Главная > Интервью > Игумения Сергия: «Люди порой приходят на экскурсию в монастырь как туристы – в брюках, без платков, далекие от веры, а становятся истинными христианами»
12:13, 23 августа 2006

Игумения Сергия: «Люди порой приходят на экскурсию в монастырь как туристы – в брюках, без платков, далекие от веры, а становятся истинными христианами»

Ежегодно в дни прославления преподобного Серафима Саровского Дивеевский монастырь по традиции становится средоточием духовных устремлений православных христиан из самых разных концов нашей страны. О том, как живет Дивеево сегодня, как сестрам обители удается принимать у себя, без преувеличения, всю Россию, мы беседуем с настоятельницей монастыря игуменией Сергией (Конковой).

– Матушка, какие впечатления у вас от Саровских торжеств?

– Мы очень рады, что наконец-то открылась Свято-Успенская Саровская пустынь. Это бесспорно является началом покаяния на нашей земле, которое явилось в том числе и при освящении храма пророка Иоанна Предтечи, который является покровителем покаяния. Наконец-то, по слову батюшки Серафима, рукава пришиваются к шубе. И естественно, мы просто обязаны помогать Саровской пустыни воскреснуть, потому что некогда наша Казанская община, основанная первоначальницей матерью Александрой, питалась от стола Саровской пустыни. Из Сарова монахиням привозили пищу за то, что они вязали свитки и шили одежды монахам. Из этой пустыни вырос такой всемирный светильный – батюшка Серафим. И наша обязанность не просто молиться, но и всячески стараться помочь возрождению этой святой обители.

Когда в Сарове был освящен только кладбищенский храм Всех Святых и была построена часовня на Дальней пустыньке, дивеевские сестры стали петь на службах, помогая саровским священникам. И все мы тогда верили, что однажды пустынь обретет статус монастыря. Даже когда в храме преподобного Серафима был театр, сестры после службы на Дальней пустыньке всегда заезжали в этот театр, останавливались возле кладовой, где была келья батюшки Серафима, и пели тропарь и величание ему. Из-за сцены выходили работники театра и удивлялись, что это они здесь поют. А мы не просто пели, а молились с верой и надеждой. Но самые первые молитвенники были сами саровчане, верующие бабушки, которые на этой Дальней пустыньке зимой и летом читали акафист преподобному Серафиму и верили, что однажды в Сарове начнется церковная жизнь.

– Как сегодня в Дивееве протекает монашеская жизнь?

– В нашей обители, когда она еще не имела статус монастыря, до 1861 года, исполнялся устав Саровской пустыни, довольно строгий. Монахами совершался суточный богослужебный круг. Преподобный Серафим, когда основал Мельничную обитель по благословению Царицы Небесной, ввел устав, которого доселе не было ни в одном монастыре. Он включает чтение три раза в день правила батюшки Серафима, 12 псалмов, утренние молитвы с полуночницей и обязательно неопустительно сто поклонов Спасителю и сто – Матери Божией.

Также батюшка благословил заниматься внутренним деланием, читать Иисусову молитву до обеда и после. Ум монаха все время должен быть занят богомыслием, по завету святых отцов. Человек не становится монахом, просто облачившись в монашеские одежды. Обязательно должен быть труд, как два весла: правое – молитва, левое – труд. Тогда лодка духовной жизни будет плыть в правильном направлении. Если работать только одним веслом, будешь крутиться на одном месте.

– Каковы ежедневные занятия сестер?

– Монастырь имеет 12 подворий и скитов, во всех скитах имеется хозяйство: скотные дворы, земельные угодья, где занимаются огородничеством. Кстати, батюшка Серафим очень приветствовал занятия огородничеством – больше даже, чем иконописание. Он считал, что последнее приводит к тщеславию и высокоумию, и не благословлял особо им увлекаться.

