Главная > Вопрос - ответ > Не должно быть на исповеди формализма
«Ведомости Нижегородской митрополии» 4 (184) 16:39, 27 февраля 2020

Не должно быть на исповеди формализма

Так много уловок, штампов, предрассудков встает между человеком и Богом, особенно когда наступает необходимость в покаянии! Казалось бы, храмы всегда открыты, священники доступны, выбирай любой день и беги. Сокрушайся, накладывай пластырь на сочащуюся рану души. Но… что-то или кто-то постоянно мешает. Комплексы и страхи (а вдруг осудят — не поймут), горе от ума и завышенные требования к себе, к исповедникам, а бывает, и вовсе пустяковые обстоятельства, которые встают железным занавесом на пути к аналою с крестом и Евангелием. В преддверии Великого поста мы снова говорим о покаянии. На вопросы читателей отвечает настоятель Крестовоздвиженского храма села Катунки Чкаловского райо­на протоиерей Владимир Гофман.

— В некоторых храмах практикуется общая исповедь. Батюшка перечисляет грехи из общего перечня, а затем люди подходят только под епитрахиль. Меня смущает такая исповедь, она мне кажется не совсем полноценной. Можно ли попросить, чтобы батюшка меня выслушал, или лучше вообще не подходить?

— Если батюшка будет выслушивать каждого, желающего «поговорить», то беседа эта трудно сказать, когда закончится. Таин­ство Исповеди предполагает, что исповедующийся ясно осознает свои грехи, совершенные за период с прошлой исповеди и с которыми он ведет борьбу. Эти грехи он и называет без всяких подробностей, просит у Бога помощи, понимая, что своих сил не хватает. «Се, чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое…» — говорится в молитве. Ему мы приносим покаяние, Он дает нам силы справляться с грехом. Есть такое греческое слово — «метанойя» (изменение сознания). Именно это нужно на исповеди — твердая решимость изменить свое отношение к повторяющемуся греху, чтобы не повторять его. Не формальное перечисление своих проступков, а осознанное понимание и стремление избавиться от страстей, ведущих к совершению грехов. Если же вы хотите побеседовать с батюшкой, договаривайтесь о времени индивидуальной беседы. Перечисление общего списка грехов предполагается в подготовительных молитвах таинства Исповеди для того, чтобы человек настроился на покаяние, вспомнил, возможно, забытые грехи.

— Многие пишут свои грехи на исповедь списком. В нем они пытаются все детально перечислить и рассказать обо всем в подробностях. Но есть и другой вариант, когда люди перечисляют свои грехи лишь отдельными словами. Насколько конкретно надо излагать свои согрешения, чтобы не превратить исповедь в краткий отчет или беседу о жизни?

— Едва ли у священника найдется время читать эти «детальные» списки. Очередь на исповедь начнет роптать еще раньше, чем он дочитает список до конца. Детальные перечни пишут те, кто не умеет исповедоваться и даже не знаком с правилами таинства Исповеди. Дело не в том, чтобы превратить исповедь в краткий отчет. Отчета вообще быть не должно. А что же должно быть? А должно быть искреннее сокрушение о грехе и стремление его оставить и не повторять. Разве может быть таких грехов много? Нет. Можно ведь и об одном заплакать, и Господь услышит и даст силы для борьбы. Поэтому готовиться к исповеди надо дома. Не просто каноны читать, а проанализировать — что же мне мешает быть чище, ближе ко Христу? Одному мешает зависть, другому — злость, третьему — желание отомстить. Отыскав свой главный грех, надо настроиться на серьезную борьбу с ним. А кому нужно простое перечисление? Тем более перечисление грехов, с которыми зачастую человек и бороться-то не собирается. Проговорил, получил разрешение на причастие, ушел из храма, чтобы жить так, как жил раньше… Для чего все это делал?

— На исповеди от волнения много забыла. Значит ли это, что исповедь моя недействительна и я не прощена? Когда я готовлюсь к исповеди, всегда записываю грехи на бумагу. И все равно от волнения что-нибудь да забуду.

