Главная > Новости > Интервью с Романом Батуриным

Интервью с Романом Батуриным

19:17, 4 апреля 2004

Резная икона — явление крайне редкое, однако, как показал опыт, именно такая икона поможет многим незрячим увидеть впервые святые образы, иконы.
Известный Нижегородский резчик, творчество которого в 1992 году немецкая газета «Hеssische Allgemeine» оценила выше скульпторов Германии, Роман Батурин, впервые высказавший идею о создании икон для людей лишенных зрения, — один из тех, кто участвует в разработке специальной программы отдела религиозного образования и катехизации Нижегородской епархии по духовному окормлению незрячих.
В связи с активным интересом посетителей нашего сайта к вопросу развития нового проекта отдела образования епархии, собственный корреспондент сайта Нижегородской епархии взял интервью у Романа Юрьевича.

Роман Юрьевич, когда вы впервые заметили в своем творчестве интерес к религиозной тематике ?
Все получилось совершенно явно промыслом Божиим. Первое, что я сделал в жизни из дерева (мне тогда было лет четырнадцать) – это благословляющая рука, десница Божия. Я тогда зашел в Церковь на Бугровском кладбище и под впечатлением вырезал такую работу, не очень осознавая, что это такое. Потом начал ходить в этот храм и однажды попросился у священника поработать бесплатно для храма. А священник мне сказал, что-то вроде: “Отрастишь бороду — придешь”. Я обиделся и ушел из церкви. Обиделся на 30 лет. Теперь впрочем, понимаю, что Господь просто от раскола увел, храм то старообрядческий был. Потом была обычная мирская жизнь. Из Нижнего уехал в Москву, в столице прожил пол жизни, в России много где побывал, да и за пределами страны и, в конце концов, Господь вернул обратно.
После ухода из старообрядческого храма Вы до сознательного обращения к вере сталкивались с Церковью?
Да. Я, можно сказать, все время, каким-то образом находился рядом с Церковью. В детстве я жил рядом с храмом Спаса Всемилостивого на Полтавской. На первом курсе учебы в институте на реставрационной практике оказался в Новгороде Великом. Руководитель — Любовь Митрофановна Шулина (специалисты ее еще называли матерью русской реставрации), увидев мои рисунки храмов города, сказала, что я от Церкви никуда не уйду. Теперь я уже понял, что эти слова были знаковыми в моей жизни. В Москве я работал реставратором, да и потом, когда был уже свободным художником, даже работая в Германии, у меня шел поиск чего-то высшего, вечного.
Роман Юрьевич, когда впервые вы осознали, что ваше мастерство резьбы по дереву, ваши иконы, имеют особое значение для людей с нарушением зрительного аппарата?
Около четырех лет назад. Меня, тогда как-то осенило, но я тогда только о себе думал. О слепых вспомнил только в качестве оправдания своего желания заниматься резными иконами. Поэтому, наверное, я вскоре и забыл об этом. Бог дал — Бог взял, наверное, чтобы вернуть эту мысль не как красивую идею, а как серьезное служение людям, которых уже начал понимать.
Когда вы осознали что эта мысль не просто идея, а быть может очень важная часть, чьей-нибудь жизни, в том числе и духовной?
Все случилось неожиданно, и как теперь убеждаюсь, промыслом Божьим. Однажды я посетил литературный вечер в библиотеке церковной лавки “Скит”. Пошел я туда спонтанно, хотя знакомые давно уже звали, и самому было интересно, но все что-то останавливало. Там я и встретил Любу Калинину, которая, будучи слепой, от рождения пишет великолепную музыку, стихи и сама исполняет свои произведения на духовные темы. Меня это просто потрясло, это не может не потрясти нормальную душу. Я показал Любе свои работы. Сразу стало ясно, что нужно делать.
