Главная > Малая церковь > Семья вместе, и душа на месте
«Ведомости Нижегородской митрополии» 1 (199) 18:56, 14 января 2021

Семья вместе, и душа на месте

О пути в храм и обретении жизненного смысла

Каждое воскресенье эту большую семью можно увидеть в нижегородском храме в честь Рождества Иоанна Предтечи. Сергей Шкенин — экономист, банковский работник. Его супруга Елена — выпускница консерватории. Город, по их мнению, для многодетной семьи «тесноват» — суета… Поэтому воспоминание о счастливом моменте в жизни у них одно на двоих — когда приехали в деревню смотреть дом под дачу, еще не зная, нужен он или нет и что там вообще делать. Не успели осмотреться, а дети уже на лужайке в футбол играют. И поняли, что все счастливы.

Чтобы состояться

Познакомились они, как это часто сейчас бывает, в интернете. Загружены оба были так, что на личную жизнь времени не оставалось. Выручила современная сваха.

— Поначалу мы просто общались, — вспоминает Сергей, — потом встретились, но нельзя сказать, что сразу вспыхнуло чувство. А однажды Лена уехала куда-то недели на две, и я вдруг понял, что кого-то рядом не хватает. Кого-то очень важного.

Елену Сергей привлекал своей жизнерадостностью. От него веяло спокойствием и уверенностью. Они поженились. Когда родилась первая дочка Настя, папа уходил на работу, когда та еще спала, а возвращался, когда уже спала. И малышка настолько отвыкла от него, что однажды испугалась, как чужого. Тогда молодые родители окончательно утвердились в мысли, что нужно менять жизненные ориентиры.

— У меня была очень интересная работа в консерватории, — говорит Елена Шкенина. — Концертмейстер в классе оперного мастерства. И первое время моя маленькая Настя ходила со мной на работу. Студенты с ней нянчились, баловали и называли «дочь полка». Мне хотелось еще ребятишек. Но и ходить на свою работу тоже хотелось: очень много было положено на то, чтобы состояться как профессионал. Постепенно все изменилось. Я поняла, что главное — состояться как мать. Принять это было очень тяжело. Слава Богу, это уже пройденный этап. Хорошо, что Господь открыл, как правильно.

Чувство главного

И Сергей, и его жена выросли в обыкновенных семьях, не то чтобы неверующих, но и не церковных. Сережу крестила в детстве бабушка, но в храм он больше не ходил. У Лены на Пасху пекли куличи и красили яйца. Пару раз девочку сводили в церковь. Несколько раз она держала в руках Библию, даже прочитала оттуда две главы. И полгода пела в церковном хоре. Туда ее позвала подруга по самарскому музыкальному училищу.

— Потом она стала супругой священника, — рассказывает Елена. — Не без ее молитв, я думаю, и мы в храме. Помню, когда я носила Настю, мне захотелось причаститься. Задумалась, почему, и не смогла себе объяснить. А когда я уже окончательно и осознанно переступила церковный порог, было ощущение… Я теперь столько всего знаю! Самого главного! Важного! Люди, вот вы идете — глаза вниз, а мне так хочется вам это рассказать, поделиться радостью. И я рассказывала всем друзьям. Например, о том, насколько наш язык хранит память о Боге. Даже если мы о Нем забыли, все равно говорим: «Слава Богу!», грустно вздыхаем: «Господи…», благодарим: «Спасибо», значит, «Спаси, Бог». Господь нам открыл, что без веры жить нельзя. Можно иметь все, но без этого главного жизнь теряет смысл.

Что до Сергея, еще до женитьбы его однажды спросили: «Ты в Бога веришь?», и он не задумываясь ответил: «Нет, но я знаю, что Он есть».

— Машинально получилось, — рассуждает Сергей. — Сейчас я тоже знаю, что Он есть, но теперь еще и знаю, что Он всегда рядом, и ощущаю себя частью Церкви.

