Главная > Вера и призвание > «Господи, покажи место, где я нужна»
«Моя надежда» №2 2020 14:10, 14 октября 2020

«Господи, покажи место, где я нужна»

Екатерина Кузьмина и ее давняя потребность помогать

«Тюрьма — мое особое послушание», — говорит сидящая передо мной молодая многодетная женщина. Еще она ходит в больницу, детский дом, ведет занятия в воскресной школе, ухаживает за пожилой парой. Ее ждут как санитарку, катехизатора и педагога. А дома — муж и четверо детей. Зачем совмещать столько волонтерских направлений и как на всех хватает времени и сил?

Через боль

Еще в детстве Катя мечтала навещать детишек из детского дома, а путь к Богу начала семь лет назад… с рукоделия. Выбирая икону для вышивки бисером, сначала все про нее читала. И постепенно стала узнавать о православии. Когда пришла в храм, сразу записалась в волонтеры. Помогала на крестных ходах, Серафимовских торжествах и других мероприятиях. А поскольку в храме было много таинственного и непонятного, она не раздумывая согласилась, когда ее подруга-волонтер предложила пойти в Центр изучения Библии (ЦИБ) при нижегородском Никольском соборе.

Если дело доброе, как правило, жди искушений. Путь Екатерины в социальное служение не был легким. Первым испытанием на прочность стала внезапная болезнь. Вскоре после того как она стала посещать богословские курсы в ЦИБ, обострилась не прооперированная ранее межпозвоночная грыжа. Женщина ходила на учебу со слезами боли. Когда же оказалась на операционном столе, за нее молился весь курс. После операции Екатерина сразу пришла на занятия, хотя сидеть еще не могла.

— Специально для меня поставили стол около сцены (занятия проходили в актовом зале Свято-Никольского центра), — вспоминает Екатерина Борисовна. — Я вставала коленками на стул и лежа на животе писала. Я прекрасно понимала, что это было искушение.

Еще одну операцию Екатерина перенесла, когда училась на сестру милосердия. На сестринские курсы она отправилась, как только получила диплом катехизатора в ЦИБе. И тут испытание повторилось: сильные боли в спине и сложная операция по установке пластины на разрушенные позвонки. Как раз на Пасху.

Учиться в гипсе Кате было не привыкать. Учебу она не прервала и сразу же после больницы начала активно волонтерить. Была куратором в отделении травматологии в детской городской больнице и еще помогала ухаживать за тяжелыми пациентами в реанимации.

На одной стороне

В прошлом году Екатерину и ее сокурсницу по ЦИБ Валентину Суворову пригласили вести катехизические беседы в нижегородскую женскую исправительную колонию № 2. Начинающие катехизаторы думали, что проводить занятия будут вдвоем, а на деле оказалось, что кому-то надо взять воскресную школу для общего контингента, а кому-то — отряд женщин из группы риска: с попытками суицида, нарко- и алкозависимых. По обоюдному согласию Кате достался спецотряд.

— Я шла с трепетом и понимала, что меня не будут слушать, если мы не окажемся на одной стороне, — вспоминает катехизатор. — На первой встрече я рассказала им о себе, о том, что сама совершила в жизни много ошибок. И девочки меня приняли…

В специальном отряде 16 человек, как юные, так и те, кому за 50, сидящие за убийства, оборот или хранение наркотиков. Каждый день к ним приходят психологи, катехизаторы, педагоги.

Беседы с осужденными молодой катехизатор планировала строить по учебнику Слободского. Но, увидев свой отряд, поняла, что с ними надо как-то по-другому. Но как? Начать решила с наиболее волнующих их самих вопросов. Разговаривали про скорби и воздушные мытарства, про различия христианских ветвей, чем отличается, например, православие от протестантизма и старообрядчества (многие до осуждения ходили в храм, кто-то посещал протестантские собрания или относил себя к старообрядцам). Большая дискуссия развернулась на тему татуировок. Самая юная участница бесед так и осталась при своем мнении, не осознав, почему татуаж является греховным делом. Говорили, конечно, и о грехе самоубийства.

— Иногда я просто читала стихи православных авторов и видела, как мои собеседницы прятали друг от друга слезы, — говорит Екатерина. — Мне важно пробудить душу. Когда слезы близко, тогда и о Боге можно услышать.

— Однажды мы говорили про сны, почему нельзя им верить, — продолжает катехизатор. — Одна женщина мне возразила: «Как же не верить? Мне приснилось, что я убила своего начальника. И я в тот же день пошла и убила его! И как к этому относиться?» — «Как к предостережению и сильному искушению», — ответила я.

