«Ведомости Нижегородской митрополии» 12 (168) 17:34, 27 июня 2019

Мимо?

Сегодня я не прошла мимо милого серого котика в широкую полоску. Было видно, что он домашний, только потерялся, потому что от страха жался брюшком к траве и прижимал свои короткие ушки. Определила потеряшку в сторожку около нашего храма и поместила объявление в соцсетях. А сколько человеческих «потеряшек», сбившихся в стайку, сидят у забора перед входом на территорию храма? Каждый день прохожу мимо них. Порой ускоряя шаг, чтобы не получить душевную травму. Нет, даже не от их неряшливого вида или крепкого запаха перегара, а от колючего укора в их бездомном взгляде. Ну, чем я могу вам помочь? — бью себя в сердце и стыдливо ускоряю шаг. Бывает, и протяну кое-какой еды. А что дальше? Вот так и прохожу. Мимо. Унося с собой тяжелое чувство вины.

«Мимо куряк и пьяниц, Сквозь пустоту и глянец, Мимо реки и моря, Мимо чужого горя», — строчки из песни «Мимо» нижегородского музыканта о повсеместном людском равнодушии вертелись на языке. И вот я оказалась около известного на Московском вокзале места — напротив областного центра социально-трудовой реабилитации, проще сказать ночлежки. Сюда на ночевку приходят те самые люди, которых мы видим каждый день на улице, в подземных переходах или у мусорных баков. Кого мы привычно называем бомжами с присказкой «сам виноват». Но не только ради крова сегодня многие из них пришли к ночлежке. Три раза в неделю сюда приезжают волонтеры из епархиального движения «Милосердие»: привозят горячую еду, вещи и медикаменты, которые пожертвовали нижегородцы. Сегодня в меню две каши: сладкая и с тушенкой.

Полный багажник еды и любви

Пока ждем машину, потихоньку начинают собираться проголодавшиеся подопечные.

Истории жизни бездомных людей совершенно разные. Есть среди них те, кто вырос в детском доме, но так и не сумел адаптироваться к жизни вне режимного учреждения, есть жертвы квартирных мошенников. Есть те, кто, вернувшись из тюрьмы, оказался не нужен родным. И нельзя сказать, что все они сплошь тунеядцы, привыкшие к вольнице.

Вот, к примеру, Александр. Он первым откликнулся на разговор. В 2016 году освободился — жена подала на развод, выписала из квартиры. Первое время жил на улице, потом в реабилитационный центр заехал, и жизнь начала налаживаться. Два года работал в фитнес-клубе в центре Сормова на двух ставках: уборщиком и дворником. Но сломал ключицу — потерял работу. И сегодня Саша пришел по знакомому адресу — получить регистрацию и найти новую работу.

— Я уже присмотрел работу — пойду в автосалон дворником, — говорит он. — Я с детства привык трудиться. Мать была на инвалидности.

Волонтеры открыли полный багажник, к нему потянулись десятки рук.

— Спасибо вам, что нам, бедолагам, помогаете. Сам я сидевший, не буду врать, — благодарно кричит Владимир. — Спасибо вам, дай Бог вам здоровья.

— Только Церковь нас кормит, — констатирует подоспевший к волонтерской машине человек.

— Если бы волонтеры не приезжали, мы бы не выжили. Только они нас кормят, —добавляет Олег. Видно, что его здесь все знают, протягивают для рукопожатия руку и лезут обниматься. Мужчина чисто одет и совсем не похож на тех, кто на «дне».

— Я тоже раньше жил здесь, — признается он, указывая на красное кирпичное здание центра. — Познакомился с «Милосердием» и благодаря им встал на ноги. Езжу с ними в монастыри: где-то снег почистишь, где-то лед поколешь… Обязательно стоим службу, причащаемся. Очень сложно было решиться на первую исповедь. Спасибо батюшкам, их поддержке.

Сейчас Олег работает на стройке трамплина. Снимает комнату у волонтера.

— Мне понравилось отношение волонтеров, их добро и внимание. Такого отношения к себе я раньше никогда не получал — ни от друзей, ни от близких людей, — добавляет он.

Путем проб и ошибок

У меня нет опыта общения с бездомными. Не каждый волонтер знает, как найти подход к человеку с тяжелой душевной травмой. Все, кто помогает, учатся этому методом проб и ошибок. А как быть журналисту в этой ситуации? Интуиция подсказала: стать в душе немного волонтером, в противном случае можно потерпеть фиаско.

К шумно гикающей и дымящей табаком стайке я подошла, как принято, с вежливой улыбкой. Перебивая друг друга, они накинулись говорить про себя. Вопросов моих порой и не слышали, а может, и не слушали. В моем лице они обрели благодарного слушателя, на которого можно обрушить все, что на душе накипело. Не подбирая выражений, на своем уличном языке.

