Главная > Статьи > Протоиерей Михаил Сторонкин: «В воскресной школе думал, что все знаю. Священником понял: не знаю ни-че-го»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 14 (98) 16:31, 28 июля 2016

Протоиерей Михаил Сторонкин: «В воскресной школе думал, что все знаю. Священником понял: не знаю ни-че-го»

прот. Михаил Сторонкин с  семьейУ ребенка восприятие мира совсем иное, нежели у взрослого. Оно ярче, объемнее, и нередко ничем, казалось бы, не примечательное событие, случившееся в детстве, оставляет большой след в душе маленького человека, определяет его жизненный путь. Именно так сложилось у протоиерея Михаила Сторонкина — ныне руководителя отдела культуры Нижегородской епархии и настоятеля Спасо-Преображенской церкви в Карповке.

Знаковый 1988-й

Отец Михаил — батюшка не потомственный. В роду Сторонкиных священников не было, мама и папа — рабочие из Выксы. Так получилось, что отец священника оставил семью, когда Миша Сторонкин был еще в младенческом возрасте. И вся нагрузка по содержанию и воспитанию семьи, а у отца Михаила есть старший брат — легла на маму. Как говорит отец Михаил, приходилось ей тяжело. Но уже тогда будущий священник отметил главную черту ее характера — доброту. Это было и в отношении детей, и потом, когда, глядя на воцерковленного сына, сама стала помогать в работе по храму.

Можно сказать, знаковым для нашего собеседника стал 1988 год, когда вся страна стала отмечать Тысячелетие Крещения Руси. Как говорит батюшка, словно окно в комнате приоткрылось и наполнило дом свежим воздухом. Много было передач на телевидении и радио. Мише в тот год исполнилось восемь лет, и как-то зимой, на святки, рано утром бабушка отправила внука к открытию магазина за свежим горячим хлебом. Путь был неблизкий и пролегал через частный сектор Выксы, из которого город состоял наполовину. «Я шел по тротуару, и что-то привлекло мое внимание в одном деревянном доме, — вспоминает отец Михаил. — Так, небольшой низкий дом — избушка. И вот я поворачиваюсь и смотрю — в окне горит лампадка перед иконами. На меня произвел такое впечатление этот огонек! Купил хлеб, вернулся домой и стал бабушку расспрашивать: что это такое?»

Бабушка хоть и не была полностью воцерковленным человеком, в церковь ходила нечасто, но смогла объяснить Мише, что лампада горит перед иконой, и подвела его к «божничке» на кухоньке — там была старинная икона Николая Чудотворца. «Как сейчас помню то утро, все его детали, хотя прошло тридцать лет, — продолжает батюшка. — С тех пор я стал «атаковать» бабушку вопросами о Церкви, об иконах».

Парень узнал, что в Выксе есть настоящая местная жемчужина — храм в честь Рождества Христова, с высокой колокольней в стиле классицизма, на берегу озера. Однако церковь только что передали Нижегородской епархии, она была еще в полуразрушенном состоянии, но владыка Николай уже вел активную деятельность по ее реставрации и вообще по духовно-нравственному воспитанию в Выксе. Настоятелем он назначил ныне протоиерея Геннадия Колоколова. Этот пастырь и оказал большое влияние на духовное становление будущего отца Михаила.

 «Мама, мне к нулевому уроку!»

Михаила уже подростком тянуло в храм. Мальчик учился в школе, расположенной на другом конце города, в новом микрорайоне. Он уходил из дома специально пораньше, говорил маме, что ему нужно к нулевому уроку. Ехал сначала в храм, а уж потом в школу.

«Но не сразу я смог переступить за церковную ограду, — говорит священник. — Тогда уже центральная часть храма была отреставрирована. Все ходил вокруг да около. Больше месяца присматривался… Стал заходить сначала на территорию, потом в сам храм — на службы. Самое яркое впечатление — когда во время литургии впервые увидел в открытых Царских вратах семисвечник — это такой церковный предмет  утвари с семью лампадами». В храме заметили, что мальчишка приходит регулярно, службы не пропускает. Тогда отец Геннадий позвал Мишу помогать в алтаре. Потом была учеба в воскресной школе, в которой преподавал сам настоятель храма. Парень долго был под впечатлением от рассказанных на уроках Священных историях Ветхого Завета, полюбил церковное пение.

