Нижнему Новгороду 800 лет


Главная > Без рубрики > Артем Кавинов: «Мы восстанавливаем храмы для людей»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 3 (201) 12:28, 15 февраля 2021

Артем Кавинов: «Мы восстанавливаем храмы для людей»

Более четырех лет Артем Кавинов представляет Нижегородскую область в Государственной думе Российской Федерации. Территориально его округ объединяет 15 районов нижегородского севера и Сормовский район Нижнего Новгорода. До этого Артем Александрович занимал пост министра социальной политики Нижегородской области, был депутатом областного Законодательного собрания. Счастливо женат уже 30 лет. Вместе с супругой вырастил двух дочерей, одна из которых подарила им внука и внучку. Находясь по работе большую часть года в Москве, депутат успевает посетить все территории своего избирательного округа. Но в нашем интервью он раскрылся совсем с другой стороны.

— Артем Александрович, для вас как депутата от Нижегородской области важно, что вы коренной нижегородец?

— Для меня этот вопрос никогда не стоял, потому что среди моих коллег много некоренных нижегородцев, которые многим коренным дадут фору по своей любви к нашему краю, по отношению к нему. Для меня, скорее, важна территория, которую ты представляешь. Потому что, если ты, например, всю жизнь прожил в мегаполисе и вдруг избираешься от какой-то сельской территории Дальнего Востока или Сибири, это может быть удивительным и противоречивым. Депутат должен понимать и чувствовать жизнь людей на своей территории. Если ты прожил в столице и не был ни одного дня в деревне, то, наверное, сложно быть на одной волне со своим избирателем. Поэтому лучше, наверное, если ты здесь вырос. Хотя ничего страшного и если ты приезжий, но твое внутреннее состояние говорит о том, что твоя малая родина именно здесь. Сегодня основную часть времени мы с женой проводим в Варнавинском районе, старшие дети и внуки — на Бору, младшие — в Нижнем.

— Вы родились, выросли в Нижнем Новгороде, здесь построили карьеру. Какие места для вас любимые?

— Таких мест много. Какие-то из них связаны с детством, какие-то — со школой или студенчеством. Например, мой родной дворик на Ковалихе, где я вырос. Я часто приезжаю к родителям, оглядываюсь по сторонам и вижу: о, здесь появились современные гаражи, а был двухэтажный деревянный домик. Мы там играли в войнушку, а когда его практически разобрали, лазили там, сундуки с сокровищами искали. Люблю свою школу, Волго-Вятскую академию госслужбы, мой выпуск был первым. Когда мимо них проезжаю, всегда ностальгия.

Особое место — это наша Стрелка. Оно связано не со мной лично, а с нашим великим городом. Это не просто «место силы». Собор Александра Невского, который там стоит, — доминанта не только в реальной, но и в духовной жизни города, всего нашего Нижегородского края.

— В последние годы Нижний Новгород развивается как туристический центр. Как вы оцениваете туристический потенциал города, в частности, его православных святынь?

— В этом направлении много делается. Но туристический потенциал города и области, на мой взгляд, далеко не исчерпан. Каждый район Нижегородской области — это клондайк со своей изюминкой, с особой точкой притяжения: древняя усадьба, карстовая пещера, озера, реки. Я приверженец севера, поэтому скрывать не буду: любой район севера для меня — особая территория. Таежная, немного суровая, немного закрытая, таинственная, что многих и привлекает. Интересна она и своими православными традициями. В 2017 году мы праздновали 600-летие прихода святого Варнавы Ветлужского на нижегородскую землю. Это первый преподобный нижегородской земли.

— Вы уже видели в Нижегородском кремле восстановленный Никольский храм, восстанавливающиеся колокольню и храм Симеона Столпника?

— Конечно! Несмотря на то, что большую часть времени я провожу в Москве, я очень радуюсь каждой новой архитектурной истории, связанной с кремлем. Вспоминаю о восстановлении Зачатьевской башни. Для нас это было не просто строительство, точнее, не просто воссоздание части разрушенной стены нашего кремля, а соединение восьмивековой   нижегородской главы в книге Истории Великой Державы. Это была одна из наших идей, которые мы предлагали губернатору Валерию Шанцеву. Нижегородский кремль — особая сакральная территория, поэтому каждый новый сигнал оттуда: будь то строительство, проектная история, — очень позитивен.

