Главная > Матушки > «Надо позволить супругу править в семье»
«Моя надежда» №2 2017 15:22, 19 июля 2017

«Надо позволить супругу править в семье»

«Чаще всего будущие батюшки женятся на дочках священников. Девушки из духовных училищ выходят замуж за семинаристов». И у этого правила есть исключения. Виктория Ершова не думала о том, что может стать матушкой. Хоть и была она из верующей семьи, церковный круг казался ей чем-то недосягаемым. Поэтому, рассказывая о себе, наша героиня в шутку назвала себя «невестой со стороны».

Две матушки одной семьи

Выросла Виктория в Нижнем Новгороде. В семье Паниных было двое детей: она — старшая сестра и брат Владислав, на восемь лет младше. Родители придерживались мнения, что дети должны быть дома и даже хорошие воспитатели не смогут дать им столько внимания и заботы, сколько исходит от мамы с папой, а потому сын и дочь не ходили в детский сад.

Вика всегда восхищалась, как маме удавалось осваивать различные занятия: шить, рисовать, петь, а ведь этому она даже не училась! А главное — она умела находить нужные слова в разговорах с детьми. Поэтому, когда родители стали приходить к вере, желания поступить наперекор и не ходить в храм со взрослыми у младшего поколения не возникало. Виктории тогда было четырнадцать лет. И несмотря на то, что училась она в светской школе, а в ее окружении не было друзей, которые ходили бы в церковь, девочка охотно посещала с родителями и воскресные литургии, и архиерейские богослужения, ездила с ними в паломнические поездки.

— Мои родители всегда были для меня примером, — рассказывает Виктория. — У нас не было такого, чтобы родители принуждали к вере. Все происходило очень ненавязчиво с их стороны. У них получилось расположить нас, детей, к себе не только как к родителям, но и как к друзьям. Поэтому было интересно вместе узнавать что-то новое, посещать новые храмы, монастыри.

Полгода назад отец Виктории принял священнический сан. Сейчас иерей Владимир Панин служит в Свято-Троицком Серафимо-Дивеевском монастыре. А пять лет назад в семье Паниных произошло еще одно важное событие: у Виктории и Владислава появилась младшая сестренка Машенька.

—  Когда мы узнали, что у нас будет сестра, очень обрадовались, — вспоминает Виктория.  — В Маше я и брат души не чаем, это такой Богом данный нам человечек, наше счастье. Конечно, отношения с сестренкой у нас другие в силу разницы в возрасте, нежели между мной и братом в детстве. Бывало, что брат не слушался, мне, конечно, это не нравилось, и ему попадало от меня. Но, с другой стороны, я была для него авторитетом, и, если возникал какой-то вопрос, он спрашивал у меня. Родители к нам относились одинаково справедливо. Если возникали конфликты, вставали на сторону старшего, чтобы не подрывать его авторитет, конечно, при условии, что старший прав.

Один особый ужин

Учеба в классе с экономическим уклоном давала Виктории возможность зачисления на первый курс университета по итогам одного только собеседования. Поступив на финансовый факультет и углубившись в учебу, девушка уже задумывалась о будущей семье.

— Я думаю, это правильно, когда вступаешь в брак в более молодом возрасте. Мои родители поженились рано, в 19 лет мама уже родила меня. Чем раньше ты определишься в жизни, чем скорее вы начнете одну на двоих историю, тем трепетнее будут отношения в семье, — считает Виктория.

У молодой красивой девушки недостатка в поклонниках не было. Но душа ни к одному не лежала. И дело было вовсе не во внешности или материальном достатке.

— Для меня идеалом была моя семья, я для себя решила: хочу такого мужа, чтобы мы вместе возрастали в вере, ходили в храм, причащались. Нет счастья большего, чем вместе спасаться. В мирской среде трудно найти такого спутника жизни.

И Вика начала усердно молиться: пусть Господь пошлет такого человека, который ей нужен. Помощи она попросила и у святой Матроны Московской, к которой Виктории посчастливилось попасть в паломнической поездке. Спустя два месяца после той поездки произошла встреча с будущим мужем Дмитрием. Как потом узнала, в то же самое время и он читал сорок дней акафист святым благоверным Петру и Февронии о даровании ему благочестивой жены.

Познакомились они в Староярмарочном соборе, прихожанами которого была семья Паниных. Дмитрий в то время нес послушание иподиакона, и не раз они с Викторией встречались на архиерейских службах. Девушке запомнился приветливый молодой человек, и в какой-то момент она поняла, что его улыбка обращена конкретно к ней. Дмитрий набрался смелости и подошел первым. Так началось общение, продолжавшееся целый год.

