Главная > Ожившая история > «Возьмите иго Мое на себя»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 1 (181) 16:12, 24 января 2020

«Возьмите иго Мое на себя»

Николай Иванович Пирогов

Белый плат с красным крес­том. Когда-то он делал равными дочь приходского священника и великих княжон Романовых. Дань мужеству и самоотверженности в помощи пострадавшим на фронте современники отдавали и дочери петербургского губернатора Екатерине Бакуниной, и дочери мат­роса из сельской глубинки Дарье Михайловой, вошедшей в историю как Даша Севастопольская. Их объединяло стремление помогать другим, воплощая в жизнь заповедь о любви к ближним.

Княгиня-основательница

Впервые добровольные по­мощ­ницы, прошедшие специальную подготовку, участвовали в Крымской кампании 1853–1856 годов. По раз­ным данным, на фронт было отправлено от 200 до 300 сестер.

У истоков российского сестричества стояли великая княгиня Елена Павловна Романова и прославленный хирург Николай Пирогов. Принцесса Фредерика Вюртембергская была женой великого князя Михаила Павловича Романова. В православии ее нарекли Еленой Павловной.

Деятельная по натуре, она снис­кала уважение как в высших государственных кругах, так и у представителей науки и искусства того времени за образованность и широкий кругозор. Меценат и благотворитель, Елена Павловна была попечителем Мариинского и Повивального институтов. В первом готовили учителей и воспитательниц, при втором работал родильный дом и совершенствовали свои навыки врачи-акушеры. Опекала она и Максимилиановскую больницу, где стараниями великой княгини был впервые открыт стационар для бесплатного лечения раненых офицеров. Работал здесь и академик Пирогов.

Именно Николай Иванович рассказал ей о женщинах, которые помогают в Мариинской больнице ухаживать за пациен­тами. Потерявшие супругов, они назывались «сердобольными вдовами» и, поступив на работу в больницу, пользовались особыми привилегиями. Такие помощницы нужны были и в прифронтовых лазаретах.

Получив высочайшее разрешение, великая княгиня пишет воззвание, призывая всех женщин, не имеющих семьи, вступать в ее общину, которая была названа Крестовоздвиженской. Подготовкой сестер руководил Николай Пирогов. Их разделили на несколько категорий: операционные сестры, перевязочные сестры, сестры-аптекари, сестры-хозяйки. У них была своя эмблема — красный крест на Андреевской ленте с надписями: «Возьмите иго Мое на себя» (Мф 11:29) и «Ты, Боже, крепость моя». Князь Дмитрий Оболенский об основательнице Крестовоздвиженского сестричества писал: «Главная ее забота заключалась в том, чтобы дать общине тот высокорелигиозный характер, который, воодушевляя сестер, закалял бы их для борьбы со всеми физическими и нравственными страданиями».

Александра Федоровна Романова и ее старшие дочери великие княжны Ольга и Татьяна

Августейшие сестры

В 1867 году на смену Крестовоздвиженской общине пришло Общество попечения о раненых и больных воинах, переименованное в 1879 году в Российское общество Красного Креста. С 1870‑х его представители начали работать и в мирное время. По мере необходимости: пожары, землетрясения, навод­нения — санитарные отряды прибывали в ту или иную губернию. В последний год XIX века открываются станции, где работают опытные санитары и даже есть свой транспорт для перевозки больных с медицинским снаряжением — фактически «скорая помощь».

Общество Красного Креста всегда было под особым покровительством правящей династии. С начала Первой мировой войны императрица Александ­ра Федоровна была в числе его руководителей. Царское село и даже часть Зимнего дворца были обустроены под медицинские нужды. Александра Федоровна не просто отдавала приказы и жертвовала средства — она и ее старшие дочери великие княжны Ольга и Татьяна, окончив курсы, ассистировали врачам в операционных. «Была операция под местным наркозом Грамовичу, вырезали пулю из груди. Подавала инструменты… Перевязывала Прокошеева 14‑го Финляндского полка, рана грудной клетки, рана щеки и глаза», — читаем в дневнике княжны Татьяны Николаевны.

Самоотверженная работа сес­тер милосердия на полях сражений и в прифронтовых лазаретах заслуживала высших наград. Так, Римма Иванова у деревни Мокрая Дуброва (территория современной Республики Беларусь) подняла в атаку роту после гибели офицеров. Посмертно она была награждена офицерским орденом Святого Георгия IV степени, став второй женщиной — обладательницей этой награды.

Страницы дневника

Две тетради в кожаных обложках. Записям в них более 100 лет. Они принадлежали жительнице Нижегородской губернии, дочери священника Александре Николаевне Троицкой. Ее дневники нашли потомки на чердаке во время ремонта дома. Студентка Заволжского автомоторного техникума Дарья Гуляева рассказала об этой семейной реликвии на последнем конкурсе «Кто твой герой», который организует Городецкая епархия.

Александра Троицкая окончила Нижегородское женское епархиальное училище, а затем дополнительные двухгодичные курсы сестер милосердия при нижегородском отделении Красного Креста. «…мне она сказала, что меня вызывали в Красный Крест, и я тотчас пошла туда, и мне начальница сказала, чтобы я готовилась на войну. Я была и рада, и боялась. Прихожу в больницу, говорю крестной, что мне сообщила начальница, но она мне не верила. От нее я пошла в училище к Павлу Михайловичу и сказала, что меня призывают на войну, он был очень огорчен. Михаила Саввича не было дома, он был на даче, и я пришла домой, но была очень взволнована и всю ночь не спала», — записала Александра Николаевна 20 августа 1914 года.

Ее записи дают возможность представить, как проходили дни сестер, работавших в санитарных поездах. Александра пишет о долгих днях в пути, погрузках раненых, перевязках, доставке солдат до госпиталей. Есть и такие описания: «…но вот в 9 часов было ясно, и с германской стороны показался аэроплан, его стали обстреливать, и он вернулся обратно. Было очень смотреть интересно, попадут или нет, и они ни разу не попали и улетели. Около 10 часов пролетел другой аэроплан и сбросил 9 бомб недалеко от нашего поезда, и убило 6 человек и 9 ранило. Убило одного офицера, так было грустно. И мы ходили смотрели на убитого офицера, ему попали в сердце. Стояли до 11 часов, а потом ходили в Скрибово — 1‑я станция пос­ле Лиды. И вот около семафора и показался опять германский аэроплан и летал над нашим поездом и бросил бомбы, но не попал, и мы остались целы. Когда приехали в Скрибово, стали брать раненых, было очень много тяжелых. Они лежали в одном полевом гос­питале около станции, лежали в палатках. Там мы стояли до часу ночи».

Параллельно с военными действиями внутри страны разворачивались революционные события. В декабре 1916 года в дневнике Александры Николаевны появились записи: «произошел громадный в России переворот, и чем все кончится, неизвестно» и «хорошо, если будет лучше при новом правительстве, а если будет хуже, то, сохрани Бог, тогда немцы придут, прямо придут к нам и возьмут все».

В 1915 году автор дневника начала служить в эвакогоспитале в Дубно. Александра Николаевна была награждена золотой медалью «За усердие» на Аннинской ленте. Позже она получит орден Ленина и медаль «За победу над Германией». Всю жизнь Александра Троицкая проработала в медицинских учреждениях Нижнего Новгорода. В реорганизованном виде продолжала действовать и организация Красного Креста.

Сегодня в Русской Православной Церкви действует свыше 300 общин сестер милосердия.

Римма Иванова, Елена Павловна Романова и Александра Троицкая

Дарья Петрова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.