Главная > Вопрос - ответ > Святые не обижаются
«Ведомости Нижегородской митрополии» 2 (158) 16:55, 31 января 2019

Святые не обижаются

Подвижники благочестия, светильники веры, угодники Божии — так мы называем святых, которые просияли и в нашей земле, и во всем христианском мире. Мы молимся им, обращаемся к ним за помощью. О них сегодня разговор в нашей традиционной рубрике. На вопросы читателей отвечает клирик храма во имя Всемилостивейшего Спаса протоиерей Владимир Гофман.

Я недавно пришла к вере, стала ходить в храм, причащаться. Однажды один мой знакомый (он другой веры) заметил: «Вот мы обращаемся к своему Богу напрямую, а вы — христиане — через посредников, ваших святых». Я ему сказала, что можно и напрямую, но святые помогают, они перед Богом за нас заступаются. Правильно ли я ответила?

— Мы тоже обращаемся к Богу напрямую. Вот, например, наши наиболее часто употребляемые молитвы: «Отче наш…» или «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя». Можно вспомнить и множество других. Но в христианстве сложилась традиция обращаться за помощью к святым, имеющим благодать от Бога помогать нам, грешным. Это еще и от смирения — как это я, грешник, напрямую к Богу обращусь? Достоин ли я такого обращения? А святые, стоящие у Престола Божия, жившие когда-то на земле, поймут меня и попросят за меня Спасителя. Так же и обращение к Божией Матери. Откроем Евангелие: «При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе» (Ин 19:25–27). Этими словами Спаситель как бы усыновляет человечество Своей Матери. И мы, как дети, просим ходатайства перед ее Сыном, надеясь, что Он выполнит Ее просьбу, как выполнил просьбу на браке в Кане Галилейской (Ин 2:1–11). Так что святые, к которым мы обращаемся с молитвами, не посредники, они — ходатаи за нас перед Всемогущим Богом.

На протяжении нескольких лет усердно молился одному святому. А потом оказался в паломнической поездке и там познакомился с житием, иконами, в общем, соприкоснулся со святым, которого раньше, естественно, знал и почитал, но не выделял из сонма других. А тут вдруг он стал мне очень близок. А тот, кому так усердно молился раньше, как-то отошел на второй план. И у меня почему-то возникло чувство вины! А времени и сил равно молиться и тому и другому святому нет. Вот и живу с каким-то смущением в сердце. Может быть, мой вопрос наивный, но могут ли святые обижаться на нас?

— Чувство вины у вас возникло от того, что мы и духовную жизнь зачастую меряем привычной физической меркой. В Царстве Божием, думается, нет понятия меры и учета. Нашу молитву, к кому бы она ни была обращена, слышат и Господь, и Его святые, и, если эта молитва искренняя и служит спасению души, помогут получить просимое. Святые на нас не обижаются. Они и при земной жизни боролись и побеждали грех гордыни, результатом которой и является обидчивость, а уж у Бога они тем более чисты и святы, земные чувства им не свойственны в силу их нынешнего положения. Постарайтесь естественнее и проще относиться к молитве к святым, она от вас ни Христа, ни Божией Матери, ни других святых не загораживает.

Меня зовут София. Крестила меня бабушка в далекие послевоенные годы. Своей святой я всегда считала мученицу Софию и именины отмечала 30 сентября. Когда осознанно пришла к вере уже в начале нового века, пошла к батюшке, спросила, нужно ли мне креститься заново. Весной я «докрещивалась», и женщина в храме мне сказала, что теперь мои именины не на Веру, Надежду, Любовь, а на Софию Слуцкую — 1 апреля, так как память этой святой ближе к дате моего крещения. Но я так привыкла к именинам 30 сентября! И маленькая иконка Веры, Надежды, Любови и матери их Софии у меня еще с советских времен хранится…

— Женщины в храме много чего могут сказать, да не все надо воспринимать как должное. В молитвах таинства Крещения испрашивается у Бога крещаемому Ангел-хранитель. Имен, как известно, у ангелов нет. Небесный покровитель, чье имя носит человек, в вашем случае София, выбирается произвольно, по традиции по святцам — близкий к вашему дню рождения. Поэтому не вижу никаких причин для того, чтобы вам менять своего небесного покровителя — святую мученицу Софию, мать трех юных мучениц, названных в честь трех христианских добродетелей — Веры, Надежды, Любви. «А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь» (1 Кор 13:13).

Посмотрел фильм «Викинг» про князя Владимира, крестителя Руси. Личность меня заинтересовала, и я решил побольше о нем почитать. И удивился, сколько злодеяний он совершил до принятия православия. Конечно, человек может кардинально измениться, но как же его после того, что он делал раньше, можно назвать святым?

