Главная > Святые > Нижегородские новомученики > Священномученик Андрей Бенедиктов (1885 – 1937)
15:21, 14 января 2015

Священномученик Андрей Бенедиктов (1885 – 1937)

сщмч. Андрей БенедиктовСвященномученик Андрей родился 16 октября 1885 года в селе Воронино Большемурашкинского района Нижегородской губернии, в многодетной семье священника Николая Бенедиктова. Первоначально прошел курс обучения в Лысковском Духовном училище, а в 1906 году окончил Нижегородскую Духовную семинарию. 6 октября этого же года поступил на должность надзирателя (воспитателя) за воспитанниками в Нижегородское мужское Духовное училище, где прослужил три учебных года. В 1908 году Андрей Николаевич Бенедиктов женился и окончательно решил принять священнический сан.

14 апреля 1909 года правящим архипастырем Нижегородской епархии Преосвященным Назарием (Кирилловым) Андрей Николаевич был определен на место священника в Казанский храм села Сунеево Княгининского уезда. Его рукоположение в сан священника 29 мая 1909 года совершил Преосвященный Евфимий (Елиев), епископ Балахнинский, викарий Нижегородской епархии.

Студент Нижегородской Духовной семинарии Андрей Бенедиктов с супругой

Студент Нижегородской Духовной
семинарии Андрей Бенедиктов с супругой

Именно в период настоятельства отца Андрея в этом сельском приходе осуществлялось строительство нового храма, которое продолжалось несколько лет. Сунеевский храм строился на пожертвования прихожан и на средства, полученные по ходатайству отца Андрея от Святейшего Синода. Освящение каменной Казанской церкви состоялось в 1915 году.

В своем приходе отец Андрей кроме священнических обязанностей вел большую общественную работу. Состоял заведующим и законоучителем церковно-приходской школы. Начиная с 1911 года, как миссионер и проповедник он являлся членом местного отделения братства Святого Креста. В 1913 году его избрали депутатом от Арзамасского училищного округа по инспектированию церковноприходских школ. С началом Первой мировой войны молодой пастырь возглавил волостное Ичалковское попечительство по оказанию материальной помощи семействам воинов запаса и ратников ополчения. Кроме этого, с 1 января 1915 года отец Андрей стал членом комиссии Нижегородского отделения Комитета Великой княгини Елизаветы Федоровны, а с осени этого же года — членом комитета помощи беженцам.

За свое ревностное и патриотическое служение Святой Церкви до революции отец Андрей получил следующие награды: в 1914 году — набедренник; 5 октября 1915 года — архипастырское благословение и грамоту от Преосвященного Иоакима (Левицкого); 6 мая 1916 года ко дню Святой Пасхи — фиолетовую скуфью.

Первый раз органами ОГПУ отец Андрей был арестован в феврале 1925 года, после того как на страницах районной «Крестьянской газеты» была опубликована заметка под заголовком «Проделки попа». Священник был арестован и отправлен в Нижний Новгород в изолятор специального назначения, а Нижегородская губернская прокуратура возбудила уголовное дело по обвинению его в антисоветской деятельности.

В газетной статье говорилось о том, что священник сунеевской церкви использовал «тонкий дипломатический подход к массам с целью завоевания себе авторитета и этим самым углубить религиозный дурман среди них». По материалам данной публикации отца Андрея также обвинили в том, что он отказался обвенчать в храме жителя села Сунеева, некоего Миронова, который являлся комсомольцем, предложил ему выйти из рядов членов ВЛКСМ и публично покаяться в грехах в храме. Во время предварительного следствия батюшка не отрицал того, что он предлагал Миронову выйти из комсомола и покаяться перед всеми верующими, объясняя это тем, что для совершения религиозного обряда (венчания) покаяние положено по уставу Церкви.

4 апреля 1925 года, по милости Божией, прокуратура вынесла постановление о прекращении следствия: «Принимая во внимание отсутствие в содеянном Бенедиктовым состава уголовно-наказуемого преступления <…> дело по обвинению священника с. Сунеева Арзамасского уезда Бенедиктова А.Н. производством прекратить <…> Меру пресечения к обвиняемому Бенедиктову изменить и из-под стражи освободить».

Ревностное служение отца Андрея в селе Сунеево продолжалось до февраля 1928 года. На следующий год он начал служить в райцентре, в городе Сергаче — в небольшом деревянном храме во имя преподобного Иоанна Дамаскина. Но и на новом приходе батюшка был не угоден властям.

4 мая 1931 года его арестовали по обвинению в антисоветской деятельности, направленной против организации колхозов. Более семи месяцев протоиерей Андрей Бенедиктов находился под следствием в арзамасской тюрьме. Через два с половиной месяца после освобождения, 26 марта 1932 года, его вновь арестовали сотрудники районного отделения НКВД по подозрению в причастности к подготовке диверсии, а именно — взрыву Сергачского военкомата. Священник находился под арестом четыре с половиной месяца. После того как отец Андрей в очередной раз был оправдан за недоказанностью вины и освобожден, власти запретили ему возвращаться в Сергач и продолжать пастырское служение.

16 июля 1933 года стало последним днем служения отца Андрея в Сергаче. В дальнейшем по благословению епископа Феофана (Тулякова) отец Андрей переехал в Нижний Новгород, где некоторое время служил в Петропавловской кладбищенской церкви. В самый разгар репрессий, в 1937 году, протоиерей Андрей Бенедиктов был назначен настоятелем Покровского храма в самом центре города.

