Главная > Статьи > Презрев блага светской карьеры
«Ведомости Нижегородской митрополии» 1 (85) 16:15, 14 января 2016

Презрев блага светской карьеры

LSAL7589Настоятель Ильинского храма, расположенного в историческом центре Нижнего Новгорода, протоиерей Николай Горбатовский принадлежит к числу священников, чье пастырское становление пришлось на время смены эпох. Отец Николай вполне вкусил «прелестей» советского времени, когда просто признаться в том, что ты верующий, было смелым поступком, и почувствовал на себе период духовного подъема, когда из атеистического небытия возвращались к жизни порушенные храмы, а вместе с ними оживали сердца людей, становившихся прихожанами.

Кандидат не в партию, а в клир

Для отца Николая вопрос выбора жизненного пути не стоял. Пример, который он видел перед собой в юношеские годы, остался с ним на всю жизнь. Это был пример отца, протоиерея Георгия Горбатовского: будучи верующим человеком, он отказался от благ советской системы, от возможной светской карьеры, чтобы остаться настоящим христианином и впоследствии стать священником. Георгий Васильевич ушел из жизни в 2010 году.

Родители нашего собеседника регулярно ходили в храм и детей к этому приучали. Каждое воскресенье ранняя Божественная литургия была для будущего священника Николая Горбатовского довольно привычной. «Ходили мы чаще всего в Высоковскую церковь, — говорит батюшка. — Я жил и живу недалеко от нее. Мой отец хотел быть священником. В 1977 году он подал прошение на имя правящего архи­ерея — митрополита Николая — с просьбой посвятить его во диакона. Но тогда этого не произошло»…

Объяснялось все очень просто, если исходить из реалий советской системы. Георгий Васильевич вел активную общественную деятельность, которая расценивалась тогда как политическая. Например, добивался вместе с другими православными активистами открытия еще одного храма в городе Горьком и даже участвовал в подписании специального письма в ООН в 1972 году. Естественно, такая активность не осталась незамеченной. Георгия Васильевича «взяли на карандаш» органы госбезопасности, а его самого зачислили в инакомыслящие.

Как вспоминает Николай Горбатовский, его отца вызывали в Горьковское управление КГБ, были и угрозы: «посадим», «задержим». Но Георгия Васильевича, человека крепкой веры, это не останавливало. В «мирской» жизни он был простым шофером, родом из села в Брянской области. Его трудоспособность всегда отмечало начальство на работе. И когда после службы в армии он продолжил работу водителем, вскоре оказался на должности заведующего гаражом со штатом 20 человек, стал занимать руководящее положение. Соответственно, вскоре ему предложили вступить в партию. Он отказался из религиозных соображений. Сколько было уговоров: говорили, что это открывает большие перспективы, с учетом того, что ответственный работник учился на вечернем отделении института.

— После отказа вступить в КПСС его из завгаров убрали, — рассказывает отец Николай. — Для него стала доступна только рабочая профессия, пришлось бросить институт, чтобы прокормить семью. Карьерного роста никакого не ожидалось. Так он до 1988 года проработал водителем автобуса. И все эти 10 лет он был как бы кандидатом в священство. Батюшкой ему не разрешили стать органы госбезопасности.

Сейчас такое трудно представить, но тогдашние силовые структуры вмешивались во все: сами определяли, кому разрешить стать священником, кому не разрешить, кому предоставить регистрацию на приходе — важнейший документ, дающий право служить в том или ином месте, кому отказать. Противостоять этой «машине» правящий архи­ерей не мог. Только в 1988 году Георгий Васильевич был рукоположен в пресвитеры.

В том же году его сын Николай, проучившись четыре курса на вечернем отделении радиофака Горьковского политехнического института, поступил на учебу в Московскую духовную семинарию. Еще чуть-чуть, и Николай Горбатовский стал бы дипломированным радиоинженером…

Педагогическое противостояние

Самым трудным, пожалуй, для верующего человека в советское время было находиться в атмосфере недоверия и осуждения окружающих. Особенно, если ты человек по возрасту юный, особенно, если осуждение слышишь от учителей. Не каждый выдержал бы такое испытание, но оно только укрепляло в вере маленького Николая, который так и не вступил в пионеры.

Отец Николай учился в 46‑й школе города Горького — школе, где директором была Таисия Максимовна Баберина, волевая женщина, убежденная атеистка. Когда встал «пионерский» вопрос, директор посчитала: если родители мальчика — простые рабочие, а она — учитель, то без труда может доказать им «элементарные» вещи, поставить в неловкое положение с их религиозными убеждениями. «Я благодарен Богу, что не она, а мой отец сумел поставить педагога на место», — вспоминает священник.

