Главная > Памяти митрополита Николая (Кутепова) > Служение делу мира. Часть III
«Ведомости Нижегородской митрополии» 5 (218) 10:44, 8 марта 2012

Служение делу мира. Часть III

vystuplenie-vladyki-nikolaya-na-seminare-v-pyuhtitskom-uspenskom-monastyre-estoniya

Выступление владыки Николая на семинаре в Пюхтицком Успенском монастыре
(Эстония)

Несколько статей о жизненном пути приснопамятного митрополита Николая (Кутепова) опубликовали «Нижегородские епархиальные ведомости» в недавно завершившемся 2011 году. Владыка Николай занимал Нижегородскую кафедру с 1977‑го по 2001‑й год. С его именем связано возрождение Нижегородской епархии и превращение ее в один из основных духовных центров России. Известен митрополит Николай своей огромной, очень значимой общественной деятельностью. «Служение делу мира»— так озаглавил очерк об этом кандидат богословия, преподаватель Нижегородской духовной семинарии Алексей Дьяконов. Две его части напечатаны в №2 и №4 нынешнего года. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей продолжение.

1960–1980‑е годы были для Русской Православной Церкви временем активной миротворческой деятельности, служения делу мира во всем мире. Самые видные церковные иерархи, такие как близкий друг и соратник владыки Николая митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Ридигер) (в 1991–2008 годах — Патриарх Московский и всея Руси), принимали непосредственное участие в этой работе. Сам архиепископ (а с 1991 года — митрополит) Горьковский и Арзамасский Николай (Кутепов) полагал много усилий на этом поприще.

Архиерейские маршруты

Активное сотрудничество с советскими миротворческими и общественными организациями — Комитетом защиты мира, Фондом мира и обществом «Родина»— сделали непременным участие владыки в многочисленных конференциях, проходивших как в Советском Союзе, так и за его пределами.

Документы из личного архива владыки Николая, переданные после его кончины в фонд библиотеки Нижегородской духовной семинарии, свидетельствуют, что в декабре 1961 года, будучи еще молодым епископом Мукачевским и Ужгородским, он участвовал в III Генеральной Ассамблее Всемирного Совета Церквей, проходившей в Нью-Дели (Индия).

В феврале-марте 1963 года владыка в составе делегации Русской Православной Церкви совершил многодневную поездку в США по приглашению Национального конгресса Церквей Америки. В личном архиве святителя сохранился памятный альбом, рассказывающий об этой поездке и ее участниках.

В ноябре 1968 года, уже будучи епископом Омским и Тюменским, Его Высокопреосвященство возглавил делегацию Русской Православной Церкви, посетившую христианские советы и церкви Ганы, Дагомеи, Камеруна, Нигерии, Сьерра-Леоне и Того в Западной Африке. В частных беседах владыка почти не касался темы этой командировки и лишь однажды сказал, что поездка по Африке была сложной.

Во-первых, из-за необычайной жары, переносимой россиянами с трудом. А во-вторых — быть христианином там совсем не просто, поскольку слишком тесно уживаются разные верования. Присутствие на богослужении тоже стало неким потрясением: богослужением в привычном смысле назвать это было сложно.

В 1972 и 1976 годах нижегородский архиерей входил в состав делегаций, посещавших Грузинскую Православную Церковь в связи с интронизациями новоизбранных Грузинских Патриархов, о чем мы тоже узнаем из личных документов архипастыря.

В мае-июне 1985 года по линии общества «Родина» он путешествовал по Греции и Италии, а в июле того же года принимал участие в VI Всехристианском конгрессе, проходившем в столице Чехословакии Праге.

В сентябре 1986 года владыка был направлен в Шотландию, где с 4 по 12 сентября в городе Стерлинг проходила IX Генеральная Ассамблея конференции Европейских Церквей, в которой он принял активное участие. В книге «Святитель земли Нижегородской» рассказывается, что этой поездке предшествовала большая подготовительная работа.

Нижегородский архиерей выступал со своими предложениями на семинарах, проходивших в Пюхтицком женском монастыре (Эстония). В Пюхтицах, по приглашению митрополита Алексия, он бывал и раньше, о чем в его архиве есть замечательные фотосвидетельства.

В конце 1980‑х годов в одном из своих интервью владыка, сам участник Великой Отечественной войны, рассказал, что ежегодно бывал в восточногерманском городе Торгау: ему всегда было о чем поговорить с участниками знаменитой встречи на Эльбе советских и американских солдат.

А в сентябре 1988 года архиепископ Николай был желанным гостем на праздновании 1000‑летия Крещения Руси в ГДР и в Западном Берлине.

