Нижнему Новгороду 800 лет


Главная > К 800-летию Благовещенского монастыря > На потребу и для славы Божией
«Ведомости Нижегородской митрополии» 14 (212) 21:14, 2 августа 2021

На потребу и для славы Божией

В гостях у портных Благовещенского монастыря

Любая крупная обитель кроме храмов и святынь имеет и хозяйственные корпуса. Древний Благовещенский мужской монастырь Нижнего Новгорода, отмечающий в этом году 800-летие, не исключение. Неотъемлемая часть его жизни, обычно скрытой от паломников и прихожан, — многочисленные мастерские: иконописная, столярная, свечная, швейная. С последней мы и решили начать знакомство с трудовыми буднями обители.

Швейная мастерская Благовещенского монастыря открылась в августе 2004 года. Первое десятилетие, пока монастырь вставал на ноги, она ютилась под колокольней, где сейчас восстанавливается Андреевский храм, а с 2015 года переехала во вновь отстроенный корпус. На втором его этаже сейчас находятся и швейная, и ризница, бок о бок.

Работы не убавляется

Монастырская ризница — место, конечно, особенное. Там хранятся рясы, фелони, епитрахили, скуфьи, клобуки, мантии и другие части богослужебного облачения для настоятеля и братии. Там же, в отдельном месте, складываются воздухи и покровцы, плащаницы, завесы — облачение для храма. Разные цвета, ткани, орнаменты на облачениях — на все случаи церковной богослужебной и повседневной жизни.

Достояние монастырской ризницы — церковные одеяния и разнообразный декор одежды и текстиля — создается руками хрупких женщин, портних и вышивальщиц. С начала основания мастерской ею заведует Нина Голубева, помощник ризничного Благовещенского монастыря. Отработав четверть века ведущим инженером по цветному литью, она по благословению настоятеля обители архимандрита Александра Лукина перешла работать в монастырь. Батюшке нужна была портниха. Нина Сергеевна, хотя нигде не училась, с детства хорошо шила и вышивала и в течение всей жизни посвящала этому делу драгоценные минуты досуга. А оказавшись в качестве портнихи в монастыре, столкнулась с большими объемами работы.

— В конце прошлого века, когда только открывали храмы, было не до вышивки, отшивали самое необходимое, чтобы было в чем служить, — вспоминает Нина Сергеевна. — Сначала делали самое простое, по необходимости, а со временем стали стремиться к нарядному, изучали старинные облачения, вышивки на них. Раньше ведь все вручную вышивали. И очень тонко и красиво. Несколько человек трудилось над одним изделием. Мы в наше время тоже стремимся создать красоту, чтобы в храме Божием все было красиво.

В швейной мастерской светло и спокойно, из приемника доносится мерное чтение Псалтири. В одной части комнаты строчит машинка, в другой из-под парогенератора выходят шипящие облака пара. Женщина в вышитой кичке, надетой поверх платка, двумя утюгами проходит с нажимом по заготовке в форме трапеции.

— Это съемная жесткая прокладка для оплечья фелоней — верхнего богослужебного облачения священника, — поясняет Зинаида Булаева. — Согласно канону, оплечье должно иметь жесткую форму и возвышаться сзади над плечами в форме трапеции, — объясняет она. — При носке фелони оплечье теряет форму, становится мягким. Мы его восстанавливаем и после стирки снова вставляем в фелонь.

По словам мастера, оплечье укрепляется с обеих сторон с помощью специальной клеевой прокладки, которая сцепляется с основой с помощью парогенератора.

— Сначала надо обдать основу паром. Проутюжить горячим и сразу прижать холодными утюгами — для сцепления, чтобы схватился клей с бумагой. Затем основа вставляется в чехол и подшивается к фелони, — уточняет мастерица.

Зинаида пришла в монастырь шить скуфьи для монахов — сейчас, пока на головные уборы нет спроса, укрепляет оплечья.

— Мне нравится здесь трудиться, — говорит она. — И на заказ, и для монахов шьем все, что требуется.

Нина Сергеевна показывает каталог с фотографиями изделий.

— Кажется, вы все на свете умеете! — моя коллега поражается разнообразию изделий, рисунков, цветов и тканей.

— В основном мы шьем одежду для монахов, облачения для храма и священнослужителей — игумена Александра и братии в сане. Монастырь большой, храмов много, и облачений нужно много, — продолжает помощница ризничного. — Если открывается новый храм, настоятель дает нам задание, что необходимо пошить. Обновляем, что износилось в действующих храмах, заново шьем или ремонтируем, одним словом, следим за состоянием облачений.

