Главная > Гость епархии > «Путь веры и доверия»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 9 (207) 21:12, 31 мая 2021

«Путь веры и доверия»

Митрополит Вятский и Слободской Марк о средствах развития и познания себя

27 апреля Нижегородскую епархию посетил митрополит Вятский и Слободской Марк. Гость сослужил митрополиту Нижегородскому и Арзамасскому Георгию за Божественной литургией в Успенском храме Благовещенского монастыря, участвовал в совещании, посвященном взаимодействию Вятского духовного училища и Нижегородской духовной семинарии, а затем дал интервью радио «Образ». 

— Владыка, вы не первый раз посещаете Нижегородскую епархию. Что стало целью нынешнего визита?

— Прежде всего, радость братского общения: с владыкой Геор­гием мы обучались в одной духовной школе и жили в одном монастыре. На вятской земле, где я прохожу послушание 10 лет, есть духовное училище, которое мы собираемся преобразовать в духовный центр. За этим опытом я и приехал к владыке Георгию.

— Расскажите, пожалуйста, о себе.

— Родился я в Москве, на Красной Пресне. Папа — военный, в свое время инспектировал границы. Мама работала в проектном институте. Я учился в школе, которая находилась в стенах Зачатьевского монастыря. Это первый женский монастырь в Москве, где подвизались сестры святителя Алексия Московского. Центральный храм взорвали и на его месте построили школу. А после празднования 1000-летия Крещения Руси нашу школу разобрали и вновь построили собор.

Одна моя бабушка пела на клиросе. Другая тоже ходила в храм и по благословению священника помогала нуждающимся людям — ухаживала за больными. Крестили меня в храме Иоанна Крестителя на Красной Пресне. Священник взял на себя ответственность не записывать мои данные в книгу крещаемых, так как могли сообщить на работу отцу, после чего его могли изгнать из армии.

После школы я поступил в техникум легкой промышленности на специальность «Ремонт и обслуживание бытовой радиоаппаратуры». Оттуда призвали в армию, два года отслужил в Гатчине. Имея водительские права, на втором году службы я возил командира части. Штаб округа находился на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге. Поэтому когда командир ходил на совещания, а это было раз в неделю, я шел или в Русский музей, или в Эрмитаж. Каждый раз мои походы были тематическими: то я рассматривал живопись, то скульптуру, то миниатюру, то канделябры, то мебель. В армии я понял, что для жизни мне техникума мало. Поэтому, вернувшись, пошел работать электромехаником ЭВМ в Гидро­метцентр и одновременно поступил в финансово-экономический институт. Потом сменил несколько работ. Я и чертежник-конструктор, и электромеханик ЭВМ 6-го разряда, и электрик 6-го разряда, и сантехник 6-го разряда, и мастер вентиляционного оборудования. Все это пригодилось мне позднее — при восстановлении и строительстве храмов.

— Как вы решили пойти в семинарию?

— К духовной жизни меня тянуло еще в школе, я ее искал. Библию в те годы купить было невозможно. Я читал много философских произведений, но они меня не удовлетворяли. Одно дело читать о Боге, другое — с Ним познакомить. Таким человеком стал для меня насельник Троице-Сергиевой лавры отец Вадим. На мою просьбу стать моим духовным отцом он сказал: «Посмотрим». Я подумал, что он отмахнулся от меня, но со временем понял: вопрос не в том, чтобы он взял, а в том, чтобы ты за него ухватился и все, что он говорит тебе, с полным доверием исполнял, потому что он не просто ведет тебя по пути богопознания — он ведет тебя к Богу. Когда я поступал в семинарию, у меня в семье об этом никто не знал. Отец узнал только в октябре.

В семинарии и академии учились по четыре года, но я их окончил за шесть лет. В 1995 году, по окончании духовной академии, меня возвели в сан епископа Хабаровского и Приамурского, тогда мне еще 34 лет не было. Служба на Дальнем Востоке была сложная. Все храмы разорены. После Моск­вы и Санкт-Петербурга меня это опечалило. Но я утешил себя тем, что я-то все это видел, а жители Дальнего Востока нет. Было такое, что я рукополагал священников, которые никогда не видели храмов. И они подняли епархию! Были построены храмы, на хороший уровень подняли духовную жизнь. Потом был у меня Сахалин на полгода, им я управлял одновременно с Хабаровской епархией. Была и Чукотка. А теперь 10 лет — вятская земля.

— Вы рассказывали о своем духовнике. Дайте совет, как его найти.

