Главная > Печатные СМИ > Моя надежда

Моя надежда

Вышел в свет № 1 2021

Дорогие читательницы!

Поговорим о том, что с нами происходит прямо сейчас и со всеми без исключения. Искушения. Про что это, понимает каждый, но для себя определяет по-своему. Недостойный помысл или постыдный поступок, случайно вырвавшееся бранное слово или проблема мучительного выбора, мелкая неудача или бездонная скорбь — что ни случись, у нас ответ готов: «Искушение!» А что за этим следует? Одни помолились, покаялись и усилили бдительность, другие нашли виноватого, который, как известно, только и ждет, чтобы мы слукавили. А если серьезно: откуда эти напасти? Сам Господь нас искушает или попускает это делать врагу рода человеческого? Или мы без чьей-либо помощи, наделенные свободной волей выбирать, впадаем в искушения? Приглашаем вас к разговору об этом, проводя параллели с евангельскими историями, беседуя с опытным пастырем, знакомясь с разными трактовками и даже классификациями искушений.

В этимологии этого слова наш автор отрыла родственный ему глагол «кусить». Не в смысле откусывать, а «пробовать вкус». Я бы даже сказала, «пробовать на зуб», если учесть, что «искус» означает некое испытание, проверку на прочность. Есть определение, что искушения — лишь набор обстоятельств, в которых мы оказываемся перед необходимостью выбирать между правдой и ложью, честью и низостью, верностью и изменой. Причем одни и те же данные могут для кого-то стать искушением, а для кого-то — лишь фактом его повседневной жизни. У моей давней коллеги погибла сестра. Остался племянник 12 лет, и больше никого: ни бабушки, ни папы. Сложное решение — принять в семью пусть не чужого, но все же не своего ребенка, да еще невыносимо дерзкого, отнюдь не располагающего к себе подростка. Время постперестроечное, жили голодно и тесно. Ей тогда, в момент принятия мучительного решения, если и удавалось заснуть, то с одной мыслью: «Ладно я, мне-то как ни реши, хорошо уже не будет, но мужу, дочери с сыном это зачем?» В семье воцерковленной такого монолога, а значит и искушения, скорее всего, не случилось бы: Бог дал — принимай. Но для моей коллеги, как она потом, много лет спустя, поняла, это было искушение всей жизни. Они тогда взяли этого ребенка. Мальчишка вырос в семье, теперь уже сам отец. И это была длинная и сложная история. Я вспомнила ее при знакомстве с героями наших публикаций. «Истории несломленных» — это, конечно, про испытание, но и про развитие, опыт и силу преодоления. Обязательно к прочтению.

Екатерина Ротанова