Главная > Вне зависимости > Дом надежды в Семети
«Ведомости Нижегородской митрополии» 14 (212) 12:13, 2 августа 2021

Дом надежды в Семети

Здесь помогают людям с пагубными пристрастиями

Андрей Дяченко отвечает на телефонный звонок. Женский голос спрашивает, не примут ли человека на реабилитацию. Речь идет о женщине, и Андрей Сергеевич объясняет, что центр в селе Семеть только для мужчин. Сложно отследить, сколько таких звонков поступает администратору ежедневно, еженедельно. То много, то мало. Их количество никак не связано с выходными и праздниками, с сезонами года. Просто однажды люди понимают, что они не справятся со своей бедой самостоятельно и обращаются за помощью.

По доброй воле

Солнце поблескивает на новой кровле и окнах старинной Вознесенской церкви в кстовской глубинке. Девять лет назад рядом с храмом ответственный за реализацию в Нижегородской епархии «Концепции по утверждению трезвости и профилактике алкоголизма» протоиерей Александр Николаев вместе с помощниками начал организацию реабилитационного центра для людей, страдающих от пагубных зависимостей. За это время здесь побывало примерно 100 человек. К сожалению, взять под контроль свою болезнь удалось далеко не всем, но историй с хорошим финалом немало.

— Наркотики нарушают мозговую деятельность, — говорит Андрей Дяченко. — Помню молодого человека, который по слогам читал молитвы в храме. В процессе выздоровления умственные способности стали восстанавливаться, и к концу реабилитации он читал звонко, как чтец. Было это несколько лет назад, и до сих пор он находится в трезвости, создал семью.

— Один из наших бывших подопечных после реабилитации женился, дал обет трезвости, участвует в трезвенническом просвещении, а несколько лет назад в своем селе он возродил традицию проведения Дня трезвости и престольного праздника. Он стал нашим соратником, что не может не радовать, — рассказала в свою очередь куратор центра Нина Данилина.

Программа пребывания в центре рассчитана на год. Она включает психологическую, трудовую, социальную адаптации и, конечно, духовное окормление подопечных. Принципиальное условие: желание трезвиться должно исходить от самого страдающего от зависимости, а не от его родственников. По опыту сотрудников центра, у человека, поддавшегося на уговоры родственников, но не «созревшего» для того, чтобы решать свою проблему, результата не будет, рано или поздно он покинет центр.

Бывает, что человек «срывается». В таком случае насильно удерживать его в Семети никто не будет, а вот приехать и снова начать работать над собой шанс дать могут. Называется это «анализ срыва».

Второй момент, о котором не устают говорить специалисты, работающие в области трезвения, это то, что вместе с заболевшим должны меняться и его близкие.

— У нас есть пример: наркозависимый, прошедший деток­сикацию, пришел в школу трезвения. Вместе с ним — и его супруга, сказав, что и она будет учиться менять свое поведение, мышление. Они долго занимались в семейном клубе трезвос­ти, потом дали обет трезвости. Все это стало возможным только потому, что вся семья пришла в храм. Все ради близкого человека, который теперь находится в «здоровом» окружении, –– резюмирует Нина Данилина.

О главном и второстепенном

Куры, овцы, кролики, козы — при центре существует свое небольшое хозяйство. Все бытовые работы, в том числе и уход за животными, реабилитанты выполняют сами.

Молодой человек по имени Алексей достает из клетки большого черного кролика. Алексей, хоть и городской житель, за пять месяцев в центре привык к обязанностям по хозяйству.

— Я быстро освоился, тем более что, бывало, жил у бабушки в деревне, наблюдал, как за животными ухаживают. Так что и дрова колоть, и баню топить умею. Раньше и в храм ходил, в воскресную школу, — рассказал молодой человек. — В целом чувствую себя хорошо. Здесь у нас, можно сказать, братское общение.

Те, кому довелось вместе прожить под крышей реабилитационного центра в Семети, действительно, должны хорошо понимать друг друга, ведь у всех одна беда. Делиться мыслями и чувствами в условиях реабилитации не какая-то книжная фраза, а часть групповой терапии. Еще одно необходимое условие — выполнение индивидуальных заданий, предполагающих самоанализ. Рассказывать о своих проблемах посторонним, когда воспоминания нельзя назвать приятными, довольно трудно.

Не отказывается ответить на несколько вопросов молодой человек по имени Федор. «Если это кому-то поможет», — замечает он.

— Я здесь уже восемь месяцев. Сейчас понимаю, что изначально думал не о том. Постоянно в голове было, как заработать больше денег. Машина, квартира, девушки, а каких-то духовных ценностей не было. Неправильные представления и привели к тому, что были и наркотики, и алкоголь, и игровая зависимость. Здесь мне помогают, направляют к правильным приоритетам. Появилась вера, и сейчас я понимаю, что без Бога мы ничего не можем.

Всю жизнь Федор занимался спортом, тренировал детей. Но потерял и учеников, и уважение близких, из-за употребления у него изменился характер. Появились тревога, чувство вины, негативные чувства стали преобладать.

— Когда люди сталкиваются с по­доб­ны­ми проб­ле­ма­ми, они час­то и не понимают, что это болезнь, — считает он. — Человек начинает употреблять и попадает в рабство. Оглядывается назад, а там уже нет ничего. Сейчас я не жалею, что испытал все это, потому что теперь уже на основе своего опыта я могу идти дальше, имея правильные приоритеты. Первый шаг к выздоровлению — признание своей болезни и понимание, что тебе нужна помощь. А помощь можно получить только у специалистов. Самому выбраться не получится. Сравнить можно с игрой в «кошки-мышки», где «кошка» — болезнь, а мышка — «зависимый». И нужна третья сила, которая поможет «мышке» спастись. А это Бог, который действует через людей. Все навыки, которые мы получаем, исполняя послушания, пригодятся в будущем, и приходит понимание своей ответственности.

До проживания в центре Федор за животными никогда не ухаживал, но именно это, а может, и вся здешняя атмосфера поспособствовали «размораживанию» чувств. Как ни странно, после этого послушания захотелось создать семью, завести своих детей.

— Зимой я за ними ухаживал, — говорит он, — и как раз в это время стали рождаться ягнята и козлята. Были морозы, и нужно было внимательно следить, чтобы они не замерзли. От кого-то мать отказалась — приходилось выкармливать из соски.

Самое сложное в жизни в центре — прийти к смирению, считает молодой человек. Как сказали тебе сделать, так ты и должен. Когда закончится реабилитация, Федор планирует вернуться к тренерской работе. Но не в столицу, где жил в последние годы — слишком много плохих воспоминаний связано с Москвой:

— Планирую остаться в Нижегородской области — здесь у меня родина, здесь у меня сложилось трезвое окружение, здесь мой духовник. Уезжать я уже не хочу.

Пожелаем ему и таким же, как он, удачи и Божией помощи.

Дарья Петрова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.