Нижнему Новгороду 800 лет


Главная > Призвание > Голоса любви
«Моя надежда» №3 (2021) 14:11, 14 октября 2021

Голоса любви

«Через тернии — к счастью»

«Меццо-сопрано, взять обязательно». Так выглядела резолюция, наложенная приемной комиссией Нижегородского епархиального женского духовного училища на ее заявление о приеме. Об этом Любовь Балуева узнала гораздо позже, через несколько лет. А тогда, на приемных экзаменах, сердце ее трепетало, боялась, что не примут. Ведь прибежала подавать документы сразу после выпускного в школе, с праздничной, высокой, «не скромной», как Любе тогда казалось, прической. Во время учебы и после ее прекрасный голос можно было услышать во многих храмах Нижнего. А главное — дома, над детской кроваткой.

В просторной квартире Балуевых — оживленный разговор. Дети с охотой рассказывают о своей жизни, о папе с мамой, вообще обо всем… Видно, что в этой семье живет Любовь. И это не только мама.

— У нас каждый день истории, — улыбается семилетний Филипп. — Весело, когда мы вместе.

— Да, — соглашается мама Люба, — вместе домашние задания выполняют часа четыре, а в одиночку сделали бы за час. Смешат друг друга, обсуждают…

В семье подрастают три сына и две дочери. А ведь когда-то Любина мама столько слез пролила, когда врачи сказали, что девочка в будущем не сможет иметь детей…

Я верю

Любовь Балуеву многие верующие нижегородцы знают как регента. Она руководила хором в Строгановской церкви во время учебы, регентовала в Староярмарочном соборе, потрудилась в храмах в честь Смоленской иконы Божией Матери, святого апостола Тимофея и мученицы Татианы, в Сергиевском и многих других.

Но родилась наша героиня в совершенно неверующей семье. И росла, до тех пор пока в дом не постучалась беда. Однажды девятилетняя Люба так простудилась, что врачи никак не могли остановить воспаление. Девочка больше месяца пролежала в больнице, и вот тогда-то и сказали маме, мол, если выживет, о внуках не мечтайте. «Если выживет» — страшная фраза не давала ночами спать, но как бальзам для истерзанного материнского сердца прозвучали слова одного доброго человека: «Крести детей». Это была единственная надежда. Валерия Алексеевна стала молиться и, как только Люба вышла из больницы, повезла их с сестренкой в храм.

— Мама рассказывала, что выйдя после крещения из храма, я очень серьезно сказала: «А я верю в Бога». Крещение было переломным моментом. После этого я себя неверующей уже не помню, — говорит наша героиня.

Жизнь заметно переменилась. Не сразу, постепенно. Мама стала искать духовную литературу… И еще получила задание помочь в организации теплоснабжения в Александро-Невском соборе. Она работала теплотехником на Горьковской железной дороге, которая в те годы активно помогала храму. Результатом стало воцерковление. Однажды Валерия Алексеевна увидела объявление о наборе в воскресную школу при Староярмарочном соборе. Так Люба, только что окончившая музыкальную школу, оказалась в воскресной. А летом поехала в село Череватово Дивеевского района в православный лагерь.

— Мы, старшие девочки, ходили пешком в Дивеево на послушания, — рассказывает Любовь Балуева. — Морилкой покрывали иконостас в Троицком соборе. А дирижер из воскресной школы взял с собой в лагерь племянника (так он нам его представил) и «прикрепил» к нам, чтобы мы с этим неверующим мальчишкой занимались. Он вообще о Церкви ничего не знал, и мы его как котенка пестовали. Теперь он известен многим: иеромонах Фотий, победитель шоу «Голос».

В старших классах Люба готовилась к поступлению в мединститут. Всегда мечтала стать врачом, перечитала много литературы (которая, к слову, и сейчас ее выручает), ходила на подготовительные курсы.

— А все мои подруги в это время готовились в епархиальное училище, — вспоминает наша героиня. — Они песни разучивают, Псалтирь читают… И так мне захотелось с ними! Только маме боялась об этом сказать. А когда набралась храбрости, оказалось, что она сама об этом молилась.

Пять девочек из той воскресной школы при Староярмарочном соборе дружат до сих пор. Четыре из них окончили епархиальное училище, регентское отделение.

Человек-оркестр

После епархиального училища наша героиня окончила вокальное отделение музыкального училища и музыкальное отделение педуниверситета. Все с красным дипломом! И регентовала, регентовала…

— Ребята, мама у вас творческий человек, а папа тоже? — спрашиваю детвору.