Сестер у нас в обители 480, включая все скиты. Послушание их многогранно. Мы должны заботиться о паломниках: разместить, накормить, в церкви принять. Наши церковницы не только молятся, но и церковь убирают. Гостиничные – обстирывают. Много дел у огородниц, ведь кроме прочего у нас гектары цветников. Нелегкое послушание и на кухне – готовить и кормить практически целый день, так как в монастырь постоянно прибывают паломники. При этом монастырская пища удивительно вкусная.

Когда я сама была паломницей – более тридцати лет назад, – меня всегда поражало в монастыре то, что простая каша, сваренная на воде из пшенки и риса, казалась мне пирожным, и я всегда рассказывала об этом дома. А это потому, что все благословлено и с молитвой сварено. У нас работает много рабочих, и все как один говорят: «Слушайте, как у вас все вкусно приготовлено, мы своих жен пришлем сюда на инструктаж. Как это вы так варите, как будто с курицей?» А у нас никогда с мясом не варят. Паломников мы кормим за счет пожертвований, пользуемся тем, что подают на канон. Молочные продукты – с наших ферм. У нас во всех скитах есть коровы – от 5 до 15 коров и больше.

– Матушка Сергия, не раздражают ли вас многочисленные туристы, которые нередко приезжают в Дивеево без духовных целей?

– Судьбы Божии неисповедимы. Люди порой приходят на экскурсию в монастырь как туристы – в брюках, без платков, далекие от веры, а становятся истинными христианами. Некоторые не верят в перерождение человека, говорят: «Это невозможно – вчера быть атеистом, а сегодня христианином». Нет, это возможно. Когда-то апостол Павел был гонителем христиан, а Господь призвал его, ослепил – и он стал Его апостолом. Так же было и с нашим князем Владимиром: он ослеп, а когда крестился – прозрел, и это дало ему толчок к вере.

Поэтому мы не отвергаем никого. Конечно, для монастыря это трудновато: сестры утомляются духовно от общения с миром, они хотят более уединенной жизни, и мы их тогда отпускаем помолиться в скиты, за ягодами, на сбор лекарственных трав. Мы поставлены на службу Царице Небесной и батюшке Серафиму. Что нам делать, если все так любят Царицу Небесную и батюшку Серафима? Нам нужно просить у них помощи, чтобы никто отсюда не ушел тощ и неутешен.

– Какова ситуация с устройством монастырского медицинского центра?

– Мы надеемся, что медицинский центр «Надежда» будет организован в помещении бывшей школы внутри Канавки и сначала займется обслуживанием сестер нашего монастыря, потом – других женских монастырей Нижегородской епархии, а со временем и всей страны. Пока нам удалось открыться как медсанчасть от Сарова, у нас есть небольшой врачебный штат: как наемные врачи, так и наши сестры, которые имеют высшее медицинское образование. Есть очень хорошие православные врачи, которые желают нам помочь, и мы им очень благодарны. Но пока идет внешний ремонт здания, внутри корпуса нет ничего, и нам придется просить помочь наших доброхотов, потому что установка медицинского оборудования – дело дорогостоящее и сам монастырь это не осилит.

Но мы молимся об этом и надеемся, что если это благое начинание благословлено Патриархом Алексием, то по молитвам батюшки Серафима нам удастся довести дело до завершения. В перспективе мы надеемся открыть небольшую больницу и для паломников, которые нередко нуждаются в медицинской помощи. Сейчас мы не в состоянии оказать им такую помощь и просим об этом районную больницу, для которой это, однако, непредусмотренная нагрузка.

– Какие планы у монастыря в просветительской области?

– У нас действует 9-классная православная школа, которая находится на монастырском обеспечении. В перспективе мы намерены превратить ее в православную гимназию с 11-летним образованием и медицинским уклоном. Все учащиеся, которых сейчас 74, могли бы получить образование младшего медицинского персонала. Даже если они не будут работать по этой специальности, в жизни эти навыки пригодятся, а практику они могли бы проходить на базе нашей больницы. Мы имеем государственную образовательную лицензию, но экзамены они сдают в муниципальной общеобразовательной школе, и, кстати, экзаменационная комиссия в восторге от наших учащихся.