— Это путь веры и доверия, способность слышать духовника, доверять, что сказанное им пойдет тебе на пользу, и всецело реализовывать это доверие в своей жизни. Когда я работал в Гидрометцентре, у меня была очень хорошая зарплата. По совместительству еще на полставки работал на кафедре, где учился. И еще подрабатывал. В советское время получал каждый месяц 700–1500 рублей. И тут духовник говорит: «Увольняйся». Я написал заявление об уходе, потом приезжаю к нему, глаза потупив: «Я вышел на работу». — «Почему?» — «А если я не поступлю в семинарию? Кто меня будет кормить?» — «А это не твоя, а моя забота». Такова ответственность духовника за духовное чадо! Молодым священникам я говорю: «Вы иной раз епитимьи раздаете, например, 300 поклонов. А знаете, что если человек это не выполняет, вы должны сами делать это вместо него?» Поэтому, когда мы ищем духовного руководства, надо искать человека ответственного. Господь говорит: «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк 17:21). Поиск — это прежде всего внутренняя работа над собой. Ты не духовника ищи, а себя обрети в Боге! Встав на путь не просто богопознания, а следования за Христом, найдешь и нужных людей, чей опыт не из книг получен, а из жизни.

— Когда в 1980–1990-е годы вы проделывали свой духовный путь, кто был вашей опорой?

— В семинарию я поступал с одной целью: уйти в Троице-Сергиеву лавру, потому что тогда со стороны туда никого не брали. Было время, когда я тесно общался с отцом Наумом (Байбородиным), видел примеры его прозорливости. Были еще отец Кирилл, духовник лавры и мой восприемник при постриге в монашество, отец Модест, который за ящиком стоял, отец Афанасий, цыган по национальности, смот­ревший за мощами преподобного Сергия Радонежского, отец Софроний, иеродиакон, который всю войну прошел, — общение с такими людьми обогащало знаниями и непосредственным опытом их жизни. Когда меня поставили на Хабаровскую епархию, советоваться было не с кем: разница с Москвой — семь часов. И если нужно было принимать какие-то решения, я просто вспоминал этих людей.

— В 2016 году по благословению Святейшего Патриарха Кирилла вы участвовали в необычном миссионерском проекте — мотопробеге по историческому пути, которым некогда со своим войском прошел святой благоверный князь Александр Невский. Об архиерее на мотоцикле тогда написали многие СМИ…

— Да, есть такой мотопробег по местам служения благоверного князя Александра Невского: Переславль-Залесский, Москва, Годеново, Александро-Невская лавра. Но я бы хотел обратить внимание на другое. Помните, у Ильфа и Петрова: «Автомобиль — это не роскошь, а средство передвижения». Оставим одно только слово — «средство». Это одно из средств познания окружающего нас мира, людей, но, в первую очередь, себя. Когда ты упражняешься, чтобы овладеть этой техникой, появляются некие страхи. И ты через это средство познаешь, какой ты есть на самом деле. Но здесь приходится идти по тонкой грани. Всегда привожу такой пример. Когда вы подходите к бурной реке и нужно через нее переправиться, лодка — это благо? Конечно. Но когда мы переплыли бурный поток, мы дальше с собой эту лодку тащим? Нет, она становится обузой. Поэтому, как я уже сказал, мотоцикл есть средство познания себя и средство развития. Но когда оно начинает сковывать твои движения или развитие, надо иметь силы и разум от него отказаться. Чтобы привязанность к средствам не сдерживала тебя в дальнейшем развитии ради внутренней свобо­ды. А свобода — это следование за Христом. Ты выбрал этот путь, вот им и иди. Использовал это средство, развился, оно тебя больше не развивает — оставь и иди дальше.

— Как вас встречают во время мотопробега?

— Хорошо. Знакомые священники говорят, что посредством этой техники я молодежь в храм привожу. Мотоциклисты ведь народ простой. Молодежь подходит, задает вопросы, потом начинает переходить на личности, узнавать, кто есть кто. Отвечаешь: я священник. А порог стеснения уже преодолен, контакт и общение налажены. У ребят есть вопросы о духовной жизни, и с человеком из своей среды им легче общаться, проще задавать вопросы.

— Сейчас вас не встретить на байке?

— Скоро можно будет встретить. К 800-летию Александра Невского будет организован новый мотопробег, для него уже написана икона благоверного князя с частицей его мощей. Из духовенства буду участвовать только я. Мотопробег стартует 12 июня из Владивостока, пройдет через Хабаровск, Иркутск, Уфу, Екатеринбург, Казань, Нижний Новгород, Вологду, а завершится в Санкт-Петербурге, у мощей святого Александра Невского.

Беседовала Валентина Глинина
Версию для печати подготовила Оксана Москвина

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.