— Во-первых, мы призваны доверять Церкви, к которой принадлежим. Мало того, мы подтверждаем это, каждый день читая Символ веры: «Верую во святую, соборную и апостольскую Церковь». Что это значит? Это значит, что мы доверяем Церкви. А она назвала князя Владимира равноапостольным в лике святых. Во-вторых, каким бы ни был человек, он имеет возможность перемены. Так было с гонителем христиан апостолом Павлом. Так было и с ярым язычником князем Владимиром. После крещения он стал совершенно другим человеком. «И прииде на него посещение Вышнего, призре на него Всемилостиве око Благого Бога, и воссияла мысль в сердце его, да разумеет суету идольского прельщения, да взыщет Единого Бога, сотворившего все видимое и невидимое». Так говорит об обращении князя летописец. Господь уготовал ему, как государственному деятелю, не только самому обратиться к Богу (в святом крещении омываются все совершенные прежде грехи), но и привести ко Христу Русь. В этом его великая заслуга. И, в‑третьих, не только князь, но и любой человек оценивается в глазах Бога по итогу жизни — с чем он пришел к ее завершению. Примеров в житиях святых множество. Кто-то приходил к святости от младенчества (преподобные Сергий, Серафим), кто-то — из языческих и других заблуждений (апостол Павел, князь Владимир), кто-то — от беспутной жизни (преподобные Моисей Мурин, Мария Египетская). Господь ждет каждого из нас с открытыми объятиями: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф 11:28). Он может прощать и дает силы к новой жизни.

Через сколько лет после кончины человека могут прославить как святого, существуют ли какие-то правила на этот счет? И по каким критериям определяют, что человек свят?

— Прославление в лике святых называется канонизацией (в переводе с греческого — «узаконивать», «брать за правило»). Это признание Церковью почившего человека посмертно святым с соответствующим его почитанием. Конечно, у Бога святых намного больше, чем нам известно. Но те, которые известны, чью духовную помощь испытывают в своей жизни молящиеся люди, причисляются актом высшей церковной власти к лику угодников Божиих, к сонму святых. В первые века христианства почитание святых определялось общиной и узаконивалось епископом. Члены общины почитали своих святых, а когда почитание принимало общецерковный характер, оно подтверждалось главой Поместной Церкви. В Русской Православной Церкви причисление к лику святых совершали на местах епархиальные архиереи. Первый пример соборного решения о канонизации известен в XVI столетии. В наше время для местного почитания подвижника святым требуется разрешение Патриарха, для общецерковного признания святого — решение Архиерейского собора.

Что же требуется для канонизации того или иного подвижника? Святость жизни, страдание за православную веру, дар чудотворения, верность учению Церкви, нетленность мощей, народное почитание. Сейчас материалы для канонизации в Русской Православной Церкви собирает Синодальная комиссия по канонизации святых, а в каждой епархии своя комиссия для предложения рассмотренных материалов, утвержденных епархиальным архиереем, в Синодальную комиссию. Эти материалы, после изучения, комиссия передает в Священный Синод, и тот выносит решение о канонизации святого. Его имя вносится в святцы, после чего святому пишется икона и составляется служба.

В Православной Церкви нет установленного срока для канонизации в отличие от католической, где процесс причисления к лику святых включает две ступени — беатификацию (причисление к лику блаженных, как бы низшая ступень, своеобразная проверка всех условий для дальнейшей канонизации) и собственно канонизацию, представляющую окончательное суждение о святости. Срок от низшей ступени до высшей может быть очень длительным: годы, десятилетия, даже века.

К нам в храм привезли икону Богородицы «Неупиваемая Чаша». Ей нужно молиться страдающим алкоголизмом. Перед иконой Николая Чудотворца, говорят, — о счастливом браке, преподобному Сергию Радонежскому — об успехах в учебе. Можно много подобных примеров привести. Мне даже называли святого, которому нужно молиться строго при зубной боли. А нельзя разве преподобному Сергию помолиться о счастливом супружестве? Почему у нас существует такое разделение?

— Скорее всего, было замечено, что в определенной проблеме помогает такой-то святой, а в другой проблеме — другой. Разделение это, конечно, условное. Мы знаем, что Податель всех благ — Господь. К кому бы мы ни обращались с молитвой, помощь подаст (или не подаст, если она не спасительна для человека) именно Он. По своей душевной склонности человек почитает того или иного святого, не обязательно даже своего небесного покровителя, и молится ему. Ничего плохого или неправильного в этом нет. Только помнить надо, что во святых Своих дивен Бог, от Него мы ждем поддержки, исцеления от болезни, оставления грехов, укрепления в вере. А святые угодники — нам пример для подражания, некий эталон земной жизни, надежда на предстояние их у Престола Божия и помощи нам, грешным. Иначе станем язычниками по сути и впадем в многобожие. Надеюсь, этого с вами не случится.

Подготовила Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.