Главная > Мнения > В глубинах богословия: плыть или «плавать»?
«Ведомости Нижегородской митрополии» 19 (127) 15:46, 12 октября 2017

В глубинах богословия: плыть или «плавать»?

Еще лет 30 назад духовные книги были великой редкостью. Если у кого-то сохранилось Евангелие с дореволюционных времен, это было счастье. А уж толкований к нему не сыскать днем с огнем. Сейчас же — и книги, и фильмы о православии, и учебные курсы. Но нужно ли обычному прихожанину, не занимающемуся миссионерством, не связанному с теологией, допустим, в силу профессии, живущему по заповедям (во всяком случае, изо всех сил стремящемуся к этому) и знающему основы православного вероучения, погружаться в глубины богословия? Или же направить все силы души на молитву и соблюдение заповедей? Об этом наш сегодняшний разговор.

Дарья Литвинова,
директор воскресной школы:

— Изучать свое вероисповедание нужно как можно больше. Ведь если мы говорим о человеке, который имеет искреннюю веру (поскольку живет по заповедям), то он понимает, что Бог — это Личность и пытается с этой Личностью строить отношения. Он любит Бога. А если мы любим кого-то, то хотим знать о нем все. Так и с Господом. Чем больше мы о Нем узнаем, тем ближе становятся наши отношения.

Другой аспект. Допустим, кто-то знает наизусть Евангелие, поскольку много лет читает его каждый день. Но ведь надо обязательно изучать толкования. Мы люди грешные. А они написаны людьми духовными, которые водимы были Духом Святым, когда составлялись эти тексты. Мы же часто дерзаем сами делать выводы и нередко ошибаемся. А толкования — это, если можно так сказать, учебник по безопасности жизнедеятельности.

Вообще, мне кажется, человеку трудно жить по заповедям, если он не постигает каких-то новых истин. Могу сказать о себе. В моей жизни было два переломных момента в духовном смысле. Первый, когда я просто пришла в Церковь. Хотя за десять лет до этого крестилась в сознательном возрасте. А потом случилась большая скорбь, я задумалась, как жизнь хрупка, и оказалась в храме. Дальше было еще десять лет воцерковления. Я соблюдала все правила, утренние и вечерние молитвы знала наизусть… Но это было что-то внешнее. Просто понимала, что это лекарство, без которого погибну. И только когда я стала учиться, мое отношение к Богу изменилось, я сердцем поняла, что Он — Личность. И обрядовая сторона приобрела совсем иное значение. Убеждена, что если мы не учимся, то застываем на одной какой-то стадии отношений с Богом. А они всегда должны развиваться.

Татьяна Заглумонина
бухгалтер:

— Во всем должна быть золотая середина, и всему свое время. Когда-то я просто стояла на богослужениях, мало что понимая, кроме «Господи, помилуй» и еще нескольких фраз. Потом, по совету батюшки, взяла в руки книгу, где было описано богослужение и кратко объяснялось, что и зачем. Помню, было Рождество Господне: большую часть службы не могла понять, какая же это часть литургии. Но настал момент, когда я (по книге) и хор нашли друг друга. Не представляете, как затрепетала душа, я действительно стала участницей богослужения! Было приятно осознавать, что знаю, о чем молятся. Затем стала ходить в кружок, мы изучали Ветхий Завет. Какие-то вещи стали понятнее. Мне кажется, учиться надо именно под «присмотром» батюшки — не знаю, смогла бы я сама что-то понять или нет.

Изучать свою веру — это здорово, увлекательно. Но есть одно «но». Я почувствовала, что «скатываюсь» на изучение. А молитва, а чтение Псалтири… На них не стало хватать ни душевных, ни физических сил. В жизни женщины много забот, мало времени остается на Евангелие, молитву. Наверное, в молодом возрасте, когда времени побольше, может, и стоит ходить на курсы катехизации, а когда семья — это становится проблематично. По сути, учишься быть христианкой на исповеди, во время бесед с батюшкой, когда слушаешь проповедь, читаешь Псалтирь и Евангелие.

Еще, на мой взгляд, обширные познания для рядового прихожанина — это риск проявления тщеславия, высокомерия, желания поучить. Я ведь вот что знаю, а ты нет!

