Главная > Статьи > Не один живу — с Богом
«Ведомости Нижегородской митрополии» 14 (98) 17:28, 28 июля 2016

Не один живу — с Богом

LSAL5480Семенов — родина хохломы. Там и сейчас по деревням баклуши бьют да ложки режут. А вот земляк Семена-ложкаря и тезка героя Великой Отечественной Александр Матросов тоже по дереву мастер. Было время, и мебель делал: шкафы да комоды, трельяжи да тумбочки. Теперь божницы режет, киоты, аналои для храмов. Главным своим ремеслом он почитает изготовление церковной утвари, а главным делом жизни — служение Господу.

— Уж не хотел, было, я говорить, ну да ладно, скажу, — Александр Степанович Матросов махнул рукой. — Мы с хозяйкой моей годов десять, наверное, пенсию не получали. Отказались. И корова была, и огород — своим трудом жили. А если можем сами кормиться, как же мы пенсию от государства будем брать, чужие деньги прикарманивать? Это мы как за грех почитали. Уж когда я постарел, изнемог, сам потом пошел, попросил. А у меня и отец пенсию не получал, и я пошел по его стопам.

Отцовской дорогой

Степан Егорович Матросов овдовел в 1942 году. Остались у него четверо ребят да дочка. Второй раз он не женился, один детей поднимал с Божией помощью. А молиться ходил в Святицы. Село это в Семеновском районе после революции в Светлое переименовали, а для народа как были Святицы, так и остались. В целых восьмидесяти километрах они от деревни Захватово (это уже  Кавернинский район), где семья Матросовых жила.

Когда умерла мама, Саше было двенадцать лет. Он тогда сразу работать пошел. В колхозе возчиком был, а как минуло шестнадцать, вручили Александру повестку на фабрично-заводское обучение. Но ему не хотелось в город. Попросил председателя послать его лучше в лес, где токарный завод находился. Там Александр быстро ремесло освоил и на всю жизнь деревянных дел мастером стал. Плотничал в Городце на судоверфи и в лесхозе, был столяром на железной дороге. Когда в Семенове обосновался, трудился в мебельном цехе, а потом надомником в колхоз устроился, занимался там, по нашим временам, экзотическим ремеслом — делал швабры и кисти из мочала.

— В связи с перестройкой это ремесло мочальное покончилось, — объясняет Александр Степаныч. — Было время у меня, когда я гробикам (именно так он говорит, не «гробиками») занимался. Делал их для местных жителей. Опять же перестройка у меня все это дело подкосила. Зато тут церкви стали открывать. Это ж важнее. Тут и работы неимоверно прибавилось. Честно сказать, что-то делал и за деньги, а что-то — ради Христа.

Руки-то не для скуки!

LSAL5535

— Я от веры никогда не отходил, — говорит мастер. — Даже в армии со мной всегда была икона Пресвятой Богородицы. Такая небольшая, металлическая. Одна женщина с нашего села ее дала мне: она меня уважала да и жалела, наверное (без матери рос). «На вот, говорит, Саша, пусть она с тобой будет всегда. Она тебя охранит». Носил я икону эту в армии тайно, строго же было, даже в штанину зашивал и в землю зарывал, когда проверку ждали. Потом в Семенове уж она у нас дома на божнице стояла. Я ни от кого особо не прятался; что я верующий, все знали. А годов несколько тому назад воры к нам влезли и украли эту иконку. А так я всю жизнь на нее молился и в храм всегда ходил.

Церковь в Святицах… Туда Александр Степанович (как и отец его в свое время) путь проторил. Все молодые годы приезжал сюда. Хоть и добираться тяжело было: автобусы редко ходили. И вот пришли девяностые, духовный подъем, «второе крещение Руси», как это время называют…

— Поскольку Святицкая церковь была не под рукам, — говорит мастер очень колоритно, заслушаешься, — одному прихожанину, Ивану Михалычу Ожимину, пришла хорошая мысль в голову — восстановить церковь в Медведеве. Село это от Семенова рядом, ходить недалеко. Там был клуб, потом колхозный склад. Иван Михалыч подключил людей, и дело пошло ходом.

Несколько плотников работали тогда в храме, среди них и Александр Степанович Матросов. Иконостас сделали, киоты, аналои. И сейчас в Медведевской церкви та же утварь. Еще мастер нам плащаницу показал, им вырезанную, и другие свои работы. Ковчег для святых мощей — тоже дело его рук.

— Теперь у меня есть кое-какая техника, — хвалится Александр Степаныч, — электрорубанок имеется, дрель, циркулярка тоже. А раньше я никакой механики вообще не знал, все руками. А в работе Бог помогал. Как мы тогда за церковь-то взялись! С энтузиазмом, с огоньком работали. Не только строители, но и женщины, которые помогали, люди многие тогда откликнулись.

После Медведева он участвовал в восстановлении еще двух церквей: в родных Святицах (она хоть и не закрывалась в советское время, но к девяностым годам обветшала основательно) и в самом Семенове храма Всех святых. Мастер и сейчас в работе. Трудится, конечно, не с таким размахом, как когда-то, но трудится! Потому что руки-то не для скуки.

По разным верам

Дом у Александра Степановича добротный. Сам срубил. И не простой это дом, а с украшениями и яркими красками покрашен. Мебель опять же своими руками сделанная: шкаф с затейливой резьбой, комод, трюмо…

— Мы с моей супругой Грушей, Аграфеной Никифоровной, 57 годов тут прожили в милую душу, — вздыхает наш мастер, а я бросаю взгляд на фотографию на стене. Вот они молодые — Александр и Аграфена.

— Какая, — говорю, — она у вас красавица!

— Да и я ничего, — усмехается в седую бороду Александр Степаныч. — А работящая была! Корову мы 40 лет держали, еще кур да поросят. Переневол у нее вышел. Переневолилась, натрудилась, значит — вот и померла. Уж шесть годов как. А мы ведь с ней по разным верам жили. Она — староверка, беспоповка. В нашу веру не переходила, а мне не было благословения переходить в ее. Хотя венчались-то по-ихнему, старушка одна семеновская нас венчала. Я потом в этом грехе каялся.

Двоих сыновей вместе вырастили, оба теперь в Нижнем живут. У мастера нашего — внуки, правнуки, навещают деда. А он душой молод, бодрости духа не теряет. Стихи читает и песни поет.

Голос заволжских лесов

Песни он с детства любил. И не какую-нибудь чепуху, попсу по-теперешнему, а музыку духовную, стихи божественные. Бывало, пойдет в лес по грибы — поет, на завод токарный — тоже распевает, в Святицы до церкви пешком добирается — опять не молчком, еще и стихи духовные читать возьмется, попутчиков на нужный лад настраивает. Сам он, правда, не сочинитель, только исполнитель. Зато какой! Два года назад пригласили мастера в Варнавино на фестиваль «Голос Ветлуги». Выступил Александр Матросов, долго ему хлопали и диплом потом дали.

— Дом-то построил, теперь вот живу-поживаю, — улыбнулся, провожая нас, Александр Степаныч. — Не один живу — с Богом. Да Барсик возле вьется. Кот это, братья и сестры во Христе мне подарили, прихожане из Медведева. Вот он у меня песенки поет, я с деревяшками занимаюсь да ему подпеваю. Хорошо жить с Богом-то.

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.