«Поездки эти, хоть и не всегда проводились по линии Комитета защиты мира, но всегда были неотделимы от борьбы за мир,— отмечал нижегородский архипастырь.— Ведь дело Церкви от дела мира отделить невозможно. Церковь проповедует мир».

Высокие награды

В дни самого значимого события конца 1980‑х годов — празднования 1000‑летия Крещения Руси — летом 1988 года произошло знаменательное для владыки событие: его многолетняя миротворческая деятельность была оценена советским государством по заслугам, и по указу Верховного Совета СССР архиепископ Нижегородский и Арзамасский Николай был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Не остался в стороне и Советский фонд мира, с которым владыку связывали многолетние отношения. 23 июня 1988 года в конференц-зале нового административного центра Горьковской епархии состоялось торжественное собрание духовенства епархии и церковного актива. Как пишет «Журнал Московской патриархии», «ответственный секретарь Горьковского отделения Советского фонда мира Е. В. Мошкина вручила архиепископу Николаю Золотую медаль за активную миротворческую деятельность».

После этих событий восемь местных газет напечатали интервью с горьковским архипастырем. Это был небывалый случай для того времени! Люди неверующие были удивлены, что такой высокой наградой государство отметило церковного деятеля. А православные горьковчане стали гордиться своим известным теперь на всю страну духовным наставником.

«Нечто от атеизма прошлых лет»

Однако не все разделяли восторженное отношение к деятельности нижегородского архиерея. Среди документов его личного архива в этой связи представляет интерес письмо некоего Владимирова. Реагируя на публикации в прессе, посвященные грядущему празднованию, автор послания с болью в сердце пишет, что «один из одиозных лидеров Русской Церкви, ярый реакционер, ярый проповедник религии и не только, архиепископ Николай при полном попустительстве Горьковского обкома партии» был приглашен Всесоюзным обществом «Знание» выступить перед городской общественностью.

Дело было в ноябре 1987 года. Тогда же владыка выступил перед слушателями Высшей партийной школы. «Так они слушали его буквально с открытыми ртами»,— читаем в письме.

«Где же идеология атеизма, в первую очередь — партийная?— сокрушается по этому поводу автор послания.— Так можно скатиться от атеизма к религии!»

Владыка рассказывал тогда партийному руководству школы об основных направлениях деятельности Русской Православной Церкви.

«Эта лекция носила скорее характер пропаганды религии, ее достоинств и вызывала у слушателей сочувствие, согласие с тем, что говорил архиепископ»,— свидетельствует послание.

Другое письмо касалось служебной деятельности горьковского архипастыря. Анонимный машинописный документ, датированный 17 декабря 1988 года, был отправлен одновременно Патриарху Пимену и председателю Совета по делам религий при Совмине СССР. В письме автор «разоблачает» нечестную и грабительскую, по его мнению, финансовую деятельность Горьковской епархии в целом и местного архиерея в частности, показывая при этом удивительную осведомленность. Далее затрагивается вопрос присуждения владыке высокой награды Советского фонда мира: «Из своих барышей ему (архиепископу Николаю — авт.) ничего не стоит бросить подачку в фонд мира, фонд детей и т. п. Так за какие же такие заслуги получил он Золотую медаль фонда мира? За те деньги, что он перечисляет из чужих карманов?»— обращается автор письма к своим респондентам.

Владыка Николай знал об этих письмах и даже, как говорится в одном из них, после очередного письма «начал чистку среди своих придворных и слуг». Знал потому, что уполномоченный Совета по делам религий Горьковского горисполкома А. Я. Миронов предупреждал Его Высокопреосвященство об анонимках.

Все эти письма, которые хранились у него в личном архиве одной пачкой, владыка надписал: «Нечто от атеизма прошлых лет». И был прав, поскольку в это время накал напряженности между Церковью и властью уже спадал. Тогдашний председатель Совета по делам религий К. М. Харчев писал по этому поводу: «Времена наскоков на Церковь под знаменами жесткого непримиримого атеизма, к счастью, проходят. Пришла пора осознать, что миллионы верующих в стране — это люди, которые растят хлеб, стоят у станков, воспитывают детей и внуков. Так почему же мы должны смотреть на них как на противников?»

Архивные документы показывают, что жизнь владыки была чрезвычайно насыщенной. Все пропускал он через свое сердце: частые смены епархий, сложные отношения с уполномоченными, гонения и несправедливое отношение к православным верующим со стороны власть имущих. Но во время представительских поездок за рубеж он должен был демонстрировать достоинство положения священнослужителя в СССР. Все это выпало на долю митрополита Николая, который при этом всегда находил возможность и способы донести до своей паствы слово Божие и свои архипастырские наставления.

Алексей Дьяконов,
кандидат богословия, преподаватель Нижегородской Духовной семинарии

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.