Также нам хотелось бы открыть вместительный паломнический центр с целью духовного просвещения паломников, чтобы мы могли не только проводить экскурсии, но и показывать людям хорошие православные фильмы о Дивееве и о православии. Сейчас у нас очень маленький центр в доме Паши Саровской, который не может вместить группу даже в 30 человек. Двухэтажное здание центра строится при въезде в монастырь, напротив Казанской церкви, и мы надеемся, что завершение его не за горами.

– Как вы оцениваете роль монастырей в современной жизни?

– Монастыри всегда были средоточием молитвы, а молитва все может. В обитель шли, чтобы научиться молиться, принести покаяние в своих грехах. Преобразование общества – это преобразование души каждого человека, потому что она должна быть храмом Божиим. Если этот храм растлевается грехами, то в нем не может быть преображения. Вот почему нужно омываться таинством покаяния. И чаще всего за этим люди притекали в монастыри, где оставляли мешками свои грехи, очищали сердце свое от гнездящихся страстей и пороков.

Можно сказать, что батюшка Серафим всколыхнул покаяние в нашей стране. Когда в 1991 году были обретены его мощи и через всю среднюю часть России перенесены в Дивеево, очень многие русские люди пришли к вере. Конечно, православная вера не простая, обязанность православного христианина жить по Евангелию не проста: нужно соблюдать посты, разные строгости, стоять в храме. Но эта вера пришла от апостолов, учеников Христовых, от простых безграмотных рыбаков, которые всю вселенную просветили, потому что Господь дал им силу в Пятидесятницу, когда на них сошел Святой Дух. Они стали говорить на разных языках, пророчествовать, и уже две тысячи лет проповедь Христова учения действенна на земле. И когда в 1991 году преподобный Серафим как будто своими стопами прошел по стране, очень многое изменилось в жизни людей. Святейший Патриарх рассказывал, что в некоторых местах шел дождь и мощи не выносили из автобуса, но люди стояли вдоль дороги на коленях с зажженными свечами. И те, кто с верой прикасался к автобусу, получали исцеление.

– Как происходит такое преображение?

– Преображение человека происходит через Духа Святого. О чем преподобный Серафим вслед за святыми отцами древности напомнил всему христианскому миру: цель христианской жизни – стяжание Духа Святого. Преображающая сила этого Духа выражена в молитвах Евхаристического канона, которые священник трижды произносит во время литургии, когда идет преосуществление Святых Даров и простые вино и хлеб становятся Телом и Плотью Христовыми: «Господи, Иже Пресвятаго Твоего Духа в третий час апостолам Твоим ниспославый, Того, Благий, не отыми от нас, но обнови нас, молящихся».

Это произносится трижды, и это обновление происходит, и человек это чувствует, поэтому мы все так стремимся причаститься. Это великое таинство, потому что мы Самого Бога принимаем в себя. Когда нас кто-то спасет от смерти, окажет нам милость, мы этого человека помним и благодарим безмерно. А Спаситель сошел на землю, принял образ раба, пострадал ради грехов человеческих, был распят на кресте – умер самой позорной смертью, но главное – воскрес. Батюшка Серафим говорил: самое ценное, что Спаситель воскрес, и мы все поэтому тоже должны воскреснуть. Поэтому он всех приветствовал: «Радость моя, Христос воскрес!».

Мы не должны унывать, мы счастливые люди. Вот жили люди до Христа и не знали этого учения. А мы имеем все абсолютно, и с нашей стороны должна быть решимость и движение к Богу. Ведь Христос вчера, сегодня и во веки один и тот же. Почему людей так тянет к святыне, даже если они не соблюдают постов, молитвенных правил? Потому что душа их получает великое утешение и помощь. Многие говорят, что достаточно им зайти на территорию монастыря и приложиться к мощам батюшки Серафима, пройти по Канавке – и им больше ничего не надо, все трудности как рукой снимает. Как же человеку не верить Богу, если он просит – и Бог дает? Так укрепляется вера.