— На Рождество у нас был семейный ужин. Дмитрий был приглашен на него. Вдруг он встал на колено и сделал мне предложение, — вспоминает матушка. — А за два месяца до этого я его спрашиваю: «Мы жениться-то собираемся?» Он говорит: «Ну, годика через два». Думаю: «понятно, ждать пока нечего» (смеется). А потом я поняла, что это был отвлекающий маневр, и к тому времени он уже купил мне кольцо, взял благословение у родителей. Знали все, кроме меня. И вот, он еще ничего не сказал, но напротив меня сидела мама, и я увидела слезы на ее лице и поняла, что сейчас произойдет что-то важное, и тоже расплакалась.

Примерно за два месяца до свадьбы будущие супруги уже вместе читали акафист Петру и Февронии, чтобы избежать искушений и с полной уверенностью подойти к началу совместной жизни. Повенчались Дмитрий и Виктория в родном Староярмарочном соборе.

— Мне очень нравится высказывание императрицы Александры Федоровны о дне свадьбы: «Это день, свет которого до конца жизни будет освещать все другие дни. Радость от заключения брака не бурная, а глубокая и спокойная. Над брачным алтарем, когда соединяются руки и произносятся святые обеты, склоняются ангелы и тихо поют свои песни, а потом они осеняют счастливую пару своими крыльями, когда начинается их совместный жизненный путь», — цитирует Виктория.

«Неправильная» матушка

За четыре года замужества она поняла, насколько важно в отношениях идти на уступки. По мнению Виктории, неспособность преодолеть эгоизм, взаимные обвинения при конфликте и приводят молодые семьи к разводу. Вера же и есть тот фундамент, на котором строится прочный союз, ведь если у супругов есть понимание, что разрушить брак — грех, то для них неприемлемо бросить все и уйти, а значит, придется потрудиться над своими отношениями.

— С каждым годом я понимаю, как мы меняемся, учимся подстраиваться друг под друга, знаем, в какой момент промолчать, а когда, наоборот, нужно сказать что-то приятное, — говорит Виктория. — Я гордая и, бывает, обижаюсь, когда кажется, что со мной несправедливо обошлись. Батюшка меня смиряет, и я понимаю: это мне только во спасение. Видимо, для этого Господь нам друг друга и послал, чтобы мы учились друг у друга и менялись в лучшую сторону.

Семейная жизнь стала для нее новой, но не оказалась тяжелой. Благодаря примеру мамы вести дом молодой хозяйке стало делом нетрудным. А вот в приходской жизни ей многому пришлось учиться. Как рассказывает Виктория, неоценимую помощь оказывают прихожане. Когда храм в честь Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных сил бесплотных на Мончегорской, настоятель которого сейчас иерей Димитрий Ершов, только начинал возводиться, потребовался катехизатор. Матушка спешно начала обучаться, чтобы самой вести беседы. Не было певчих — и она встала на клирос.

— В школе я четыре года училась играть на фортепиано, но очень трудно оно давалось, и я бросила, — рассказывает Виктория. — Когда же стала матушкой, поняла: надо было закончить это дело, надо было учиться петь!

По поводу своей основной работы в сфере логистики Виктория шутит, что это тоже своего рода миссионерство. Бывает, что приходится отвечать на вопросы коллег, интересующихся верой, рассказывать историю того или иного православного праздника. Или что среда и пятница — постные дни. В светской среде, конечно, встречаются и разные жизненные ситуации, и разные судьбы, но матушка не спешит никого поучать, не навязывает свой взгляд на жизнь.

Перед коллегами ее статус матушки налагает особые обязательства относительно слов и поступков: общаясь с ней, люди делают выводы о Церкви в целом. И в храме к ней обращаются с вопросами. С меньшим стеснением, чем к батюшке, могут подойти к ней молодые девушки, уверенные, что, равная по возрасту, она поймет их переживания. Но свои советы Виктория дает осторожно, обдуманно и основываясь на том, что заповедовал Господь. Она чувствует ответственность за свои слова, чтобы не навредить, ведь к семье настоятеля прихода относятся с особым вниманием.

Приходилось сталкиваться и со стереотипами:

— Почему-то люди считают, что матушки — они невзрачные, замученные. И мне говорят: «Ты какая-то неправильная матушка». Почему? Все мои знакомые матушки — красавицы, хорошо одеваются, следят за собой. Но ведь не наряды и косметика главное, а душевное состояние.

И действительно. Открытость, приветливость, основательный подход к любому делу и твердость убеждений — все это чувствуется в характере Виктории. А в семейной жизни главенствующую роль она отводит супругу.

— Мы, женщины, даны мужьям в помощь, и поэтому жене надо позволить супругу править в семье, — уверена Виктория. — А ее задача — создавать комфорт, уют, поддерживать любовь и заботу.

Текст: Дарья Петрова
Фото из архива семьи Ершовых 

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.