Главная > Интервью > Священники возвращаются в строй
«Ведомости Нижегородской митрополии» 21 (105) 15:17, 10 ноября 2016

Священники возвращаются в строй

lsal5884Последние 20 лет в Российской армии восстанавливается институт военного духовенства. О том, как сегодня работают военные священники по всей стране, помощник председателя Синодального отдела РПЦ по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами Борис Лукичев рассказал на конференции, прошедшей 5 октября в штабе Приволжского округа войск Национальной гвардии РФ. Кроме того, он представил свою книгу «Патриарх Кирилл и военное духовенство».

— Борис Михайлович, насколько сильна духовная потребность у современных военнослужащих?

— Если раньше, 10–15 лет назад, при опросах социологического центра Министерства обороны, призывники и офицеры в силу каких-то причин не хотели говорить, мол, я православный или я мусульманин или буддист, сейчас прямо заявляют о своих религиозных убеждениях. Нельзя сказать, что все воцерковленные. Где-то 70–80 процентов военнослужащих говорят, что они верующие. А из числа верующих 70–80 процентов называют себя православными.

Армейская жизнь сопряжена с трудностями и опасностями: боевые дежурства, морские походы, стрельбы, служба в горячих точках. Солдат начинает задумываться о смысле жизни, о мотивационной основе воинского долга. Перед ним встают вопросы: почему он здесь? Какие ценности он защищает? Должен ли он рисковать своей жизнью? И здесь очень важна роль священнослужителя, который поможет призывнику разобраться, наставит его. Само присутствие священника, его облик, богослужения, беседы с военнослужащими — все это влияет, на нравственную атмосферу в части, а значит на морально-психологическое состояние личного состава, что является составляющей боевой готовности. Сама жизнь заставляет Церковь и армию взаимодействовать теснее. В интересах как армии, так и государства. За последние 20 лет в военных гарнизонах на деньги, которые люди сами собирали, было построено более 150 храмов и часовен.

— Как религиозный фактор влияет на моральное состояние военнослужащих, на его роль в вооруженных конфликтах?

— Вера — мощный мобилизующий фактор. Это понимают и политики, и военные. Сегодня мы видим, как вероисповедание недобросовестно используют в конфликтах, причина которых — борьба за власть или за энергетические ресурсы. Например, игиловцы (ИГИЛ — запрещенная в России террористическая группировка) провозглашают чистоту ислама, а на самом деле захватили нефтеносные районы в Сирии и таким путем зарабатывают деньги.

Наша страна не является агрессором. Солдату говорят: ты православный, Русь православная. И ты стоишь на страже ее. У военнослужащего формируется убеждение, с которым он пойдет воевать, если кто-то нападет на Россию.

— Как становятся военными священниками?

— Отбор очень серьезный, с множеством критериев: возраст, образование, личные характеристики. Желательно, чтобы был войсковой опыт. Кандидатуры рассматривает министр обороны, он же выносит решение, после чего командир имеет право принять батюшку и заключить с ним трудовой договор.

Сейчас военные священники трудятся в тактическом звене на уровне дивизии и военного учебного заведения, но, например, на Северном и Тихооокеанском флотах нет пока штатных помощников командующих по работе с верующими, а потребность такая есть. Ведь что такое флот? Вышли в море, заштормило, и по пословице: кто в море не плавал, тот Богу не маливался. То есть опасность очень большая, поэтому командующие флотов сами просят, чтобы вводили эту должность, как и командующие армиями.

— Бывали ли случаи, когда военнослужащие обращались к батюшкам по поводу неуставных отношений? Могут ли они это сделать?

— Прежде всего, это относится к тайне исповеди, которая охраняется законом. Обращаются к священникам не только солдаты срочной службы, но и офицеры. Это же человеческие взаимоотношения, как на исповеди в любом храме. Только в военном гарнизоне они, может быть, более остро ощущаются, потому что люди находятся в тесном кругу. Батюшка беседует, исповедует, стараясь помочь и добрым словом, и молитвой.

Сейчас дедовщины меньше, потому что «дедов» нет. Солдат служит 12 месяцев, он не успевает «дедом» стать. Тем не менее случаются межличностные трения: взаимная неприязнь или кто-то кого-то обидел… Пастырская работа в армии очень важна, и она будет только развиваться.

Дарья Петрова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.