Покровская церковь г. Горького

Покровская церковь г. Горького

В Нижнем Новгороде семья священника (матушка Зинаида Петровна, родная сестра Александра Николаевна Бенедиктова и трое сыновей) проживала в частном доме в районе так называемых Больших оврагов на улице Елецкой, недалеко от Воскресенского храма. Один из старших сыновей батюшки тогда работал бухгалтером, другой служил в рядах Красной армии, и еще один сын учился в Ленинграде.

Когда в октябре 1935 года городские власти добились закрытия Покровского храма, его общине предложили «переселиться в другое помещение для храма — в поле на кладбище, с ремонтом этого помещения во втором этаже». Договор райсовета с Покровской общиной о передаче последней в бесплатное пользование Новокладбищенской церкви был заключен 4 ноября 1935 года. К этому времени первый этаж храма уже занимала обновленческая община (очевидно, что обновленцы захватили бывший Сергиевский храм, освященный здесь еще до революции). В этот период времени отец Андрей Бенедиктов был временно командирован служить в Петропавловский городской храм.

Получив новое помещение, представители Покровской общины осуществили своими силами ремонт второго этажа Новокладбищенской церкви. 2 февраля 1936 года был подписан технический акт, согласно которому «все работы, как то: полы, окна, печи, двери и другие работы закончены в степени, допускающей богослужения». Начиная с апреля 1936 года отец Андрей вновь стал настоятелем Покровской общины, но уже в другом помещении — при храме на Новом кладбище (ныне это старообрядческий храм на улице Пушкинской). Однако служение его здесь было недолгим. В августе 1937 года его арестовали вместе с другими священнослужителями города. В ходе следствия отец Андрей отрицал какое-либо участие в контрреволюционных организациях и отказался назвать свои личные связи.

10 сентября 1937 года отец Андрей был допрошен следователем.

— Вы обвиняетесь как участник контрреволюционной церковно-фашистской диверсионно-террористической организации г. Горького, возглавляемой митрополитом Феофаном Туляковым. Признаете ли себя виновным в этом?

— Виновным себя не признаю, ни в какой контрреволюционной организации я не состоял.

— Вы лжете, следственным материалом ваше участие и ваша активная контрреволюционная деятельность в организации подтверждена полностью. Еще раз требую дать правдивые показания.

— Я не лгу и еще раз говорю, что я членом контрреволюционной церковно-фашистской организации не состоял, и ни о какой контрреволюционной организации я не знал и ни от кого не слыхал.

— Скажите, с кем вы имели связь из духовенства.

— Связи я ни с кем не имел.

— Следствием установлен ряд фактов вашей контрреволюционной агитации среди верующих и духовенства и ваши антисоветские высказывания и клевета на советскую действительность. Дайте показания.

— Никакой контрреволюционной агитации я не вел, и антисоветских высказываний у меня не было. Пускай кто угодно и что угодно обо мне говорит, о том, что я член контрреволюционной организации и что высказывал контрреволюционные взгляды, я все равно буду отрицать и буду все время называть это подлостью. В своих действиях я ничего не нахожу контрреволюционного. Я стою на такой точке зрения и убежден, что скоро придет такое время, когда нас, духовенство, советская власть не будет считать врагами, а будет нам, духовенству, свобода в своих действиях. Большевики поймут, что Церковь не враг социализма, а даже может способствовать его продвижению.

— Скажите, какие задания контрреволюционного характера вы получали от митрополита Феофана и благочинного Лаврова?

— Кроме указаний по долгу службы, я ничего не получал.

— Вы лжете, митрополит Феофан давал вам задание распространять антисоветские настроения среди верующих, а также давал указания Лавров. Дайте существенные показания, — продолжал настаивать следователь.

— Бросьте такие вопросы, все равно разговор со мной на эту тему будет бесполезный, признаний я вам никаких не дам. Записано с моих слов верно и мною прочитано.

Документы из следственного дела священника Андрея Бенедиктова

Документы из следственного дела священника Андрея Бенедиктова

Следователь НКВД не сумел добиться от отца Андрея даже подписи под данным протоколом, священник категорически отказался это сделать. Батюшка был очень близорук и разбил очки (о чем он сообщил родным в единственной записке из горьковской тюрьмы), и за невозможностью прочитать протокол отказался его подписывать. Больше отца Андрея не допрашивали, 20 сентября следствие было закончено. Невзирая на позицию отца Андрея, в обвинительное заключение следователь записал все те формулировки бездоказательных обвинений, признания которых он пытался добиться от арестованного: «…являлся участником Горьковского филиала всесоюзного церковно-фашистского центра, вел контрреволюционную повстанческую агитацию. По заданию Тулякова и Лаврова собирал шпионские сведения о настроениях различных слоев населения города Горького. В 1934 году приготовлялся и пытался совершить диверсионный акт — взрывы в здании Сергачского райвоенкомата».

На основании этих обвинений 21 сентября 1937 года Тройка НКВД приговорила отца Андрея к расстрелу. Протоиерей Андрей Бенедиктов был расстрелян 4 октября 1937 года и погребен в общей могиле на расстрельном полигоне Горьковского НКВД.

Память сщмч. Андрея 4 октября.

Цитируется по книге «Жития святых, новомучеников и исповедников Земли Нижегородской». — Нижний Новгород, 2015. Авторы-составители: архимандрит Тихон (Затёкин), игумен Дамаскин (Орловский), О.В. Дёгтева.