Между тем ситуация была не из приятных. Собрали школьный педсовет, вызвали на него Георгия Васильевича. Десятки осуждающих глаз смотрели на родителя. И началось! Реплики сменяли одна другую: «Смотрите, мир развивается, а вы не позволяете вступать в пионеры, вы тянете ребенка назад». Давили на то, что родители ограничивают права ребенка. На это отец прямо ответил: «Конституция СССР позволяет родителям воспитывать ребенка так, как они считают нужным, в том числе в вопросах религии». Директор парировала: у нее мама тоже была верующая, а сама вот выросла правильной атеисткой. На это Георгий Горбатовский сказал: «Значит, ваша мама плохо вас воспитывала». Директору нечего было ответить.

Наставники из «физиков»

Случай с отказом от пионерской жизни был не единственный, когда Николаю Горбатовскому, чтобы отстоять свою позицию православного человека, приходилось идти против системы. То же было и с отказом от комсомола. По этой причине пришлось поступать на радиофак политеха не на дневное, а на вечернее отделение. Чтобы не было вопросов, почему студент не член ВЛКСМ.

А радиодело Николая увлекало. Математика и физика были любимыми предметами. Хотелось работать в технической сфере. Юношу интересовали научные открытия в области радиоэлектроники, во всем этом хотелось разобраться. Естественно, Николай был радиолюбителем. После армии, чтобы самореализоваться, пошел работать не на завод имени Петровского, где трудился до армии, а в радиолабораторию при кафедре радиосистем Горьковского политехнического института.

— Я больше вращался не среди студентов, а среди сотрудников радиолаборатории, — говорит отец Николай. — Из их числа вышли многие знаменитые педагоги, как, например, Елена Владимировна Богданова, ныне преподаватель средней образовательной школы №30. Парадокса в том, что ученые, увлеченные радиоэлектроникой, стали православными, нет. Когда люди задумываются о серьезных вещах, они чувствуют, что мир премудро устроен. Видят, что действительно есть Творец.

Общался батюшка и с физиками из науко­града Дубна Московской области, где у него есть родственники. Не все они, к сожалению, ревностно относятся к вере. Как считает настоятель, на пути к Богу мешает лень, нежелание задуматься о вечных вещах, за которыми всегда стоят обязанности, и они-то подсознательно нас пугают. Тогда внутренний голос предлагает другой путь: не надо тебе этих новых обязанностей, живи полегче!

Отсутствие благодарности Богу, по мнению отца Николая, является причиной жизненных путей, которые можно назвать полуверой. Батюшка говорит, что ему повезло: в его жизни встретились люди, которые использовали свой интеллектуальный потенциал, чтобы прославлять Господа. Одним из них был отец Вассиан (Бирагов) — иеромонах, трудившийся в свое время научным сотрудником НИИ прикладной математики и кибернетики.

«Уж не верующий ли ты»?

И снова на жизненном пути отца Николая — столкновение с системой. Служба в войсках ПВО под Москвой. Тот же советский вопрос: почему ты не комсомолец? Шел 1983 год, и комсомольцами не были только те, кто состоял на учете в милиции или уж совсем плохо учился. Солдата начали «обрабатывать»: давай вступай, для тебя это такая великая честь. Николай отказывался, отцы-командиры недоумевали: что за противостояние? И тут юноша услышал вопрос, на который нельзя было ответить уклончиво: «Да уж не верующий ли ты?» — «Да, я верующий»!

После этого солдат прошел через все инстанции, от командира взвода до командира части. Подключился к «воспитанию» и спецотдел. Побеседовав, вроде, оставили в покое. Кроме одного человека, командующего боевой частью. Капитан Сомов посчитал, что ночные дежурства можно использовать для «работы» с верующим солдатом. Приглашал в «курилку», идеологически обрабатывал. Но переубедить Николая ему не удалось. В сердцах офицер бросил: «Да ты подготовленный»!

В кругу единомышленников

NR1_0020Учебу в Горьковском политехе пришлось оставить: власть не приветствовала поступление выпускников вузов в духовные школы. Хотя шел уже 1988 год, прошло запоминающееся 1000‑летие Крещения Руси.

— Большая радость была наконец жить и учиться среди единомышленников, — рассказывает батюшка. — Рекомендацию для поступления я получил от правящего архиерея, митрополита Николая (Кутепова), он знал меня с 10‑летнего возраста, потому что мы с отцом Александром Мякининым помогали в Высоковской церкви в алтаре, на буднях участвовали в уборке храма.

С теплотой вспоминает протоиерей Николай Горбатовский своих семинарских учителей: профессора Алексея Ильича Осипова, нынешнего митрополита Владивостокского и Приморского Вениамина.

С супругой Людмилой он познакомился тоже в Московской духовной семинарии, куда она поступила учиться в регентский класс. Матушка родом из Башкирии, окончила там училище. «Родство душ и единство интересов всегда казалось мне важным залогом взаимопонимания в семье, — считает отец Николай. — Мы венчались в Высоковской церкви летом 1993 года. Венчали священнослужители — друзья по семинарии».

Диаконская хиротония Николая Горбатовского прошла на Благовещение, а священническая — на Троицу в 1994 году.

Двадцать два года пастырского служения отца Николая вобрали в себя много благих дел, в том числе труды по возрождению Ильинской церкви, где он служит настоятелем уже 21 год.

Игорь Чистяков

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.