Главная > Мастерская > Гладью сердца
«Моя надежда» №3 2020 20:56, 24 декабря 2020

Гладью сердца

Красота в покровцах и облачениях

Мерно, успокаивающе, даже ласково стучит машинка. Мелькает иголка — не уследишь взглядом. И возникают на ткани диковинные узоры. Украсить они могут и простую салфетку, и архиерейское облачение. Татьяна Родионова — мастер по машинной вышивке, творец несказанной красоты, дарящей радость людям. Это от ее работ и работ ее учениц не могут отвести взгляд восхищенные прихожане, посещая торжественные богослужения в нижегородских храмах. Знакомьтесь: профессионал на службе зримого торжества православия.

К профессии

Рукодельные гены (а у кого их нет?) у Татьяны Владимировны были. Мама ходила в кружок кройки и шитья, бабушка вязала. Правда, в детстве тягой к вышивке Татьяна не отличалась, но после школы захотела получить профессию швеи. И тут распорядилась судьба.

— Я опоздала, набор на швей закончился, — говорит мастер, — и мне предложили: «Есть места на вышивальщиц. Пойдешь?» — «Пойду». При тогдашней горьковской художественной фабрике было училище, где готовили мастеров по вышивке. Учиться нужно было три года, потом практика. Когда шла, понятия не имела, что такое машинная вышивка. Оказалось, очень интересно. Преподавали и живопись, а мне всегда было интересно творчество. Поэтому я погрузилась в учебу, хотелось создавать красоту. Вдохновения добавляли и призовые места в разных конкурсах.

После училища Татьяна пришла работать в ООО «Василиса», созданное нижегородским художником-модельером Людмилой Абросимовой. Здесь же трудилась и Людмила Королева, известный художник по вышивке, москвичка, по распределению попавшая в Горький — работать в Доме моделей.

— Мы подружились и шли по жизни вместе, — рассказывает наша героиня. — Это очень дорогой мне человек, которого уже нет на этой земле. Она создавала эскизы вышивок — я вышивала, было много совместных работ. Потом Людмила Васильевна Абросимова стала преподавать в Нижегородском епархиальном женском духовном училище, пригласила и нас.

Одно из самых ярких впечатлений Татьяниного детства — посещение церкви с бабушкой. Та ходила в Карповку и брала девочку с собой. Но пионерское детство и комсомольская юность отдалили от религии. До тех пор, пока в 1998 году не пришла работать в епархиальное училище.

— Я не сразу поняла, что это не просто работа, а образ жизни, — говорит Татьяна Владимировна. — Форма одежды, церковная дисциплина… На службы, конечно, можно было не ходить, но… не ходить было уже невозможно — душа перестраивается. Многое вначале было сложно, непонятно. Отец Вячеслав Сеничев, тогдашний настоятель Строгановской церкви, меня направлял. Он был строгий. Но теперь я понимаю, что батюшка все советовал правильно. Мы обвенчались с мужем после 17 лет брака. Жизнь изменилась.

С 2001 года Татьяна Родионова преподавала в Нижегородском епархиальном женском духовном училище. Три года назад училище было преобразовано в Центр подготовки церковных специалистов «Покров», частично изменился и учебный процесс, отпали некоторые дисциплины. Сейчас Татьяна Владимировна ведет при «Покрове» вечерние курсы по машинной вышивке.

Валик и «ленточка»

— Вот эта икона мне очень дорога, — наша героиня показывает Казанский образ Божией Матери. — Мы делали ее вместе с Людмилой Петровной Королевой. Лики вышивать очень сложно. Они делаются в особой технике, которая в ручной вышивке называется лицевым шитьем. В машинной отдельного названия для нее нет, просто подбираются тона, нить обязательно шелковая, и очень важно направление строчки. В общем-то, техника проста, но не всем дается. Не знаю даже почему.

В машинной вышивке основные техники две: гладь и валик — объемная полоска с прокладной нитью. Но есть и другие. Например, технику «ленточка» придумала Людмила Королева. Еще на машинке можно имитировать ручную вышивку, допустим, крестик. Гладь, выполненная золотыми нитками и шелком, будет смотреться по-разному. Все эти тонкости за много лет Татьяна Владимировна прекрасно изучила. Сейчас она сама создает эскизы для работ.

— Когда есть какая-то задумка, к ее воплощению идешь через техники, — делится опытом мастерица. — Видишь: этот элемент будет в такой-то технике. Для него рассчитываешь размеры, например ширину глади. По эскизам художника, не знакомого с техникой вышивки, сделать красивую работу иногда нереально.

Татьяна Родионова украсила множество изделий. Салфетки, скатерти, элементы одежды… В швейных мастерских епархиального училища вышивала подризники, комплекты крестов для священнических облачений, облачения архиерея, покровцы, воздухи… Особое место в этом списке занимает икона Пресвятой Троицы для покрова на раку с мощами преподобного Серафима Саровского.

— Когда я пришла в училище, на облачения обычно вместо крестов портнихи крестообразно нашивали галун — ленту, идущую и по краю изделия, — вспоминает наша героиня. — Мы стали делать комплекты крестов. На каждую часть облачения помещаются священные изображения определенного размера. На епитрахиль — шесть крестов, на поручи — по одному, на пояс — один, на фелонь — крест и звездицу. Мы начали все это осваивать. И фелони стали расшивать, и первую плащаницу вышили вместе с Людмилой Петровной.

Украсили мастерицы и несколько архиерейских облачений. Митры тоже Татьяна Родионова вышивала. Но это были дипломные работы выпускниц. Татьяна Владимировна делала эскизы и помогала ученицам с вышивкой. А какие красивые декоративные яйца появлялись к Пасхе! Тут и растительные, и геометрические орнаменты, и так называемый византийский: в нем растительная вязь соединяется в замысловатые переплетения.

Приглянулась туфелька

Есть у нашей мастерицы и светские работы. Последнее ее увлечение — вышитые броши. Однажды она увидела коллекцию таких брошек, и захотелось сделать самой. Точнее, одна, в виде туфельки, очень приглянулась.

— Мне в тот период нравились тельняшки, а эти брошки с ними хорошо сочетались. Мне очень захотелось такую, но не смогла найти в продаже в хорошем исполнении. Посмотрела в интернете — в принципе, несложно. Решила сделать сама.

Так кроме туфельки появилось еще несколько модных аксессуаров. Татьяне нравится дарить их родственникам, друзьям и невестке. Остальные в ее семье — мужчины: муж, двое сыновей и маленький внук. Изредка Татьяна Владимировна и себе подарки делает. Было настроение — расшила сумочку для сотового телефона, какой нет ни у кого.

— Моя работа, конечно, непростая, — задумывается рукодельница. — Но это любимая работа, которой отдаешься полностью. Бывает, придумывая что-то, и до утра досидишь.

Я слушаю, как мерно, ласково, именно ласково стучит машинка. Татьяна Родионова вновь за вышивкой. И когда шелковые нити ложатся безупречной гладью, в сердце будто цветы расцветают. И душа раскрывается, как цветок с яркими нежными лепестками.

Текст: Надежда Муравьева
Фото: Татьяна Родионова,  Алексей Козориз

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.