Потом встретил сокурсницу по архитектурному, с которой за семь лет по возвращении в Нижний не встречал, хотя она живет рядом. Встретил около дома, разговорились, я поделился мыслью о работе над иконами для незрячих, а она оказалась победителем конкурса “Мир на кончиков пальцев”. Она меня познакомила с автором проекта “Мир на кончиках пальцев” Ириной Сумароковой. Ирина взяла икону в руки и сказала: “Я впервые в жизни увидела икону”. Эти слова меня совершенно утвердили в намеченном деле.
Скажите, пожалуйста, в иконах для незрячих Вы будете применять специальное точечное письмо для слепых?
У слепых настолько развиты пальцы, что надписи вырезанной на иконе может быть вполне достаточно. Конечно, иконы будут создаваться в рамках канона, но с помощью разных техник. У слепых свое видение, свое ощущение фактуры материала и теплоты цвета, все это будет учитываться.
Как ваша идея стала частью проекта, разрабатываемого отделом религиозного образования и катехизации Нижегородской епархии?
Очень просто, я поехал на исповедь и за советом к священнику о. Михаилу Зазвонову, а он, как оказалось, один из тех, кто занимается в епархии вопросами социального служения. На все мои предложения о. Михаил отреагировал с большим интересом и высказал свои идей по поводу организации духовного окормления незрячих. У меня даже мысль не доходила до того, что предложил батюшка. Я думал о чем-то небольшом камерном, а о. Михаил предложил сразу идею строительства небольшого деревянного храма или часовни для незрячих.
В процессе встреч с о. Михаилом выяснилось, что просто икона ничего не даст, потому что для невоцерковленного человека икона окажется лишь портретом с нимбом. Встал вопрос о необходимости создания духовного Центра для инвалидов зрения, в котором можно было бы изучить и Закон Божий и иконографию, иметь возможность задать вопросы на духовные темы священнику. Кроме того, есть перспектива привлечения инвалидов-колясочников к обучению резьбе по дереву. Получается целая социальная программа, я и сам не ожидал, что все может вырасти в такой обширный проект.
Вы намерены заняться педагогической деятельностью в будущем Центре?
Да, прежде всего как я сказал, это будет связано с получением профессии резчика-иконописца инвалидов-колясочников, а для детей будет существовать кружок рисования и художественной лепки, поскольку для незрячих работа с острыми резцами опасна.
Дети без нарушений зрения смогут записаться к вам на занятия художественной лепки и рисования или Вы намерены преподавать только незрячим детям?
Конечно не только незрячим, всем кто пожелает, тем более что совместные занятия, общение будут только во благо. Впрочем, людей вообще нельзя разделять на зрячих и слепых. Мир Божий — один, и не надо его делить. А наша задача раскрыть для них этот мир.
Мне не нравится слово «слепой», «незрячий». Это не верные обозначения, поскольку кроме глаз у человека есть другие органы восприятия и главное из них – сердце. Многие здоровые телом — сердцем слепые, а незрячие телесно способны видеть больше и тоньше чем мы с вами. Для меня мир человека, лишенного зрения, но не озлобившегося – это мир человека свободного от того мусора, которым часто живем мы с вами.
Незрячий не видит надписи на магазине и на заборе, не видит рекламы и, покупая мебель, будет выбирать, прежде всего, удобную, а не модную. Они во многом лишены множества условностей, в которые мы с вами, здоровые люди, себя загнали.
Меня просто потрясает общение с инвалидами. Чем больше я узнаю их, тем больше убеждаюсь, что они видят больше нас. Видят, по тому, что живут сердцем. Потому что душа у них зрячая. Для большинства из них резная икона — практически единственный способ напрямую прикоснуться к таинству иконописи, поговорить с Богом.

1081092043.jpg

Беседовал корреспондент Нижегородской епархии Кривцов Ф.

По всем вопросам обращаться в отдел религиозного образования и катехизации Нижегородской епархии по телефону: 303-303

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской епархии обязательна.