Главная > Традиция > Всему голова, кормилец… и спасение
«Ведомости Нижегородской митрополии» 16 (124) 17:07, 30 августа 2017

Всему голова, кормилец… и спасение

Читая молитву «Отче наш», человек каждый раз произносит: «Хлеб наш насущный дай нам на сей день». Казалось бы, что может быть естественнее просьбы утолить потребность в пище? Но более глубокий смысл этих слов так и остается не прочувствован из-за всегдашней суеты и спешки. А задуматься стоит.

За гранью сытости

Святитель Иоанн Златоуст писал, что человек по своей природе нуждается в пище, и в этом отношении не может уподобиться ангелам. Богослов обращает внимание на то, что Спаситель завещал людям думать только о той пище, то есть хлебе, которая им необходима для дня сегодняшнего, ведь что произойдет с ним завтра, неизвестно. Он наставляет, что отношение к еде должно быть строгим и разумным, ведь недаром чревоугодие — одна из самых сильных человеческих страстей.

«Он хочет, чтобы мы всегда были препоясаны и окрылены верой и не более уступали природе, чем сколько требует от нас необходимая нужда», — писал Иоанн Златоуст.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) видит в словах молитвы Господней указание на необходимость ежедневно приобщаться к таинству Евхаристии. Слово «насущный», по его толкованию, означает, что Евхаристический хлеб по качеству своему превыше всего существующего. Хлеб, подаваемый Сыном Божиим, есть всесвятая Плоть Его, которую Он дал за «живот мира» (Ин 6:51). Он также писал, что спасение и есть тот «хлеб», который Адам будет вынужден добывать в поте лица, потому что после совершения первородного греха он всю жизнь должен нести покаяние.

Святитель Филарет (Дроздов), обращаясь к словам главной молитвы, писал, что попытки человека уклониться от труда, с которым сопряжено добывание хлеба, ввергает его во грех еще больше. «Но да сбудется слово суда Божия — те, которые не трудятся для снискания телесной пищи, подвергают себя изнурительному напряжению сил, дабы дать пищу своим желаниям и страстям, и в самом уклонении от труда находят новый труд», — писал архиепископ Филарет.

Сам Иисус Христос говорил «Я есмь Хлеб жизни» (Ин 6:48). И, каждый раз причащаясь Святых Христовых Таин, человек вкушает Тело Господне, чтобы напитаться «истинным хлебом». По словам русского богослова Александра Лопухина, совершается это ради «возможности после смерти воскреснуть к вечной жизни».

Хлеб является и символом Церкви в целом: «Как этот хлеб был рассеян по холмам и, будучи собран, стал единым, так будет собрана Церковь Твоя от концов земли в Твое Царствие» (Дидахе, гл. 9).

Богослужебная трапеза

Просфора в переводе с греческого языка означает «приношение». Состоит она из основания и печати, которые изготовляют из теста отдельно, а затем соединяют. Две части символически означают два начала в человеке: земное и божественное. Крест Господень и первые буквы надписи «Иисус Христос побеждает» наносится специальным оттиском, который называется дорник. На литургии во время проскомидии из большой просфоры вырезают часть в форме куба — Агнец, поэтому и просфора носит название Агничной. Оставшуюся от нее часть — антидор — после службы раздают прихожанам. От агничной отличается Богородичная просфора с оттиском «Мария» или образом Богородицы. Из нее вырезается треугольная часть и кладется справа от Агнца на дискос. Туда же будут положены и частицы Девятичинной просфоры в память об Иоанне Крестителе, пророках, апостолах, святителях, архидиаконе Стефане и мучениках, преподобных, бессеребренниках, святых праведных Иоакиме и Анне, Кирилле и Мефодии, святых, которые поминаются в этот день, а также святителе, литургия которого служится, — Иоанне Златоусте или Василии Великом. Кроме того, на дискос кладутся кусочки заздравной и заупокойной просфор.

Начало таинству Евхаристии, то есть соединению людей со Спасителем через хлеб и вино, то есть Плоть и Кровь Христовы, было положено во время Тайной вечери, когда Господь в последний раз собрался со Своими учениками за трапезой, перед тем как принять крестные муки: «Сие есть Тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание» (Лк 22:19). «Он дал нам Свое Тело и Кровь» (Мф 26:28), чтобы через них сокрушилась власть тления, Он вселился в наши души Духом Святым, мы стали причастниками освящения и были наречены небесными и духовными людьми», — писал святитель Кирилл Александрийский.

Обычай приносить жертву, того самого Агнца, которого вырезают из просфоры, древний. В Ветхом Завете сказано: «…кроме лепешек пусть он приносит в приношение свое квасный хлеб, при мирной жертве благодарной» (Лев 7:13).

Еще один обычай, установившийся с раннехристианского периода, — потребление артоса, то есть освященного хлеба, предназначенного для всех членов Церкви. На артосе оттиснут крест с терновым венцом, что призвано символизировать победу Спасителя над смертью. На Святую седмицу артос полагают в храме, над ним читают особую молитву и освящают. В Великую субботу его раздробляют и раздают прихожанам. В народной традиции воплощение понятия о Христе как о Хлебе жизни получило в Пасхальном куличе.

С уважением к горбушке

Во время голода и войны осознание драгоценности хлеба приходит в полной мере. До сих пор в Музее обороны и блокады Ленинграда небольшие кусочки хлеба, которые были основной пищей жителей окруженного города, — в числе главных экспонатов. Осенью 1941 года самое малое количество хлеба полагалось категории «дети, служащие, иждивенцы» — 125 граммов в день, 250 граммов получали рабочие и инженерно-технические работники, для тех, кто находился на передовой фронта, норма составляла 500 граммов, для всех остальных воинских частей — 300. В военные годы по мере ухудшения положения процент добавок увеличивался: хлеб пекли из жмыха (остатки семян масленичных растений после выжимания из них масла), коры, обойной (неочищенной) муки, пищевой целлюлозы. Но даже при таком составе он  был источником жизни, и потеря хлебной карточки могла означать гибель.

Дарья Петрова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.