— Грех, о котором плачешь, нельзя забыть. По определению святого Исаака Сирина, грех — это рана, которую нанес грешник сам себе. А если что-то забылось, значит, не было серьезным. Конечно, новоначальные волнуются на первых исповедях, это неизбежно. Так и не надумывайте массу грехов, чаще всего не имеющих серьезного значения. Справитесь с одним, потом будете бороться с другим. А то, бывает, перечисляют: «нарушила пост, пробуя молочную кашку для малыша»! Этим вы нарушили пост? А может, злобой, завистью, несмирением? Кашкой для младенца! И не стыдно так готовиться к таинству? Или — «смотрела телевизор»! И что? Телевизор разве источник греха? А может, ваше желание смот­реть определенные, опасные для души передачи? Так тогда и исповедоваться надо в другом, а иначе от греха не избавитесь. Еще пример. «Не вычитал правило»! Вечернее, утреннее, к причастию — не важно. Что значит «не вычитал»? Не молился? Вычитывать и молиться — две разные вещи. Вычитал — значит формально прочитал, ничего для себя не принял, а молился — тогда плакал о грехах. Не должно быть на исповеди формализма — вот я о чем.

— Первую исповедь я произносил батюшке в нетрезвом состоянии, но это было для храбрости. Считается ли это исповедью?

— Исповедь приносится не священнику, а Иисусу Христу, Который невидимо присутствует при исповедании. Батюшка в этом случае лишь свидетель того, что происходит. Для храбрости перед кем вы пришли в храм в нетрезвом состоянии? Если вы плакали о своих грехах не пьяными, а искренними слезами, значит, вы исповедались. А принял ли Бог вашу исповедь, Ему одному и известно. Может быть, и вам, если после такой исповеди вы сумели справиться с каким-либо грехом и не повторяете его.

— Могу ли я каяться в грехе, сознавая, что избавиться от него пока не в силах? Мысли об этом грехе причиняют мне страдания.

— Конечно. Если вы в силах справиться с грехом, то и исповедь вам ни к чему. Таинство Покаяния нужно в том случае, когда человек своими силами не может оставить грех, тогда он просит у Бога помощи для борьбы со страстями. «Блаженны плачущие, ибо они утешатся», — говорит Христос в Нагорной проповеди. Это плачущие не от обиды, не от оскорбленной гордости и тому подобного — блаженны (то есть счастливы) плачущие о своих грехах. Они утешатся, потому что Господь даст им силы победить грех. Но другое дело, если вы не очень-то и хотите расставаться с грехом. Может, и сил бы хватило, да желания нет. Тогда, разу­меется, нечего об этом и говорить. Исповедуясь, мы просим у Христа помощи только в том случае, если имеем твердое намерение расстаться с грехом навсегда.

— Допускается ли исповедь по интернету или по телефону? Если да, то в каких случаях?

— Не думаю, что в обозримом будущем станет возможна исповедь по интернету или телефону. Да и необходимости в такого рода исповеди я не вижу. Если мы, конечно, говорим о таинстве Покаяния, совершаемом священником. Само же раскаяние не нуждается ни в интернете, ни в телефоне, ни в каком-то даже собеседнике. Кайтесь дома перед иконой — никто не мешает. Бог услышит и примет покаяние. Но для совершения таинства нужен действующий священник, нужно ваше засвидетельствование перед Крестом и Евангелием своего намерения оставить грех. В определенном смысле — клятва при свидетеле.

— Выходя с Чашей к народу, священник всегда напоминает: «Кто не был на исповеди или вкушал с утра какую пищу, к причастию не допускается». Почему исповедь является обязательным условием к причастию? В некоторых приходах, насколько мне известно, причащают без исповеди. Почему?

— Я не знаю приходов, где причащали бы без исповеди, за исключением греческих. Исповедь перед причастием — давняя традиция Русской Православной Церкви. Такой же благочестивой традицией является и невкушение пищи с полуночи накануне причащения. Для больных людей существует исключение в виде литургического поста — за шесть часов до причастия.

— Недавно у меня случился спор с человеком, имеющим теологическое образование. Он доказывал, что грех мужеложества не тяжелее, чем грех взяточничества. Разве противоестественные плотские грехи не являются более тяжелыми проступками, которые наносят душе более глубокую рану?

— Всю ответственность за совершенный грех понесет тот, кто этот грех совершил, независимо от того, кто и как размышляет на эту тему. Один Господь знает, кого помилует, кого вразумит наказанием. Апостол так говорит о грешниках: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идоло­служители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют…» (1 Кор 6:9–10). Здесь нет весов, определяющих тяжесть того или иного греха, а есть указание, что все, совершившие такие грехи, Царства Божия не наследуют. Так что же, нет спасения? Есть. Апостол и его называет: «И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1 Кор 6:11). Искреннее покаяние и благочестивая жизнь — вот путь для спасения души. А какая польза взвешивать то, что должен взвешивать не человек, а Бог?

Подготовила Марина Дружкова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.