Да, провокационные бывали вопросы, а в них — обиды на Бога, судьбу, людей. Но это поначалу. По глазам и ответам осужденных Екатерина видела, что они смогли ее услышать в главном: это их действия привели их в тюрьму. А не Бог от них отвернулся. Многие после бесед впервые исповедовались и причастились. К концу встреч женщины уже делились с ней своими проблемами, задавали личные вопросы. Многие задерживались после бесед, жертвуя свободным временем, которого в режимном заведении очень мало.

Женщины в спецотряде меняются каждые полгода. К началу карантина из-за угрозы коронавируса должно было закончиться первое проведенное в общении с заключенными полугодие. Екатерина переживает, что не успела со своими девчонками даже попрощаться.

— Сегодня прохожу мимо тюрьмы, едва сдерживая слезы: «Господи, когда же меня снова пустят туда»? — грустит моя героиня.

Подарки для особенных

— Ни одно свое послушание я не готова отдать! — заявляет Екатерина Кузьмина. Она дорожит каждым местом, где нужна ее помощь, и каждым человеком, которому помогает.

Свое первое место как катехизатор она получила еще на первом курсе ЦИБа в 2017 году. Заместитель руководителя курсов Дмитрий Логинов предложил ей помогать навещать подопечных дома-интерната для умственно отсталых детей.

— Очень долго я не могла туда попасть, почти год: требовали разные справки, долго оформлялась медкнижка, — рассказывает Екатерина Борисовна. — Детишки имеют недостатки в психическом и физическом развитии, есть отклонения в поведении, они испытывают трудности в обучении и общении. Но они такие искренние, радуются каждой нашей встрече! Я их очень люблю. Со многими переписываемся «ВКонтакте», созваниваемся.

У интернатских деток она бывает раз в неделю, посещая за визит одно из шести отделений. И еще каждую неделю после основных занятий заходит к девочке, которая изъявила желание учить церковнославянский язык.

— Маленьким могу принести раскраски с ангелочками, — описывает Катя свои встречи. —Мальчишки заниматься не любят. С ними я могу просто поговорить о Боге. Детки каждую встречу ждут от меня иконочки. Особенно любят Богородицу — Ее образочки гладят, теребят, называют Мамой. Своей мамой. Все мои знакомые уже знают об этом — и приносят мне календари и журналы с иконами. По благословению батюшки я их вырезаю и приношу в детский дом.

А на Рождество, Пасху, Покров и Масленицу Катя приносит с собой сказку на православный лад. На спектакли собирает всех неравнодушных. Зовет детей и родителей из воскресной школы, где работает педагогом, сестер милосердия. С недавнего времени она занимает должность заместителя руководителя группы сестер милосердия при нижегородском Александро-Невском соборе.

На пике активности

Когда Екатерина пришла на курсы в ЦИБ, вместе с собой привела всех своих четверых детей в воскресную школу. Сначала была активной мамой родительского комитета. Всегда на трапезе детишкам накрывала, помогала в спектаклях с костюмами. Когда директор воскресной школы Лариса Скарлухина позвала ее в учителя, с радостью согласилась. И третий год ведет класс.

— Это мы в паломнической поездке с моим классом из воскресной школы, — Катя показывает фотографии в телефоне. — Это мы в больнице с детьми лепим. Это мы на ярмарке кормим посетителей трапезой. А это дарим подарки в детском приемнике-распределителе. Тоже их навещаю.

До прихода в храм наша героиня работала на трех работах. А стала волонтером, катехизатором и сестрой милосердия, целиком посвятила себя этому. Чтобы везде успевать, пришлось отказаться от заработка. Семью содержит муж. «Ворчит временами, но терпит».

— Перед карантином я поймала себя на мысли, что почти не вижу своих детей. Говорю им: «Дети, мать у вас точно есть, в документах она прописана», — шутит Екатерина.

Те с пониманием относятся к новой маминой «работе». Сами охотно участвуют в ее походах в детский дом, в театральных постановках, распределяют по адресам вещи (дома у них «гуманитарный склад»). Старшая Даша освободила маму от готовки. А младший восьмилетний Роман сподвигает всю семью на молитву. Перед сном после молитвы он просит послушать Библию, притчи, жития святых. В этом году он идет учиться в православную гимназию в Гнилицах.

— Мне нравится фраза: мы просто рентгеновский аппарат, который передает лучи от Бога, — рассуждает Екатерина Кузьмина. — Я так и стараюсь жить: «Господи, покажи мне место, где я могу пригодиться»…

Текст: Марина Дружкова
Фото из семейного архива Кузьминых

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.