— Вы были награждены патриаршей грамотой за помощь в подготовке праздника «Александровские дни — 2009» и участие в возрождении Феодоровского монастыря Городца. Расскажите об этом проекте подробнее.

— Здесь, скорее, речь идет не о том, что я помогал возрождать Феодоровский монастырь в Городце, а о том, что наша команда концептуально разрабатывала проект «Александровские дни», который мы с владыкой Георгием и губернатором защищали у Патриарха. Защитили и успешно провели. Я тогда занимался в областном правительстве вопросами внутренней политики и идеологии. Приятно вспомнить и другие проекты, которыми мне посчастливилось руководить, формировать их философию и смыслы: 400 лет Нижегородского ополчения, 300 лет Нижегородской губернии, 500 лет ныне стоящего Нижегородского кремля. Надеюсь, что все эти события остались в памяти нижегородцев.

— Расскажите, пожалуйста, о храме в Лапшанге, попечителем строительства которого вы являетесь.

— Около 10 лет назад митрополит Георгий благословил на его восстановление. Когда-то там было несколько храмов. По документам, которые я получил из архивов, согласно переписи 1606 года, на ветлужских землях кроме «Великого погоста Святой Троицы Варнавинского монастыря» есть «погост Лапшангской волости, а на погосте храм во имя Чудотворец Никола, деревян клетский». Мы привыкли видеть деревянные шатровые храмы, а у нас на севере: Кировская область, Костромская, Архангельск — архитектура была немного другая: проще, суровее. Такой храм мы и восстановили. Красивый, резной — настоящий северный храм. Думаю, он соответствует атмосфере Ветлужской пустыни.

По преданию, Варнава Ветлужский, Макарий Желтоводский и ивановский святой Тихон Лухский по пути на Лух встречались на слиянии Лапшанги и Ветлуги. Каждый приходил к Варнаве: Макарий — по пути на Унжу, Тихон — по пути в ивановские земли. Сохранились исторические иконы, где Варнава изображен с Макарием, с Тихоном. История их троих — основное предание Лапшанги. Поэтому наш храм освящен в честь этих преподобных, трех Ветлужских апостолов.

А нижний каменный храм — крипта — такой, каким был построен в 1834 году. Он трехпрестольный: основной придел в честь Николая Чудотворца и приделы великомученицы Екатерины и преподобной Марии Египетской.

Вокруг храма уже кипит жизнь, складывается приход. Это главное, потому что мы восстанавливаем храмы не ради того, чтобы они были, а для людей, которые там живут, которые туда приезжают.

— Есть еще какой-то храм, который вы можете назвать своим родным?

— Первый храм, в который я зашел, а через меня и моя жена, — это Казанский храм в Великом Враге Кстовского района. Его прекрасный настоятель протоиерей Александр Николаев ненамного старше меня, служил в Афганистане, медик по образованию. Великий Враг — уникальная для меня история с той точки зрения, что это первый храм, где мы поняли, зачем и почему мы здесь. Там у меня венчались родители, мы с женой, обе мои дочери, там крещены мои дети и внуки.

— То есть в храм вы пришли уже будучи взрослым человеком.

— Меня крестили перед армией. Это было желание мамы. Я уходил на два года в неспокойное время: Афганистан, Карабах… Внутри у меня не было противостояния, несмотря на то, что и родители, и дедушка с бабушкой были коммунистами. Мама даже работала на кафедре научного коммунизма в Высшей партийной школе. При этом у нас никогда про Бога плохо не говорили. На Пасху красили яйца, пекли куличи, поминали усопших. Иконы напоказ не выставляли, хотя я знал, что у бабушек где-то все это присутствовало. День крещения я хорошо помню. Вместе со мной тогда крестили младшего брата. Это было на квартире. Где-то к 30 годам это стало осознанной историей, которая пришла не от меня, не от папы и мамы, а жизнь подтолкнула к определенным мыслям. То есть я отношусь к тем, кто в храм пришел постепенно, шаг за шагом. Слава Богу, прошел эту дорожку.

— Вы чувствуете, что Господь помогает вам в жизни?

— У меня в жизни были моменты, когда сам я бы не справился. Это истории, которые есть в каждой семье, и они связаны не только со мной, но и с моими близкими. И только с Божией помощью мы смогли это перешагнуть. Это точно!

Беседовала Оксана Москвина

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.