Не просто лилии

Нас ждали. На длинный раскройный стол в центре мастерской Нина Сергеевна разложила изделия из ризницы. Красные, васильковые, белые, черные облачения. Здесь шьют из бархата, габардина, парчи. На праздники и «вседневные» службы, для служения в храме и повседневной носки.

— Вот, к примеру, комплект василькового бархатного облачения с лилиями, — поясняет мастер. — Лилия — ведущий мотив богородичного облачения. Архангел Гавриил вручил Пресвятой Деве белую лилию, символ чистоты и непорочности. Мы этот цветок часто используем для украшения. Цветы и бутоны крупные, облачение выглядит богато, по краям оно украшено золотым плетеным шнуром.

Еще одно богородичное облачение — синее, в нем монахи выходят служить только на Успение и в субботу Акафиста. Другой темно-синий комплект: воздух и покровец — назван как комплект с ангелами. На нем повторен старинный рисунок позапрошлого века. И аппликация из ангельских ликов — переработка ручной вышивки в машинную.

Всю ризницу на столе не поместить — многие произведения нам продемонстрировали на фото в каталоге.

— Это постовая епитрахиль с иконами. Архимандрит Александр ее очень любит и канон Андрея Критского в ней читает. На время поста она всегда находится в храме, — показывает Нина Сергеевна. — На иконах изображен сюжет Благовещения, а также святители Алексий и Петр и преподобные Серафим Саровский и Сергий Радонежский.

А вот квадратный плат с крестом и надписями — монашеский параман для повседневной носки. Покровцы, дароносицы, закладки в Евангелие, Апостол — белые, красные (пасхальные), зеленые… Благовещенские покровцы и воздух — на них служат один раз в год, на праздник Благовещения. Над буквами и рамкой на этих трех вещах вышивальщица трудилась около трех месяцев. Комплект очень понравился владыке Георгию.

Особая гордость мастериц — большая красная завеса для монашеской трапезной в Георгиевском храме. Ее размер — 2,3 на 1,6 метра. По нижнему краю на всю ее ширину — вышитая панорама Благовещенского монастыря с храмами и зданием семинарии, в центре, внутри восьмиконечной звезды — большая икона Благовещения, вверху и внизу — тропарь.

— Это была сложная работа, — признается Нина Сергеевна. — Текст вышит прямо на ткани, а каждый храм вышивался отдельно и подшивался на ткань, как аппликация.

Каждый стежок продуман

Вышивку на облачениях хочется разглядывать подолгу: причудливые завитки, цветы и виноград, даже кресты по внешнему исполнению не повторяются. Одни орнаменты выполнены целиком вручную (это самые ранние работы), другие сочетают ручную и машинную вышивку. Сейчас большая часть декора создается при помощи машинки.

Кстати, машинная вышивка тоже искусство. С помощью автоматизированных программ искусного результата не достичь, запрограммировать можно лишь небольшую область рисунка. К примеру, застил, а кресты, линии орнамента, тем более лики святых — только вручную.

— Каждый стежок программируется, их более 100 тысяч, — объясняет вышивальшица Людмила Лисакова.

В это время она аккуратно вытаскивает пинцетом из вышитого «файла» (кусочек ткани с крестом) нитки и фрагменты бумаги. Удаляет остатки подкладки — ее помещают под ткань, чтобы уменьшить деформацию во время шитья.

— Маленький крестик вышивается за три минуты, большой — минут за 20. К парче кресты пришиваются отдельно, а по бархату — на самой ткани. Моя прабабушка была золотошвейкой, вышивала вручную. Наверное, мне от нее любовь к шитью передалась.

Долгое время в мастерской работала художник по вышивке Татьяна. Она быстро освоила азы программирования на вышивальной машине и разработала уникальные авторские рисунки, очень красивые. До сих пор ее вспоминают добрым словом. Сейчас язык программной вышивки осваивает один из насельников обители — учится искать образцы, изобретать рисунок, переносить на язык вышивальной машинки.

На каждом изделии по благословению настоятеля ставится логотоп монастыря — вышитый голубь с веточкой маслины и аббревиатура обители БММ старославянским шрифтом.

В Благовещенском монастыре шьют и женскую монашескую одежду. Мастерская принимает заказы из Макарьевского женского монастыря и других епархий. И хотя трудится всего четыре мастерицы, их руки, без преувеличения, золотые. А убедиться в их искусстве можно, посещая богослужения в старинной Благовещенской обители.

Марина Дружкова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.