Главная > Ближние наши > Не разлей вода
«Ведомости Нижегородской митрополии» 24 (156) 14:56, 20 декабря 2018

Не разлей вода

Маленький Егор сосредоточенно надевает пальчиковые игрушки: вот медведь, вот волк… Каждую показывает молодой женщине, сидящей рядом. «Медведь большой, — говорит она и разводит руки в стороны, — вот какой большой! Волк злой, лисичка хитрая». У малыша на лице радость. Эта женщина совсем не мама и даже не родственница. Дарья — одна из добровольцев, которые еще в 2011 году стали приходить в выксунский Дом ребенка, чтобы пообщаться с ребятишками. Каждый волонтер идет к «своему» ребенку. И становятся малыш и взрослый просто не разлей вода!

В выксунском Доме ребенка живут сироты, дети, чьи родители лишены родительских прав, мальчики и девочки из семей, попавших в сложную жизненную ситуацию. Как правило, не слишком счастливому началу биографии сопутствуют болезни, причем серьезные: синдром Дауна, ДЦП, поражения центральной нервной системы. Семь лет назад появился проект, который тогда назывался «Шаг навстречу», а сейчас «Не разлей вода». Он стал победителем конкурса «Православная инициатива», а инициатором выступил московский благотворительный фонд «Дети наши». Суть как раз в том, чтобы волонтеры не просто приходили к детям, а каждый брал под свое крыло конкретного ребенка.

Индивидуальный подход

Большинство волонтеров, которые общаются с детишками из Дома ребенка, — участники добровольческого движения Выксунской епархии «Доброхот». Это сотрудники епархиального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, госслужащие, домохозяйки, даже старшеклассники. Возраст — от 16 до 45 лет. Детишкам же от двух до четырех.

— У нас замечательный Дом ребенка, — рассказывает доброволец и сотрудник епархиального отдела Юлия Захарова. — Бытовые условия, уход… Но вот времени у воспитателей на то, чтобы заниматься с каждым ребенком как мама, конечно, нет. Поэтому наше общение: игры, прогулки — для детей очень важны. Для последующего гармоничного развития. И мы стараемся брать деток, которые наиболее нуждаются в социализации.

Волонтеры могут приходить к мальчику или девочке как угодно часто: два, три раза в неделю, хоть каждый день. Учат их не только познавать мир, но зачастую даже ходить и говорить.

— У меня мальчишечка был, — рассказывает Юлия Захарова. — Глубокий инвалид. Он не ходил, фактически не говорил, множество других патологий. Год мне довелось с ним общаться. И за это время стали заметны положительные изменения. Он стал произносить новые слова, мог выразить свои мысли и эмоции, по крайней мере, понятно для меня и окружающих. Я, когда пришла, совсем его не понимала. Кроме слова «машина». Он очень машинки любил.

Это мой ребенок

У каждой медали две стороны. Так и в работе с детишками из Дома ребенка есть свои трудности. Дело не в недостатке времени или трудностях общения, нет, в другом. После того как ребенок проживет в доме положенный срок, ему, как правило, дорога в Дом инвалидов или в детский Дом-интернат. Довольно часто — в приемную семью. У Юлии Захаровой было уже несколько подопечных. И каждый стал близок и дорог.

— Очень тяжело расставаться,  — говорит она. — Я каждый раз в этом случае брала себе небольшой «отпуск». Не ходила туда, «отпускала» этого ребенка.

— В свое время я тоже выразила желание заниматься с ними, и мне предложили Димочку, три годика ему, — говорит волонтер Светлана (фамилию просит не указывать). — У него много заболеваний. Он передвигается по стеночке, один не ходит. Я занималась с ним около полугода. Один день в больнице провела, попросили. И очень к нему привязалась. Хотелось взять его в свою семью, но… Не могу, по веским причинам, поэтому даже отошла от этой деятельности. Чтобы он не привыкал.

Но все равно эти переживания — мизер по сравнению с той пользой, которую приносит успевшему настрадаться малышу общение с внимательным взрослым, который приходит только к нему одному.

Кстати, с начала работы проекта «Шаг навстречу» 51 ребенок ушел из спецучреждения в приемные семьи, двое – в родные. Трех детишек взяли в свои семьи волонтеры, которые их опекали.

— Была у нас волонтер, назовем ее Наташа, — рассказывают Юлия и Светлана. — Она ходила к одному мальчику. Судьба очень сложная. Он из неблагополучной семьи, мать била его, оставляла надолго одного дома привязанного за ножку к столу, на лице следы ожогов… В итоге Наташа его усыновила. А ведь до встречи с ней он даже улыбаться не умел.

Минуты, проведенные с волонтерами, бесценны для малышей. Но и для добровольцев это тоже важное приобретение. Оно идет в сокровищницу души.

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.