— Не курите, пожалуйста. И держите дистанцию. Я готова выслушать всех, — эту фразу я повторяла неустанно, но, видимо, на ветер.

— Дайте о себе договорить, — перебивает начавшего разговор Александра лысый мужчина со шрамом на голове. — Два ранения, две контузии. Афган прошел. Пью водку иногда. Меня называют идеалистом и максималистом. Я хочу найти идеал, обрести рай. Но не вижу его ни в ком и ни в чем!

— У нас есть этот идеал — Христос. На него нам и равняться.

— Чтобы человеку духовно измениться, ему надо духовно умереть.

— Умереть для прежней жизни.

— Правильно!

— Что же вам мешает «похоронить» свои пагубные привычки?

— Война кругом. Люди друг другу враги.

— Война в первую очередь в вашей душе, и враги внутри вас.

Не дослушав меня, мужчина громко, с надрывом начал декламировать свои стихи, уверив, что он когда-то состоял в Союзе писателей. «Я мыслей бурных ураган-носитель, я дождь в ночи и волка дикий плач. Я ум пытливый, наблюдатель жизни, я лицедей, я шут»…

Зачем полезла к нему с поучениями? Нельзя с ними, как в обычном общении.

«Мимо цветных экранов, Мимо подъемных кранов, Мимо пустых подъездов, Одиноких дворов», — продолжают звучать строчки о равнодушии. Нет, помогать все-таки надо. Надо искать способ, свою дорожку к каждому.

Родными стали

Горячие обеды волонтеры готовят в трапезной Смоленской церкви, что недалеко от Гордеевского пятачка. Сложилась большая команда помощников и жертвователей. Рук нужно много, ведь за обедами приходит от 80 до 120 человек. Еду подвозят автоволонтеры. А ведь еще восемь лет назад первые добровольцы еду таскали на себе.

— Взвалишь на плечи армейские баки с едой и тащишь до ночлежки, — вспоминает Сергей Аксенов.

Лидия Орлова ездит кормить бездомных уже пять лет. Говорит, что уже не представляет своей жизни без них, родными стали. Добирается на общественном транспорте от торгового центра «Мега» с пересадками и на работе не скрывает, чем занимается.

— Бывает, расскажу одну, вторую судьбу — коллегам становится их жалко, и они жертвуют деньги, привозят продукты, вещи, — рассказывает Лидия.

Добровольцы стараются помогать бездомным людям всеми доступными способами. Подобрать хотя бы временное жилье, восстановить документы, рассказать о православии, о его целительной и душеподъемной силе.

В свете Евангелия

Духовная поддержка для людей, оставшихся без еды и крова, необходима не меньше, чем суп или каша. Для этого организуются труднические и паломнические поездки по храмам и монастырям. Подопечные их очень ждут и ценят.

— Их нужно вывезти с Московского вокзала, социум поменять, чтобы они увидели другой мир, что существует не только пьяный Московский, но и монастыри, где их принимают и напоминают о том, что они люди, — говорит Сергей.

В паломнических поездках подопечных сопровождает духовник центра социально-трудовой реабилитации иерей Сергий Сержантов. Он регулярно проводит на его территории молебны, исповедует и причащает подопечных, а во время поста соборует.

— В дороге мы читаем утреннее правило, все каноны и молитвы ко причастию, — говорит батюшка. — Причаститься стараются все, около 20 человек в поездке всегда бывает. Нас всегда ждут в Быдреевке, в Оранках, в Дальне-Давыдовском монастыре, там всегда нужны рабочие руки. Раз в год мы стараемся съездить в Дивеево, Макарьево, Муром, Городец. Молитва и труд — самые лучшие помощники в тяжелой жизненной и психологической ситуации.

Отец Сергий считает, что деятельность священника в этом заведении приносит большой эффект. Люди начинают узнавать о Боге, что такое грех, почему Господь пришел в мир. Как исцелиться от греха и начать новую жизнь.

— В свете Евангелия они по-другому начинают воспринимать Церковь, свою жизнь, свое здоровье, у них появляется ответственность за свое поведение. Я вижу, как они стараются не ругаться матом, отказаться от курения, начинают следить за внешним видом. Некоторые изъявляют желание креститься. Однажды я крестил сразу троих. Сейчас мы одного готовим к крещению.

Уже несколько лет подряд три раза в неделю к постояльцам ночлежки приходит Вера Витальевна. Подопечные называют ее своей мамой. Она читает с ними молитвы, показывает фильмы, рассказывает о церковных праздниках, таинствах, святых, возит в паломничества.

В Москве бездомным людям помогают многие организации и специалисты: психологи, психиатры, реабилитологи, священники. Конечно, при комплексной помощи у «потеряшек» больше шансов подняться со дна, вернуться в общество, восстановить образ Божий. А нам, нижегородцам, нужно начать хотя бы с малого. Не проходить мимо.

Марина Дружкова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.