В ответ хор детских голосов, до этого внимательно слушавших маму:

— Это человек, который умеет все: решать математику, рисовать, играть на гитаре, переводить…

— Это «человек-оркестр», — обобщает их мама.

Свою любовь она встретила благодаря настоятелю Сергиевского храма иерею Игорю Балабанову, в то время семинаристу, с которым дружили во время учебы. Дмитрий Балуев был другом. Он тоже рос в обычной советской невоцерковленной семье, окончил с отличием Горьковский строительный институт, хотя с детства мечтал стать астрономом.

— Я всегда увлекался научной фантастикой, — рассказывает он. — Отсюда, наверное, интерес к астрономии. До сих пор мечтаю купить телескоп. Зачитывался когда-то Иваном Ефремовым. Хотя он был стопроцентный атеист и материалист, нравственное ядро в его произведениях стало залогом моего будущего стремления к вере.

Душевная пустота, образовавшаяся в девяностые годы, привела Дмитрия в храм. Сначала в Смоленский в Гордеевке, потом в Сергиевский. Здесь Дмитрий Балуев не просто прихожанин. Уже 14 лет он помогает общине слабослышащих «Спас», которая базируется на приходе. В храме проводятся литургии с сурдопереводом, Дмитрий в них участвует. Часть богослужебных текстов он адаптировал сам.

— А по профессии он… теплотехник, — улыбается его супруга. — Представляете, у меня мама — теплотехник, свекор — теплотехник, и муж!

Цитата ко двору

— Когда мы с Димой еще не были женаты, я уже говорила, что хочу пятерых детей. А он мечтал о троих, — рассказывает наша героиня. — Но я откровенно сказала и о том, что, возможно, не смогу родить. На это Дима ответил: «Тогда усыновим». И не передать радости, когда появилась Марина.

Первенец в семье такая же талантливая, как мама. Марина Балуева — лауреат всероссийских вокальных конкурсов. Пять лет она училась в музыкальной школе, сейчас занимается в Школе искусств на театральном отделении и в вокальной студии в нижегородской школе № 101. Там учатся все старшие дети: Марина — в шестом классе, Илья — в четвертом, Филипп — во втором. А Лидочка с Васей еще маленькие, шести и трех лет, они ходят в садик.

Трое ребятишек занимаются танцами в ансамбле народного танца «Калинка»: Марина, Филипп и Лида. Илья увлекается плаванием, Филипп, кроме танцев, ходит на карате. Так что все дети всегда при деле. Соответственно, и их родители.

— Когда мы ждали Марину, я пела в храме до самых родов, — рассказывает Любовь. — Утром отрегентовала на службе, потом пошла на рынок, купила-приготовила, а потом поехала в роддом. И Марина у нас петь научилась раньше, чем говорить. И, можно сказать, она выросла у меня в Староярмарочном соборе. Я приходила с коляской, ее брали на руки наши бабушки, качали, она спала в ризничной. Когда подросла, стали водить ее на детскую площадку, приносили к причастию. С другими детьми я уже больше была дома.

— Даже трудно представить, что кого-то из них не было бы, — говорит Дмитрий. — Появление ребенка всегда радость для всей семьи. У нас даже кот радуется! И пока в доме маленький, ты чувствуешь себя молодым.

Сейчас талантливая Любовь Балуева с необыкновенным меццо-сопрано редко регентует, лишь когда подруги попросят подменить. В основном поет. По воскресеньям преподает в воскресной школе Сергиевского храма церковное пение. Остальное время принадлежит семье — мужу и детям. Роль жены и матери стала ее настоящим призванием.

В доме Балуевых за нашим разговором я услышала цитату Николая Ростова из «Войны и мира»: «Жену разве я люблю? Я не люблю, а так, не знаю, как тебе сказать. Без тебя и когда вот так у нас какая-то кошка пробежит, я как будто пропал и ничего не могу. Ну что, я люблю палец свой? Я не люблю, а попробуй, отрежь его…»

— В этом суть семьи, — рассуждает Дмитрий Балуев. — Люди настолько слились духовно… Они видят недостатки друг друга, вместе преодолевают проблемы. То есть через тернии к звездам.

— К счастью! — поправляет Любовь.

Текст: Надежда Муравьева. Фото из семейного архива Любови Балуевой