Вячеслав Дождев,
заведующий сектором заочного обучения Нижегородской духовной семинарии:

— Миряне должны изучать богословие. Без него нам сложно излечиться от душевных недугов, убрать из сердца сорняки грехов. Но практика жизни христианина, конечно, бесконечно важна. К примеру, живут же на Афоне монахи — великие подвижники, которые не имеют никаких ученых степеней. И, напротив, возьмем Толстого. Блестящее образование, да что говорить — гений! Православная семья, сестра — монахиня. И эта личность отошла от главного.

Расширять знания надо, они помогают деланию. Само чтение богословских трудов — благо, а если человек еще и с кем-то поделится полученными знаниями, если к нему обратились — благо вдвойне. Обращаю внимание: если к нему обратились. Самому без должной подготовки вступать, например, в дискуссию с сектантами… Не думаю, что это разумно. Другой вопрос, какие книги читать. «Исповедь» блаженного Августина тяжело, наверное, воспринимать человеку неподготовленному. В целом же, практика и теория всегда должны быть разумно совмещены.

Александра Кондратьева,
филолог:

— Нужны ли обширные богословские знания мирянину? Не думаю, что обязательно погружаться в глубины. Если, конечно, нет душевного порыва. Ведь это зависит от стремления человека. Но читать Закон Божий, Евангелие ежедневно, Псалтирь, естественно, необходимо. И хорошо бы познакомиться с Ветхим Заветом. Если человек искренне верит, ходит в церковь, причащается, все ему понятно, читает Священное Писание и давидовы псалмы, главное — живет по-христиански, любя Господа и ближнего, делом подтверждая веру, то, может быть, ему и не надо осваивать серьезные богословские дисциплины. Как мама мне говорила с самого детства: «Дочка, самое важное — до самой смерти держаться за краешек Его хитона».

А вот читать прекрасную православную литературу прихожанину или прихожанке, наверное, нужно. Протоиерей Николай Агафонов, Владимир Крупин, «Несвятые святые» епископа Тихона (Шевкунова)… У нас сейчас очень много хороших духовных писателей. Удивительная книга Натальи Сухининой «Не продавайте жемчужное ожерелье»… Я уже несколько раз покупала и каждый раз дарила ее. Если человек трепетно относится к Афону, то начать надо с творений старца Силуана. А как же не прочитать Паисия Святогорца? Если мы говорим о женщине, у которой детки, то обязательно взять «Богомолье» Шмелева, «Лето Господне» и устроить домашнее чтение.

Николай Лобастов,
публицист, педагог:

— Что мы видим в Евангелии? Видим, что Господь из множества людей выбрал не выпускников престижных образовательных учреждений или ученых, которых было немало в Римской империи, а почему-то простых рыбаков. Потому что вера — она первичнее знания.

Что мы видим в истории Церкви? Что само богословие возникло тогда, когда внешний мир стал требовать от христиан объяснить свою веру. Многих богословских понятий в Евангелии нет. Все написано простыми словами. Сын Человеческий, Отец… Это же не научные термины. Их потом нам пришлось взять в светской науке философии. И сильно напрягались апологеты в первые века христианства, желая разговаривать о Боге с миром. На его языке пришлось говорить.

Сегодняшнему человеку необходимо хотя бы помнить, что знание вторично. Ведь когда мы просто живем, веруя, — это одно, но когда мир нас спрашивает или когда свою веру надо защищать, без богословия уже не обойтись. Хотим мы или не хотим. Нам будут говорить про обезьян, Дарвина, космос… Задают вопросы по истории Церкви, о монофизитах, монофилитах и так далее. Если у человека таких ситуаций нет, то можно жить по «формуле» преподобного Серафима Саровского: спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи. Лучший способ миссионерства — чистый образ жизни, стояние в вере. Это гораздо больше влияет на умы и души, чем самые обширные знания.

Иерей Андрей Макеев,
клирик храма в честь Успения Пресвятой Богородицы города Бора:

— Изучать богословие нужно. Все церковные молитвословия наполнены догматическими истинами. Следовательно, просто молиться, не занимаясь богословием, невозможно, все молитвы и богослужения выражают догматическое учение Церкви. Разумеется, целью молитвы является встреча с Живым Богом. Но, чтобы общаться с кем-то, надо его знать, постараться узнать о нем все, что только возможно. Вот тут на помощь нам и приходит догматическое богословие. Сам термин «богословие» в древней Церкви относился в первую очередь к учению о Боге Троице, и все учение Церкви восходит к Богу, «в Трои­це поклоняемому». Нужно помнить, что вся жизнь христианина неотрывна от познания Того, к Кому мы устремлены.

 

Подготовила Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.