В храм Шкенины пришли четыре года назад. Сначала мама и пятилетняя Настя. Потом стали брать на службы маленького Сашу. Не сразу, но к ним присоединился Сергей, который раньше только довозил семью до церкви и возвращался домой. Маша (ей три года) и Соня (совсем малышка — год и восемь месяцев) в храме с самого рождения. Елена теперь преподает в воскресной школе хоровое пение, а Сергей ведет сайт прихода.

— Он у нас очень дружный, — рассказывает Елена. — Как одна семья. Понимаете, если люди живут в вере, причащаются от одной чаши, они по-настоящему становятся большой семьей. И каждый живет жизнью другого. Силу молитвы, когда все молятся за тебя, я на себе испытала. Господь просто несет тебя на Своих руках.

Даст Бог зайку, даст и лужайку

Наши герои сами не из многодетных, а из «стандартных», двухдетных семей. Правда, Елена с юности мечтала о трех малышах, а вот Сергей себя многодетным папой не представлял.

— Я понимал, какая ответственность вырастить и воспитать человека, — говорит он. — И поначалу не очень-то хотел поступаться личным временем. Когда была только Настя, я еще мог позволить себе ходить в бассейн, например. Когда же через три года появился Саша, направление всех жизненных сил стало другим. И это, оказывается, замечательно, интересно и приносит огромную радость.

Насте сейчас десять. Она ученица православной гимназии имени преподобного Сергия Радонежского. Еще ходит в воскресную школу, в музыкальную, занимается бисероплетением. Особенно любит занятия в храме по воскресеньям.

— Там все на самом деле: братья и сестры, — говорит Настенька. — А Бог — всем Отец, Богородица — Мама.

Семилетний Саша такой же серьезный и самостоятельный, как и сестра. Очень усидчивый. Когда занимается своим любимым рисованием, его ничем не отвлечешь. Он тоже учится в музыкальной школе, по классу гитары, занимается в секции баскетбола, любит водиться с младшими сестренками. У Маши и Сони постоянных увлечений пока нет, они во всем стараются подражать старшим.

— Иногда приходится слышать, мол, к чему иметь много детей. Для меня это звучит диковато, — говорит Сергей Шкенин. — Я уверен, что ребенку лучше расти в семье многодетной, где старшие заботятся о младших и наоборот. Ведь большая семья — это, по сути, маленькое государство, где у каждого своя роль. Здесь меньше поле для эгоизма, конкуренции. Когда у нас было только двое детей, у них часто были конфликты из-за внимания родителей, игрушек. Теперь, когда их четверо, лада между детьми стало больше. И какая радость, когда мы все по вечерам собираемся вместе!

— Много детей — много любви, — уверена Елена. — Ее общее количество в семье увеличивается в разы с появлением каждого малыша. И каждый ребеночек — личность. Они разные. И очень интересно, как они взаимодействуют друг с другом, твои кровиночки. Сначала их было двое — это одни отношения. Появилась Маша, что-то изменилось, потом Соня… Они друг у друга учатся. И учат нас, родителей. А по поводу материальных вещей… Говорят, даст Бог зайку, даст и лужайку.

Кстати, Шкенины очень любят жить на даче. Все лето Елена с детьми проводит в деревне (Сергей приезжает на выходные — работа), а к осени возвращаются в город. Незаметно пролетит время, сойдет снег, и дружная семья отправится в нижегородскую глубинку, в старенький домик с русской печкой, который так любят дети и откуда никак не хотят уезжать. В первый день, когда Шкенины приехали на него посмотреть, у них не было ни денег, ни машины. Но было ощущение детского счастья, которое хотелось сохранить. Сергей даже не стал смотреть, крепок ли фундамент, не прогнили ли бревна. Они все-таки купили этот дом, нашли возможность, потому что поняли, что их детям здесь хорошо. А из окон виден местный храм. В честь Святой Живоначальной Троицы.

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.