Главная > Без рубрики > Чтобы не иссяк источник
«Моя надежда» №1 2018 14:07, 26 марта 2018

Чтобы не иссяк источник

 

 

Эти люди помогают старикам в больницах и хосписах, собирают вещи для неимущих, в рождественские дни привозят сказку на дом детям-инвалидам. Они готовы сутками искать пропавших людей и сидеть у постели брошенного ребенка, пережившего операцию. Волонтерское движение России — это около семи миллионов человек, добрая их часть — православные добровольцы, которые трудятся на приходах, при благочиниях в социальных отделах епархий. К слову, согласно опросам, две трети населения нашей страны готовы оказать помощь незнакомому человеку, попавшему в беду.

«Отрада и утешение»

Добровольческих организаций у нас множество. Еще один центр — «Отрада и утешение» — недавно открылся в Арзамасе. Проект стал победителем Международного грантового конкурса «Православная инициатива — 2017», и теперь в городе появились гуманитарные склад и прокат, услугами которых пользуются жители семи районов юга Нижегородской области. Людям помогают в оформлении льгот и выплат, в поиске работы и жилья, в получении профессии.

— Практически в каждом направлении нашей деятельности задействованы волонтеры, — говорит руководитель социального центра «Отрада и утешение» Наталья Сибирина. — Ими становятся люди разные и по возрасту, и по социальному статусу. Основной состав — школьники, студенты, прихожане храмов. Все они очень хотят помогать.

Мария Асянова — волонтер начинающий, но очень активный. Она одна из тех женщин, которым сотрудники центра помогли избежать греха детоубийства.

— Я сама не хотела идти на аборт, но муж настаивал, — рассказывает Мария. — Ведь у нас уже росли двое сыновей, и вдруг — третья беременность. В центре «Отрада и утешение» нашлись люди, которые поддержали, и мне хватило сил и решимости поступить правильно. Сыну Владиславу сейчас уже пять месяцев. А я поняла, что теперь должна помогать другим людям. Тем же женщинам, которые отказываются от аборта. У нас организован фонд помощи «Мария» для мамочек, попавших в трудную ситуацию. Психологи с ними работают (я, кстати, психолог по образованию), вещами помогаем, проходят встречи, вечера, где женщины за чашкой чая могут поговорить о наболевшем.

— Мария такая не одна, — продолжает руководитель социального центра. — Часто те, кому мы помогаем, сами включаются в волонтерскую работу. На том же гуманитарном складе. Разбирают вещи, моют пол. С нашими добровольцами (разных направлений) проводятся беседы. Работы много, и много хорошего. Но есть и проблемы.

«Мне кажется, что это не оно. Оно — это когда долго, трудно и неблагодарно»

Волонтерский дух обязательно надо поддерживать, чтобы не наступило так называемое эмоциональное выгорание. Одна из форм здесь — паломнические поездки.

А ну, скорей любите нас!

В центре «Отрада и утешение» начала работу «Школа волонтеров».

— Начинание очень нужное, — так считает доброволец с многолетним стажем Анна Артемьева. —Потому что большое количество людей, которые много лет занимались волонтерством, однажды говорят себе: «Все, что-то сломалось внутри. Не могу, устал, и домашние в претензии, а главное, результата, по большому счету, не вижу. Ухаживаю за одним брошенным ребенком, на его место приходит другой, и третий, и пятый, и это не кончается… Все, не хочу!»

Сама Анна — доброволец больше 10 лет. Ходила в Дом ребенка, много лет была волонтером отдела тюремного служения Нижегородской епархии, опекала не только заключенных, но и их семьи.

— Какие проблемы возникают у волонтера в его работе? Во-первых, нехватка времени, — говорит Анна. — Волонтерство полностью построено на самоорганизации, мотивирующего фактора нет. Поэтому когда начинаются сложности со временем (семья, работа и так далее), нужно соблюдать внутреннюю дисциплину, напоминая себе, что я несмотря ни на что должен этим заниматься. К этому моменту надо быть готовым, потому что волонтерство — путь, где нужна стабильность. Не раз от раза, а именно регулярно этим заниматься. Новичков об этом нужно предупреждать заранее.

Почему проще найти волонтеров для поездок в детские дома, чтобы устроить праздник, чем для ухода за детьми в больницах? Потому что в первом случае у волонтеров остается впечатление, что все хорошо: они и доброе дело сделали, и сами удовольствие получили: приехали, провели мастер-класс, дети на них повисли (скорее всего, потому что эти дети так относятся почти к каждому новому человеку). Но они не видят обратной стороны, не соприкасаются близко с нелегкими детскими судьбами. Это разовое, «акционное» волонтерство. Оно очень приятное.

