вечная, где нет счета времени, нам предназначено лицезреть Его неизъяснимую красоту, силу и святость. Что изменилось для меня за эти годы в восприятии праздника? Вера утвердилась более. А радость пасхальная все та же. И душа оживает по-прежнему.

Светлана-ГундороваСветлана Гундорова,

журналист, г. Павлово:

«Хотелось целовать каждый камень»

— Что Пасха — Праздник праздников, я прочувствовала в полной мере два года назад, когда была на Святой земле. Обычно я встречаю Светлое Воскресение в своем храме, вместе с семьей, с детьми. И вот это ощущение радости будто только что произошедшего Воскресения Христова (хотя дни были не пасхальные) у меня появилось на Святой земле. Действительно, хотелось целовать там каждый камень. Мы шли дорогой, которой пролегал Крестный путь Христа. Эмоции переполняли, постоянно хотелось плакать. Как будто Христос здесь, рядом, во плоти. Все переживания, все проблемы вдруг кажутся ничтожными. И так хочется стать добрее…

Подготовила Надежда Муравьева

Материал опубликован в весеннем  номере журнала «Моя надежда»

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.