Родители, конечно, узнали, что Миша ходит в воскресную школу, и сначала восприняли это настороженно. А потом, когда узнали, чему учат в Церкви — о почитании родителей, доброте, — были и рады, и спокойны. И потом мало-помалу сами начали приходить на службу. Как-то Михаил принес из обычной школы пятерку по пению. Неудивительно, ведь с отцом Геннадием они в том числе разучивали русские народные песни. Так вот на том уроке пения исполняли «Эх, дороги…» Учитель говорит: «Миша, весь класс будет петь припев, а ты будешь солировать». В результате — «отлично». Отец Михаил рассказывает: «Я тогда сказал бабушке: ты переживала, что я в церковь хожу. А вот если бы я в храм не ходил, пятерки не было бы».

О чем знает даже неверующий

Со священника иной, нежели с обычного мирянина, спрос. Батюшка не может закурить, выругаться матом, кого-то обидеть. У отца Михаила был дедушка, ветеран Великой Отечественной войны Евдоким Устинович. Человек неверующий, он мог и крепкое словцо ввернуть. Его внук вспоминает, что зимой, играя, он случайно снежком в форточку попал и выбил стекло. Дед тогда сказал: «Какой ты хулиган, а еще в церковь ходишь». Надо же, подумал тогда парень: даже неверующему понятно, что раз ты в Церкви, значит должен быть положительным. В 1999 году Михаил окончил Выксунское духовное училище. После продолжил обучение в Нижегородской духовной семинарии. Диаконская хиротония состоялась в 2000 году, а священническая — в 2003-м.

Протоиерей Михаил Сторонкин помнит свое первое благословение. Это было в Большом Болдине, куда молодого священника направил служить митрополит Георгий. Болдино — место знаковое для интеллигенции всей России. «Я помню, было тяжело: и проповедовать, и исповедовать, — говорит священник. — Потому что опыта не было. Наверное, не столько говорил, сколько слушал. Когда подростком в воскресной школе учился, думал, что все знаю. Стал диаконом — осознал, что знаний недостает. И только будучи священником понял, что не знаю ни-че-го».

Учиться батюшке приходилось и приходится каждый день. И будучи руководителем военного отдела епархии, когда отвечал за духовное окормление полицейских и бойцов воинских подразделений и даже выезжал в командировки в Дагестан. И ныне — в статусе руководителя отдела культуры, многочисленные мероприятия которого знакомят со Словом Божиим через сцену, произведения искусства, детское творчество.

В нелегком служении всегда надежной опорой остается семья. С матушкой Анас­тасией отец Михаил познакомился, когда молодые вместе учились в Выксунском духовном училище. Девушка приехала из Подмосковья, но корни имела выксунские. Ее прадедушка — последний священник в Выксе — по приговору «тройки» был расстрелян. Из сверстниц Михаил сразу выделил Анастасию — интеллигентную, скромную, благородную —  с набором качеств, которые называют внутренней красотой.

Сейчас в семье Сторонкиных двое детей — Мария и Тихон. Мария учится в старших классах школы, Тихон — в младших. Дочь много читает, готовится к учебе на ветеринара. Любит животных, тратит на них карманные деньги — покупает лекарства и корм. Батюшка рассказал, что как-то дочь поехала в приют и нашла там хромого, косого кота: «Надо его забрать, он несчастный, его никто не возьмет». Доброта, отзывчивость, сострадание — это же из ниоткуда не возьмется! Из семьи все. Прав был митрополит Георгий, когда на одном из епархиальных собраний обмолвился, какими качествами, в первую очередь, должен обладать современный священник: нестяжательство, доброта, любовь к людям.

Игорь Чистяков

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.