— Или, например, провести акцию по сбору средств, — продолжает Анна. — Было время, я ходила с ящиком. Мы устраивали и благотворительные ярмарки, это тоже такой драйв. Сделать какие-то разовые вещи в тюрьмах, концерт провести… Мы к вам заехали на час, как говорится. Все это очень хорошо и должно быть. Только многие думают, что это и есть настоящее волонтерство, а мне кажется, что это не оно. Оно — это когда долго, трудно и неблагодарно.

Выгорит — не выгорит?

Таких ситуаций в добровольческой практике множество. Допустим, тюрьма. Заключенные всегда хорошо встречают тех, кто к ним приезжает. Но когда волонтеры бывают регулярно, они начинают замечать, что осужденным надоедает, например, стабильно ходить на беседы. Или другой момент. Доброволец вкладывается, старается, а человек выходит на свободу — и опять попадает в тюрьму. Волонтер — из кожи вон, а человек из сложностей не вылезает.

— Что касается помощи семьям, — продолжает рассказ Анна Артемьева, — есть люди, которым дашь, за что зацепиться, и они начинают карабкаться, а ты на каких-то этапах их просто подстраховываешь. Это хороший вариант. А есть обратный — когда человек просто складывает лапки и садится на шею, а ты понимаешь, что все это мнимое благополучие прекратится, как только ты перестанешь что-то делать. К этому надо быть готовым заранее. Ты-то готовился быть спасателем, а оказываешься в роли чуть ли не надзирателя, ругателя. Иногда приходится прекращать участвовать в судьбе этого человека. Если понимаешь, что помощь тут неполезна, она только развращает, не решает ровно никаких проблем. Допустим, женщина больна, нужен психиатр. И ей готовы найти врача, но необходимо ее согласие на это. А его нет. Она же уверена, что страдает множеством неизлечимых болезней и требует бесконечных обследований. И похожих ситуаций много!

Другая большая проблема, даже болезнь современного волонтерства — ожидание благодарности. А ведь часто люди, которым помогают, находятся в стрессе и сам волонтер для них — атрибут стрессовой ситуации.

— Ты будешь утешать, помогать, но все равно для них ты будешь связан с этим стрессом, — поясняет Анна. — Бывает, что люди потом даже не здороваются на улице, потому что они вытеснили из памяти это лицо. Но, я думаю, это нормально, ничего противоестественного в этом нет.

Значит, золотое правило: волонтер не должен ждать благодарности. Не потому, что люди плохие. А потому, что благодарность — высокое чувство, на которое человек в стрессовой ситуации не всегда способен. Хотя случается, что она приходит. Один не поблагодарил, зато другой будто за двоих воздал.

Другая проблема. Если раньше легче было найти волонтера на деятельность (погулять, понянчится, съездить) и сложно — денежную помощь, но теперь картина противоположная. Финансовые проекты идут широко и стабильно, а вот договориться, чтобы кто-то приехал и сделал, труднее. Многие предпочитают откупаться.

— Это потому, что культура добровольчества появилась, а пыл-то угасает. Сейчас нужно мотивацию развивать именно в этом направлении, — считает Анна Артемьева. — Ведь если говорить об эмоциональной стороне вопроса, то волонтерская деятельность, как любая работа с людьми, сопряжена с выгоранием. И просто нечего надеяться, что его можно избежать.

У Анны за 10 лет ощущение эмоциональной усталости возникало не однажды. Но она справлялась и вновь занималась добровольческой деятельностью. Помогало как раз понимание, что выгорание неизбежно.

— Когда случается упадок сил, — объясняет она, — временно переключаешься на другую сферу, где тебе в данный момент легче, и, чуть-чуть подбодрившись, продолжаешь свое дело. Так не наступает глубокое разочарование. Поэтому, наверное, обвального выгорания у меня не было, а спады активности случаются периодически.

Так, может, и не стоит волонтеру пытаться глобально изменить мир, беря на себя функции Господа Бога? Ты делаешь свое маленькое дело здесь и сейчас. Можешь помогать человеку, молиться за него, положившись на волю Божию. У Него о каждом Свой Промысл. А ты, как христианин, обязан любить ближнего и делать добрые дела. Это так же естественно, как трудиться шесть дней в неделю, а седьмой посвящать Богу. Если вступать на путь добровольчества с таким настроем, то период делания добра может продлиться долго, под старость может принять другие формы, а завершиться только у самой границы того и этого мира.

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.