Нижнему Новгороду 800 лет


Главная > Конкурс > «Не обслуживание — служение!»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 14 (212) 20:17, 2 августа 2021

«Не обслуживание — служение!»

Известный хирург-онколог о развитии трансплантологии в регионе

«Это риск смертельный. Ты знаешь, что можешь умереть, но надеваешь СИЗ и пошел. Это не каждый может». Это реплика из разговора с одним из победителей конкурса «Серафимовский врач» хирургом Владимиром Загайновым. Речь шла о докторах в ковид-госпиталях. И хоть сам Владимир Евгеньевич не ходит на работу как на войну, его служение — людям, медицине — иначе как подвигом не назовешь. «Загайнов — человечище!» — прочла я отзыв одного из его пациентов на сайте ПОМЦ, а у меня в голове все время, что я готовилась и писала этот материал, крутилось другое слово: глыба. Встреча с такими людьми — это всегда восхищение, удивление, безмерное уважение и желание самому становиться лучше: глубже, чище, честнее.

Владимир Загайнов — доктор медицинских наук, главный специалист по хирургии ФБУЗ ПОМЦ ФМБА России, заведующий кафедрой университетской хирургии и трансплантологии ПИМУ, главный внештатный трансплантолог Нижегородской области. Чтобы понимать масштаб этого доктора, напомню новость, которая в середине июля облетела всю Россию. Жительница Нижегородской области Валентина Малясова — первая в России пациентка, которая после двойной трансплантации (пересадки почки и поджелудочной железы) смогла выносить и родить здорового ребенка. В числе докторов, которые работали с Валентиной, был и Владимир Евгеньевич.

Он вырос в семье медиков: папа — хирург, мама — гинеколог. Увлекаясь с юных лет археологией, Владимир без экзаменов был зачислен на исторический факультет университета. Но все решил один вечерний разговор с отцом. На следующее утро Владимир забрал документы из университета и отнес их в медицинский институт. Ситуация повторилась годы спустя, когда один из двух его сыновей выбирал профессию. И снова был вечерний разговор. И снова выбор сына— хирургия.

В 2006 году при активном участии Владимира Загайнова впервые в Приволжском федеральном округе была осуществлена пересадка почки. Так в регионе начала развиваться трансплантология. Владимир Евгеньевич считает это самым большим достижением в своей жизни.

— То, что мы сделали, это большой рывок, — признается он. — Все вокруг говорили, что это невозможно. Три года работы и запуск программы в марте 2006‑го. И в дальнейшем можно много говорить с приставкой впервые. Впервые в Нижегородской области мной пересажена почка, впервые пересажена печень, впервые пересажена поджелудочная железа, чего за МКАДом практически нет.

Правда, отношение к трансплантологии не всегда правильное, говорит доктор. Иногда возникают препятствия, откуда совсем не ждешь. Россия относится к государствам, где действует презумпция согласия. Если человек при жизни ни разу не высказывался против того, что после смерти он может стать донором тех или иных органов, то исходно считается, что он за.

— Принципиально Церковь каких-либо возражений здесь не имеет, — говорит Владимир Евгеньевич. — Некоторые иерархи это декларируют как малый подвиг Христа. Потому что Христос всего себя отдал на благо людей, а тут — частичку себя на спасение кого-то. Когда мы начинали программу, мы встречались с представителями епархии, и они просили нас, чтобы, несмотря на наличие закона о презумпции согласия, мы все-таки спрашивали родственников. Мы пошли на это. Беседуем с родными, они говорят: — мы подумаем. Идут в ближайшую церковь, им там говорят: благое дело. Они идут к другим врачам, а те говорят: нет, не надо. И все-таки на сегодняшний день трансплантация работает, это великое дело. По большому счету, новая жизнь дарится людям. Наивысший критерий реабилитации этих людей — наши девчонки рожают здоровых детей, хотя до этого им нельзя было это делать. И таких у нас уже больше десятка.

Прямо во время интервью в палату из реанимации перевели пациентку после трансплантации печени. Иначе как чудом это не назовешь. 28‑летней женщине десять лет назад была сделана операция в одном из регионов ПФО по поводу паразитарного поражения печени, которая привела к серьезным осложнениям. В итоге женщина опять оказалась на операционном столе, но уже в Нижнем Новгороде, у хирурга Загайнова.

— Мы попытались ее прооперировать, чтобы сохранить печень, — объясняет доктор. — Но был очень высокий риск, и мы могли потерять ее прямо на столе. Поэтому операцию остановили, и для нее был единственный вариант — пересадка печени. Еще даже без выписки — что-то, видимо, она хорошее в жизни сделала — у нас появился актуальный донор. Его печень мы пересадили. Целую ночь работали, было непросто, но в итоге очень хороший результат.

У Владимира Евгеньевича много наград и званий. В 2021 году он был удостоен почетного звания «Серафимовский врач». Объясняя свое участие в конкурсе, Загайнов отметил, что является большим противником технологизации медицины. Это когда врач не смотрит больного, а изучает его медицинские документы.

— Несмотря на скачок технологий, все равно остается некий диапазон не­понят­но­го и не всегда вычисляемого, — говорит доктор. — Речь идет о пациентах, которые по всем понятиям неизлечимы. А глаза по-другому говорят, и удается добиться результата. И в то же время есть какие-то маленькие вещи, а человек уже не с нами. Такими больными заниматься очень тяжело. Это, наверное, связано с тем, что мы работаем с пограничными больными. В основном это те, от кого большинство отказалось. Но люди ищут шанс. И поддержка среди учеников этого отношения, наверное, главный мотив того, что я решил участвовать в конкурсе. Потому что необходимо сохранять во врачах именно человеческое, духовное отношение к своей работе.

В последние годы медицина развивается стремительными темпами. Но за этим развитием, увы, часто стоит то, чего никак не может принять «Серафимовский врач» Загайнов: на смену понятию «медицинская помощь» приходит понятие «медицинское обслуживание».

— Нет такого! — восклицает Владимир Евгеньевич. — Мне кажется, единственно, кто поддерживает понятие помощи, это Церковь. В условиях дефицита финансирования, каких-то технических средств люди, особенно работающие в районах, зачастую только за счет собственного энтузиазма все это делают. И это не обслуживание. Служение.

P.S. Заканчивая писать статью, все же решила процитировать хоть один отзыв о работе Загайнова. Их на разных сайтах очень много — и все восторженные. Люди благодарят и обещают молиться о здоровье доктора, который вылечил, сохранил, спас. «Завидую вам, нижегородцы! Приезжали к вам на консультацию в ПОМЦ и были просто в шоке от работы всего центра. Такого профессионального интереса, я бы даже сказала драйва, я не видела нигде (Москва, Питер, Самара и другие)! Спасибо всем онкологам за проявленное уважение, впервые не было ощущения, что я прошу милостыню! Просто любовалась слаженной работой настоящих Мужчин! Цитируя рекомендовавшего мне консультацию в ПОМЦ пациента, подтверждаю: «Загайнов — человечище! Ни прайса, ни короны!» Рекомендую всем онкобольным. Есть доктора в России! В Нижнем! Верьте в себя и надейтесь на них. Проверено».

Оксана Москвина

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.