– Матушка, вы планируете пристраивать к Казанской церкви новые приделы?

– Мы действительно заложили фундамент в Казанском соборе, и по пророчеству преподобного Серафима эта церковь должна быть обстроена новыми приделами по образу Иерусалимского храма. Конечно, это великий подарок батюшке Серафиму на юбилей 250-летия со дня рождения (прим. – в 2004 году). Столько лет мы ходили мимо этого храма, который не имел четверика и колокольни и был складским помещением, а тут видим великолепный храм. И хотя Владыка не сразу принял решение восстанавливать его, но Царица Небесная дала такой вразумительный толчок, что мы заложили фундаменты и будем строить приделы и освящать их в честь наших прославленных святых: преподобных матерей наших Александры, Марфы и Елены, блаженных Пелагии, Параскевы и Марии, священномучеников митрополита Серафима, Михаила и Иакова Гусевых и других. Это целый сонм наших дивеевских святых, которые должны иметь свои приделы.

– В эти праздничные дни в Дивеево приехала целая делегация игумений. Каковы их впечатления?

– 20 игумений вместе с настоятельницами приехали из разных мест, многие из них жили со мной когда-то в Рижском монастыре и позднее стали настоятельницами разных монастырей. Вылетели как оперившиеся птенцы из гнездышка, поехали поднимать целину, восстанавливать монастыри родной земли. Ведь когда я поступала в Рижский монастырь, у нас в России не было ни одного женского монастыря. Первый открылся в 1989 году – Толгский монастырь на Волге. Среди приехавших игумения Никона из Шамордина, Митрофания из Пензы, Михаила из Макарьевского монастыря, Феврония из-под Покрова Владимирской епархии. Они в восторге от посещения Сарова, от освящения храма Иоанна Предтечи.

Конечно, быть игуменией – это нелегкий труд. Когда я была благочинной, я думала, что легко и просто смотреть, как люди гребут и плывут. А когда ты сам начинаешь плыть, то чувствуешь трудность, и движения уже не те. Мы обмениваемся опытом и впечатлениями монастырской жизни, управленческой, хозяйственной. Но это бывает очень редко, я больше трех дней не бываю ни в каких командировках, у меня такая большая семья, все, как говорится, держат за подол. Бог дал мне осознать, что я немощна. Когда я немощен, тогда я силен в помощи Божией, как говорит апостол Павел. Когда ты немощен, ты себе ничего не припишешь, это Бог тебе помогает и дает, и все делается силой Божией.

– А есть ли среди настоятельниц монастырей выходцы из Дивеева?

– Очень приятно, что насельница нашего монастыря назначена настоятельницей самой восточной области – Камчатской. Она возглавляет Казанский монастырь. Я тоже туда летала – для пострига ее в мантию, это 9 часов лету. Каждый год Владыка ее отпускает для подкрепления в Дивеево и постоянно нас за нее благодарит. И нам так приятно, что, когда мы идем ложиться спать, они заступают на молитвенную вахту. Иногда у нас совпадает молитва – в ночные службы на Пасху и Рождество. Получается такая непрерывная молитва.

– Матушка, с каким наставлением вы обратились бы к современным людям?

– Только со словами батюшки Серафима: «Стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи». Около каждого из нас находится меньше тысячи, и мы должны просить у Господа, чтобы Он дал нам дух мирен. У ног мирного человека можно просто молча сидеть и получать утешение. Кто обладает даром Духа Святого, тот дарит тепло, как батарейка, от которой излучается тепло. Желаю вам и себе быть такими светочами. Мы должны быть солью земли, светом для мира нехристианского. Мы счастливые люди, живем в такие времена: тысячелетия крещения Руси, возрождения Церкви. Это все не правительство сделало, это Господь за молитвы и страдания новомучеников и исповедников российских дал нам возможность обратиться к Нему.

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской епархии обязательна.