Главная > Статьи > Выше любви и смирения
«Ведомости Нижегородской митрополии» 6 (90) 16:46, 24 марта 2016

Выше любви и смирения

7142Часто говорят, что любовь — высшая добродетель. В христианских беседах столь же часто приходится слышать, что высшая добродетель — смирение. Однако большинство святых отцов едины во мнении, что в борьбе со страстями лучшим средством является духовное рассуждение.

Часто термины в разных системах повторяют друг друга. Термин «рассуждение» знаком нам из логики, где он означает ряд мыслей, суждений, умозаключений. В литературе рассуждением принято называть форму изложения научной прозы или ораторской речи. Есть такой термин и в аскетике. Что же такое духовное рассуждение?

Это особый дар Божий, дающий исполнителю Божиих заповедей способность познавать, как лучше и душеспасительнее совершить ту или иную добродетель, согласовать то или иное дело с волей Божией.

Как любая добродетель, рассуждение даруется Богом в награду после великих подвигов в духовной жизни. Пока же человек не удостоится получить его, он должен отсекать свою волю и даже ум ради послушания воле Божией. Это касается не только монашествующих, отсекающих волю перед старцем или перед тем, к кому он находится в отношениях духовного подчинения (игуменом), но и всех христиан, которые тоже стремятся исполнить волю не свою, но Божию. Нам ее открывает чтение Священного Писания, живое церковное предание, общение с собратьями по вере. Вот почему святые отцы говорят, что послушание есть матерь смирения и рассуждения.

Фон для духовных упражнений

Путь смирения один и тот же: и для монаха, и для мирянина. Будет ли это подвиг молитвы и поста, или же подвиг милостыни, храмостроительства, служения ближнему — все будет ценно в очах Божиих только в том случае, если совершается в смирении, с отсечением самомнения, при проверке своего доброделания церковным учением о нем. Только так и подобает действовать христианину — в единении с Церковью и Самим ее Главой — Господом Иисусом Христом. В этой проверке себя, в этом искании единения с Богом и заключается добродетель рассуждения, которая должна руководить всяким нашим начинанием, всяким доброделанием.

Действительно, это необходимейшее условие, как бы фон для всех прочих добродетелей и благочестивых духовных упражнений. Будет ли то молитва, или пост, или милостыня — без рассуждения все это может обратиться даже во вред.

Без рассуждения сама любовь — верх нравственного совершенства — может обратиться или в буддийское непротивление злу, или же в туманный, расплывчатый, беспочвенный, холодный гуманизм. Само смирение, этот воздух, которым дышат добродетели, может выродиться в смиреннолукавство. Так высоко ценится дар рассуждения как основа христианской жизни.

Единство с Церковью

Церковь есть единый живой организм, имеющий своей главой Господа Иисуса Христа, Который благодатью Духа Святого руководит духовной жизнью верующих в Него, а верующие, личным подвигом накапливая духовный опыт благодатной жизни, делятся им со своими собратьями во Христе. Все, что мы делаем доброго, исполняя святую волю нашего Господа, делаем не мы, ибо сказано: «Без Мене не можете творити ничесоже» (Ин 15:5). Таким образом, жизнедеятельность Церкви, каждого отдельного ее члена и всех вместе есть, в сущности, жизнедеятельность Главы Церкви — Самого Господа Иисуса Христа. Вот почему каждый член Церкви должен обязательно согласовывать всю свою личную жизнедеятельность с волей Главы Церкви — Христа и с жизнедеятельностью всей Церкви — Его тела. Итак, спасительно только то добро, которое согласовано с Божественной волей, о котором и совесть наша свидетельствует, что оно не нами, не нашими личными силами, а благодатью Христовою соделано. Такое добро делает нас самих живыми членами единого тела Христова — Его Церкви, нашей матери. И в этом наше счастье, в этом залог и начаток нашего вечного блаженства еще здесь, на земле.

Кто живо в самом себе ощущает действие Христа, кто чувствует свое полное бессилие на доброделание без Его благодатной помощи, тот всегда с глубоким смирением будет благоговейно исповедовать силу Христову и все будет приписывать Ему Единому. «Живу не ктому аз, — восклицает апостол Павел, — но живет во мне Христос» (Гал 2:20). Отсюда — глубокое, для мира сего непостижимое смирение святых и подвижников благочестия. Все они не видят в себе ничего истинно доброго, что принадлежало бы лично им: «Наше — это грехи, а если что и делаем доброго, то уже не наше, а Божие».

Главный дар старцев

На всецелом стремлении во всем и всегда согласовывать свою волю с волей Божией основывается так называемое старчество. Оно необходимо не только для иноков, но и для всех, внимающих делу своего спасения. Сами старцы всячески отсекают свою волю и пред духовными своими чадами, и пред лицом Божиим, молясь, чтобы Господь указал им Свою волю, чтобы подал им нужное слово ко благу вопрошающих. И как бы ни было иногда горько это слово, они говорят его безбоязненно, невзирая на лица, внимая только голосу своей совести. Если же их совесть колеблется, они не дают никакого ответа, дабы не погрешить пред Богом и не подать вредного совета. По мере их отречения от своей воли Господь дает им дар рассуждения на пользу ищущих их духовного руководства.

Есть ли сейчас духоносные старцы? Где они? Кто они? Вся полнота даров — в Церкви, и всякий ищущий духовного совета и помощи будет услышан Богом. Следует только помнить, что, по слову преподобного Иоанна Лествичника, тому, кто хочет познать волю Божию, прежде всего следует умертвить в себе всякое собственное желание, отречься от всякого своего смышления и без смущения обратиться к пастырям Церкви с вопросом о том, в чем он имеет нужду. При этом советы от них он обязан принимать словно из уст Самого Бога, даже если они противоречат его желаниям и намерениям и даже если податель совета сам не является строгим подвижником. В этой вере, в этом единении в Церковью и проявится духовное рассуждение.

Дмитрий Романов

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.