Главная > Церковь и культура > В душе звучит музыка
«Ведомости Нижегородской митрополии» 11 (167) 18:59, 11 июня 2019

В душе звучит музыка

Вокалист, скрипач, композитор, лауреат международных фестивалей и конкурсов, известный исполнитель Алексей Алексеев порадовал нижегородцев своим творчеством. После выступления в концертном зале «Premio» он дал интервью нашей газете.

— Алексей, это первый ваш концерт в Нижнем Новгороде, но в наших местах вы уже бывали, в прошлом году участвовали в «Арзамасских куполах» и стали их лауреатом. Что вы исполнили тогда и каковы впечатления?

— Это были мои авторские произведения. А впечатления просто замечательные. Я тогда впервые участвовал в конкурсе православной песни. Волновался очень. Приятно отметить, что дух единства и братства превратил конкурсантов в близких по духу друзей. Со многими из них мы до сих пор общаемся и дружим.

Еще я недавно принимал участие в православном фестивале «Исповедь сердца» в Костроме, это тоже оставило приятные впечатления. Курирует конкурс известный проповедник протоиерей Андрей Логвинов. На фестивале батюшка сыграл вместе со мной на скрипке «Чардаш». Замечательный получился номер, мы увидели это по реакции зала.

— Насколько я знаю, нижегородская земля вам не чужая, ваша мама родом из нашей области…

— Да, она родилась и выросла в Лукоянове. И я провел там все детство — приезжал к бабушке с дедушкой на каникулы. К сожалению, их уже нет в живых. С Лукояновом в моей жизни связана знаменательная история. Был 2010 год, по всей стране горели леса, и мы приехали спасаться в Лукоянов, где не было дыма. Фактически я эвакуировал туда свою семью из Москвы. Дедушка с бабушкой уже лежали на одре. Дед даже не говорил. И тогда я узнал, что он незадолго до нашего приезда впервые в жизни исповедался. У меня сразу родилась мысль их повенчать. Спросил у бабушки, а она: «Как дед скажет». Дедушка кивнул, мы поняли, что он согласен. И в тот же день они венчались.

— Каким был ваш путь к вере?

— Я пришел к ней благодаря книге Серафима (Роуза) «Душа после смерти». Прочитал ее по пути из Набережных Челнов, где я родился, в Москву. Ехал туда поступать, получать высшее музыкальное образование. Мне подарили эту книгу, и я ехал, читал… А ступив на перрон, ощутил себя по-настоящему верующим человеком. Вернее, я им и был, но из тех, у кого Бог в душе. А иеромонах Серафим (Роуз) убедил меня совершенно непостижимым образом в истинности православия. Хотя я помню: когда учился в первом классе, уже знал, что Бог есть, и говорил это всем моим одноклассникам. В детстве и юности все больше укреплялся в этом, и книга стала как бы последней каплей… Сначала я воцерковился вместе со своей семьей (женой и дочкой), а потом мои родители тоже стали ходить в храм.

С верой, с действенностью помощи Божией у меня связана еще одна удивительная история. Мой тесть не дожил до 91 года одну неделю. Он в храм не ходил, и за него душа болела у всех нас. Но, кстати, в пожилом возрасте он начал читать православную литературу. Я решил попробовать убедить его исповедаться и причаститься. Поехал в Курск (он там жил), понимая, что мне нужно сейчас что-то сказать 90‑летнему человеку, чтобы он достойно переступил черту в вечность. Я не знал, что сказать, а просто стал молиться, чтоб Господь помог мне. И Он вразумил. Тесть меня услышал. Он принял священника, исповедался и причастился, а через несколько часов умер. Все-таки Господь его дождался… Это удивительная история. Никто из родных не верил, что  это может случиться.

— Вы исполняете песни лирические, духовные, патриотические, сочиняете сами (в том числе и танцевальные композиции). Как рождаются мелодия, слова?

— Как раз сейчас мы плодотворно работаем с нижегородской поэтессой Татьяной Панченко. У нее замечательные стихи. До концерта в Нижнем Новгороде мы не встречались, было только виртуальное общение. А рождение мелодии — это сложный процесс. Описать его непросто, но, в принципе, есть два пути. Когда отталкиваешься от музыки, которая уже звучит в душе, ты просто ее фиксируешь, а потом делаешь аранжировку, накладывается текст, который пишет соавтор. И получается песня. Иногда бывает, что в голове звучит фраза, которая (я это чувствую) обязательно должна быть в песне, и я говорю об этом поэту. А бывает иначе: читаю стихи, и от их мелодики рождается моя музыка. По этим двум, так сказать, направлениям мы работаем и с Татьяной Панченко. В соавторстве у нас написано уже более десяти песен.

— Назовите композиции, которые особенно близки вам, визитные карточки вашего репертуара?

— «Беловежская пуща», «Because We Believe» Андреа Бочелли, романс «Белой акации гроздья душистые», «Аленушка». То есть в основном советское ретро, романсы.

— Алексей Алексеев-Скрипач — так звучит ваше сценическое имя. Значит, вы все-таки больше не вокалист, а исполнитель музыки?

— И то, и другое. На скрипке я занимаюсь с шести лет. Сам попросился в музыкальную школу, потом поступил в училище искусств в Набережных Челнах, затем — в институт культуры в Москве. В столице мы стали близко общаться с отцом Артемием Владимировым. И не просто как духовный отец и чадо, но и как творческие единицы. Я с теплом отношусь к его поэтическому творчеству. Его слово возрождает душу слушателя. Мне посчастливилось сделать несколько аранжировок по просьбе коллег-музыкантов, которые пишут музыку на его стихи, а также написать совместную песню «Алые паруса». Она получилась очень светлой и как раз, на мой взгляд, для молодежной аудитории.

Именно отец Артемий, можно сказать, вывел меня на большую сцену, направил на этот путь. Я беру с него пример во многом. Прихожу на его выступления, вижу, как он работает с аудиторией, делаю выводы, стараюсь что-то применить в своей практике. Он очень мягкий, тактичный человек. Если благословляет, то благословляет. А если нет, то может промолчать, не скажет: «Нет, этого не делай» (за исключением, конечно, каких-то особых случаев). Ты сам поймешь, что «нет» и примешь это, осознавая, что все равно все будет так, как Господу угодно. После бесед с ним в душе всегда мир.

И еще один человек очень помог мне в жизни. Святой человек. Это праведный Иоанн Кронштадтский. Я раньше совершенно не умел правильно говорить. Мыслей много, а высказать не могу. Плюс заикание. Из-за этого своего косноязычия я сильно страдал и специально ездил к мощам отца Иоанна, молился. И он мне помог. Теперь во время концертов свободно общаюсь со зрителями, мои концерты — это в том числе интерактив.

— Нижегородцы очень тепло вас принимали. После концерта долго не хотели отпускать. А как вам нижегородский зритель? И как появляется ощущение, что аудитория приняла вас?

— Я чувствую зал с первых минут концерта. Сначала знакомство, мы присматриваемся друг к другу. Но этот период длится недолго, довольно быстро ощущаю, что мы одно целое. Так произошло и в Нижнем Новгороде. Зрители не только аплодировали, подпевали мне, но и вышли танцевать. Я очень рад, что первая же встреча с нижегородским зрителем переросла в обоюдную любовь, потому что впечатления от концерта доносятся до меня и сейчас через социальные сети и телефонные звонки. Слава Богу за все!

Беседовала Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.