Главная > Служение > «С христианской покорностью и раскаянием»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 3 (183) 13:41, 14 февраля 2020

«С христианской покорностью и раскаянием»

Это здание, построенное по проекту архитектора Августина Бетанкура в первой четверти XIX века, похожее на маленький белый замок, не сразу заметишь. Долгое время Нижегородский острог реставрировался, и лишь в прошлом году распахнул двери для экскурсантов. Во время посещений гостям показывают и тюремный храм, освященный в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

На литургию под надзором

Острог на площади Свободы настолько вписался в современную застройку, что сделался практически незаметным. Из сквера напротив оперного театра нужно свернуть в жилой двор, а там пройти сквозь арку с воротами. Табличка на входе свидетельствует, что здесь во времена правления Николая II отбывал заключение Максим Горький. Попадаешь на тюремный двор, который раньше служил для прогулок арестантов, и сразу бросается в глаза небольшая звонница с крестом над центральным входом.

По словам экскурсовода, освященная в 1824 году Скорбященская церковь была низкой и темной. Дневной свет проникал внутрь лишь через два маленьких окошка в алтаре. На средства благотворителя Василия Мичурина были заказаны чугунные колонны, возведен второй ярус с балконами для певчих и пристроена алтарная часть.

Расписывал храм один из заключенных дворянского происхождения. В советское время вся роспись была закрашена, но, к счастью, частички драгоценной старины уцелели на колоннах. Как и в XIX веке, взирает на пришедших в храм преподобный Макарий, Желтоводский и Унженский чудотворец. В алтарной части — лишь небольшие узорные элементы на стенах.

Тюремный священник имел здесь большой авторитет, он мог влиять на решения надзирателя, мог даже назначить или отменить наказание. Арестантам он давал молитвенные послушания, а посещать службы в праздничные дни обязаны были все. В дни больших торжеств в острожную церковь допускались горожане. Многие сочувствовали заключенным, жертвуя им вещи и съестное. Был случай, когда одна женщина принесла на службу монашеское одеяние и передала его одному из заключенных. После службы он благополучно вышел вместе с другими прихожанами. Побег раскрыли, а надзирателям пришлось быть более внимательными.

После ликвидации женского отделения в освободившихся помещениях была организована школа для несовершеннолетних, где батюшка преподавал катехизис, параллельно обучая грамоте.

К исправлению

Система функционирования исправительных учреждений, какой мы знаем ее сейчас, появилась после тюремной реформы императора Александра I. Было создано российское «Попечительное о тюрьмах общество».

В первом параграфе устава о целях общественной организации говорилось: «…имеет предметом занятий своих как улучшение нравственного и физического состояния арестантов, так и мест заключения…» В общество помимо дворян и купцов вошли и представители духовенства, и особо оговаривалось, что участники комитетов и отделений общества в губерниях должны будут следить, «чтобы назидание заключенных в правилах христианского благочестия и доброй нравственности было исполняемо не упустительно». В острогах обязательно должны были быть книги духовного содержания, прежде всего Священное Писание. Пост для заключенных также был обязательным.

«Обвиненные судом, по объявлении им приговора, немедленно были устраняемы от сообщества с прочими арестантами, дабы духовный отец наедине приготовил их назиданием к достойному принятию Святых Таин и к перенесению заслуженного наказания с христианской покорностью и раскаянием», —говорилось в уставе.

В 1831 году появился документ, регулирующий жизнь осужденных. В «Инструкции смотрителя тюремного замка» есть глава о роли священнослужителей в острогах. Там сказано также, что священник обязан был входить в экономические дела острожного храма наряду со смотрителем и его помощником. Вместе они должны были вести учет средств и утвари для домовой церкви. «Священник Церкви стараться должен ознакомиться с нравственностью каждого из содержимых в тюремном замке, приобрести его доверенность к себе, и основать действия в отношении к исправлению каждого соответственно обстоятельствам».

Активное участие в жизни заключенных православные священники принимали вплоть до 1917 года. Ответственность на них возлагалась большая. Это были практически единственные люди, к которым арестанты могли обратиться со своими чаяниями.

В издании «Тюремный вестник» в 1883 году была размещена статья одного из батюшек, несущих служение в острожном храме. Он писал о пастырском долге так: «Ибо, что значит вразумить заблуждающегося, который перестал сознавать путь погибели и чувствовать силу своего бедственного состояния? Не должен ли вразумляющий сам за него просознать и восчувствовать пред ним всю гибель и мучительность его беззаконной жизни. Что значит утешить скорбящего? Не значит ли его скорбь возьмет в сердце своем, выразить скорбь пред ним и потом уже преподавать утешение. Какими словами и доводами можно ободрить отчаивающегося более, чем сочувствием к безотрадности его положения и собственным воодушевлением из глубины сочувствующей души?»

Сегодня традиции тюремного служения, чьи принципы изложены в «Миссии тюремного служения Русской Православной Церкви и пенитенциарных учреждений», возрождаются. Сотрудники епархий и православные волонтеры стараются помогать осужденным не только во время отбывания наказаний, но и после освобождения.

Дарья Петрова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.