Главная > Практика благочестия > Молитва в чувствах и словах
«Ведомости Нижегородской митрополии» 13 (121) 15:04, 13 июля 2017

Молитва в чувствах и словах

Недавно в прямом эфире на радио «Образ» мне задали вопрос: зачем человек молится Богу? Как мог, я на него ответил, но подумалось, что, если такой вопрос задают, значит, не все знают ответ на него и стоит об этом поговорить и на страницах газеты. Действительно, зачем молиться, если Бог самодостаточен и Ему, в общем-то, не нужны наши молитвы?

Философы и святые отцы говорят

Религиозное чувство присуще человеку изначально, по словам мыслителя III века Тертуллиана, «душа по природе христианка». Вместе с тем свое религиозное чувство человек во все времена выражал словами или действиями. Еще Плутарх писал: «Обойди все страны, ты можешь найти города без стен, без письменности, без правителей, без дворцов, без богатств, но никто не видел еще города, лишенного храмов и богов, в котором не воссылались бы молитвы, где не клялись бы именем Божества».

Молитва, по определению святителя Филарета (Дроздова), есть возношение ума и сердца к Богу. Другими словами, обращение человека к Создателю, разговор с Ним. Святой праведный Иоанн Кронштадтский говорит: «Молитва есть величайший, бесценный дар Творца твари, человеку, который через нее может беседовать с Творцом своим, как чадо с Отцем, изливать пред ним чувства удивления, славословия и благодарения».

Всегда ли эти чувства испытываем мы при молитве? Не чаще ли происходит так, что мы просим о том, что нам представляется главным в настоящий момент, хотя это и не всегда главное в глазах Бога? По словам отцов Церкви, сила молитвы не в том, что мы просим у Бога чего-то для себя или своих близких (Он Сам знает, и притом намного лучше нас, что нам сейчас необходимо). Ее сила в том, что через нее происходит единение человека с Богом. Зачем это нужно? Затем, что человек по замыслу Творца предназначен для восхождения к Нему, для обожения (teosis). Блаженный Августин замечал, что наше сердце беспокойно, пока не успокоится в Боге, потому что стремление к Богу лежит в основе человеческой души.

Три условия

Как обращение к Богу молитвы разделяются на просительные, благодарственные и славословия, но если просить мы все умеем, то благодарить и прославлять Его человек, к сожалению, часто забывает.

Так как же правильно молиться? О чем просить Бога? Почему Он одни наши прошения исполняет, а другие отвергает?

Апостол Павел говорит: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь» (1 Фес 5:16–17). Что это значит — непрестанно молитесь? Может быть, нужно постоянно шептать молитвы? Нет, это не так. Сам Христос заповедал: «И, когда молишься, не будь как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. Молясь, не говорите лишнего, как язычники; ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны. Не уподобляйтесь им; ибо знает Отец ваш небесный, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него. Молитесь так: Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; да приидет царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе. Хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас во искушение, но избавь нас от лукаваго. Ибо Твое есть царство и сила и слава во веки. Аминь» (Мф 6:5–13).

Значит, вот что главное в молитве: искренность, немногословие, соотнесение своей воли с  Божественной, надежда, что все, что бы Он ни сделал, сделано для нашей пользы. Поэтому всякие наши просьбы должны заканчиваться словами: «Пусть все будет по воле Твоей». О чем бы мы ни просили Господа, будем помнить Его заповедь: «Ищите прежде Царства Божия и правды Его» (Мф 6:33).

А как же слова апостола Павла — «непрестанно молитесь»? Апостол говорит нам о непрестанном присутствии Бога в наших мыслях, чтобы мы соотносили с Ним свои поступки и мысли. Перед всяким ли делом мы можем сказать: «Господи, помоги»? Едва ли. Постоянная память о Боге дает нам возможность настроиться на такую волну. Святитель Василий Великий пишет: «Молитва есть прошение благ, воссылаемое благочестивыми к Богу. Прошение же, без сомнения, не ограничиваем словами; ибо думаем, что Бог не имеет нужды в словесном напоминании, но знает полезное, когда мы и не просим. Поэтому что же говорим мы? То, что надобно не в словах заключать молитву, а, напротив того, поставлять более силу молитвы в душевном произволении и в добродетельных делах, непрерывно продолжаемых чрез целую жизнь…Молящемуся не должно говорить лишнего, прося у Господа чего-либо тленного и недостойного».

Всегда ли Бог слышит нас? Без всякого сомнения. Вот только нам кажется, что порой наши слова не доходят до небес. В таком случае следует подумать: а все ли правильно я делаю, так ли молюсь, о том ли прошу?

Просить  мы можем всего, но Бог исполняет только то, что полезно. Кроме того, Он слышит нас и исполняет наши желания, если мы достойны получить просимое. Не слышит — когда просим бесполезное, когда, молясь, не оставляем грехов, когда просим отмщения врагам.

Сопутствующий антураж

Все это касается внутренней стороны молитвы. Но есть и другая сторона — внешняя. Нельзя не сказать и о ней.

Известно, что все христианские храмы устроены таким образом, что человек, вой­дя внутрь и глядя на алтарь, обращается лицом к востоку. Так же и при домашней молитве: мы смотрим на восток, поэтому и иконы в доме устанавливаются так, что мы, молясь перед ними, стоим лицом к востоку. Еще Тертуллиан писал, что в его время язычники, видевшие поклонение христиан на восток, подозревали их в почитании восходящего солнца. В этом подозрении одно правильно — солнцем для христиан был и есть Христос, а восток, или место восходящего солнца, — образ Христа. С востока нам воссиял свет Христов, который просвещает всех. Поэтому, обращаясь лицом к востоку, мы тем самым выражаем свой союз со Спасителем и Его царством.

Стоя на молитве, мужчина обнажает голову, а женщина покрывает. Это, как и обращение на восток, тоже апостольское установление. В 1-м послании к коринфянам апостол Павел писал, что мужчина молится с непокрытой головой в знак своего благоговения перед Богом и в знак своей зависимости от Него. Женщина же в знак скромности и целомудрия, а также своей зависимости от мужа покрывает голову.

Молиться мы можем всегда и везде. Многие святые отцы советовали вставать на молитву ночью. Вот что пишет святитель Иоанн Златоуст: «Не для того дана ночь, чтобы мы всю ее спали и бездействовали… Встань и ты, посмотри на ход звезд, на глубокую тишину, на великое безмолвие — и удивляйся делам Господа твоего… Преклони же колена, воздохни и моли Господа твоего быть милостивым к тебе…»

Чаще всего мы молимся, конечно, дома. Но кроме домашней, частной молитвы есть еще и церковная. В храмах мы «едиными устами и единым сердцем» молим Бога за страну, за людей ее, просим исполнить наши пожелания: здравия — живым, вечного покоя — усопшим. Эта молитва имеет особый характер. «Где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреди них» (Мф 18:20). Она действительно нужна христианину, ей он, следуя заповеди, посвящает воскресенье, праздничные дни, а в другое время молится дома. «Все мы нуждаемся в молитве, как деревья в воде», — писал святитель Иоанн Златоуст.

Святые отцы: Иоанн Златоуст, Василий Великий, Ефрем Сирин, Иоанн Кронштадтский и многие другие — оставили нам замечательные образцы молитвы. Молясь словами, изреченными когда-то из глубины сердца этими святыми людьми, мы учимся правильной христианской молитве — что и как просить у Бога. Одним из таких образцов является молитва последних Оптинских старцев, которая может научить молиться правильно и искренне.

Протоиерей Владимир Гофман

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.