Главная > Статьи > Гражданин и патриот земли Русской
«Ведомости Нижегородской митрополии» 9 (93) 11:58, 12 мая 2016

Гражданин и патриот земли Русской

Картина К. Е. Маковского «Воззвание Минина»

Картина К. Е. Маковского «Воззвание Минина»

21 мая исполняется 400 лет со дня преставления Кузьмы Минина, выдающегося нижегородца, одного из руководителей народного ополчения 1611–1612 годов против польско-литовской интервенции. О периоде Смутного времени написано немало книг, эта тема часто становилась предметом научного исследования историков-краеведов и писателей. Мы обратимся к самой личности народного героя. Что выделяло его, обычного горожанина, посадского человека из массы других нижегородцев? В какой среде он сформировался, каков был в роли предводителя ополченцев? Как находил общий язык с разными социальными группами людей? Разговору об этом посвятили сразу несколько публикаций.

Из рода соледобытчиков

Исследованием родовых корней и жизни самого Кузьмы Минина скрупулезно занимались известные нижегородские историки-краеведы Игорь Кирьянов, Николай Филатов, Дмитрий Смирнов.

Год рождения Кузьмы Минина точно установить не удалось. Но достоверно известно, что его предки жили в Балахне, где с XVI века занимались торговлей и добычей соли. Прозвище Минин — в те времена фамилий не существовало — происходит от имени отца Кузьмы — Мины Анкудинова, который в начале 80-х годов XVI века был совладельцем соляной трубы. Таким образом, деда Кузьмы звали Анкудин, а отцовское имя стало и отчеством — Минич и «фамилией» — Минин.

Род Мининых был не из бедных. Вот что говорит Писцовая книга 1591 года: «За балахонцем за посадским человеком за Минею за Онкудиновым» числилось три деревни с 13 5/12 десятинами перелога и 7 десятинами хоромного леса. Поясним: перелог — это участок земли, бывший прежде под пашней, но оставленный без обработки более года и заросший сорной растительностью. При такой системе плодородие почвы восстанавливалось естественным путем, затем участок вновь распахивался. А хоромный лес означает строевой, который употреблялся в том числе и на постройку хором.

В отличие от старших братьев, Ивана и Федора, Кузьма покинул малую родину и переселился в Нижний Новгород, где со временем приобрел мясную лавку. Самые ранние письменные известия о Кузьме Минине относятся к сентябрю 1611 года. Тогда он уже был женат на Татьяне Семеновой и имел взрослого сына Нефеда. По словам современника Кузьмы, автора «Летописной книги» Шаховского, жил «в то же время человек некий в Нижнем Новгороде, сиречь (то есть. — Авт.) продавец мясу и рыбе в требания и в снедь людям, имя ему Кузма».

Череда самозванцев

Общественное признание к Кузьме Минину пришло не сразу. Этому предшествовал драматический период начала Смуты на Руси. Годы от 1601‑го и по начало 1612‑го были для Нижегородского края, как и вообще для всей страны, длительной порой глубоких потрясений. Голод в России не обошел и Поволжье.

В тот год дожди лили так часто, что, по словам монаха-бытописателя Авраамия Палицина, хлеб уже наливался, но не зрел, стоял зеленый, «аки трава». В ночь после Успеньева дня (15 августа по старому стилю) ударил «мраз велий» и погубил всю полевую растительность. В ту осень и зиму, по словам Авраамия, народ еще «с нуждою» питался остатками, сохранившимися от предыдущего урожая. Царь Борис Годунов пытался исправить катастрофическую ситуацию с продовольствием: он устанавливал предельную цену на продажное зерно и приказывал уездным воеводам выдавать неимущим людям хлеб из городовых осадных запасов. Но алчность охватила тогда многих нижегородских чиновников. Так, таможенный голова, несмотря на запрет вывозить хлеб из Нижнего Новгорода, с ведома городских начальников тайком отправлял неприкосновенные запасы вниз по Волге, по пути распродавая хлеб в свою пользу…

С конца 1604 года внезапно появилась и быстро разнеслась по стране удивительная весть: жив убиенный царевич Дмитрий, и он направляется с войском к Москве, собираясь сесть на трон предков. Тут польская шляхта воспользовалась «услугами» самозванца Лжедмитрия I, выдав его за сына Ивана IV Грозного, якобы уцелевшего в 1591 году. 13 апреля 1605 года Борис Годунов умер, и путь к Москве самозванцу оказался открытым — боярская клика торжественно встретила «царевича» — самозванца. Но уже 17 мая 1606 года москвичи восстали против захватчиков. Лжедмитрий I был свергнут и убит. Бояре при поддержке военачальников объявили царем своего ставленника Василия Шуйского. А польская шляхта подыскивала тем временем нового «царя» — Лжедмитрия II, но дойти до Москвы ему не удалось — он был убит в Калуге. В августе бояре свергли Василия Шуйского, в сентябре того же года интервенты вошли в Кремль. Над русской землей нависла опасность иностранного порабощения, попрания православной христианской веры и навязывания лютеранства.

Бесценный опыт первого ополчения

В самом Нижнем Новгороде торговые и служилые люди в январе 1611 года приступили к решительным действиям по спасению Москвы. Утвердившись крестным целованием (клятвой) с ближайшими соседями-балахонцами, нижегородцы разослали призывные грамоты по городам: «в Кострому, в Галичь и иные города», на Вологду, в Рязань, прося прислать в Нижний «для договору и о добром совете людей добрых изо всех чинов, собрався с ратными людьми, стати за… веру и Московское государство… заодин». Откликнулись Ярославль и Казань, а из Рязани пришло приглашение встать под знамена уже собранного ополчения, которым руководил служилый дворянин Прокопий Ляпунов. И 17 февраля 1611 года нижегородская рать из 1200 человек под командованием старика-воеводы Александра Репнина выступила к Москве. К столице нижегородцы и казанцы подошли в середине марта.

Среди ополченцев-нижегородцев был тогда и Кузьма Минин. Уже не первый раз участвовал он вместе с земляками в походах против иноземных захватчиков и внутренних изменников. Как отмечает Дмитрий Смирнов в «Очерках жизни и быта нижегородцев XVII–XVIII веков», «видели Минина с саблей Балахна и Ворсма, Павлово на Оке. Дрался он не щадя сил в Москве близ Василия Блаженного, на Сретенке и на Лубянке».

Но, к сожалению, единства среди отрядов, прибывших в 1611 году для освобождения Москвы, не было. Это было одной из причин неудачи военного похода.

«Кузьма Минин разумом и душой понимал причины ужасного поражения, — пишет историк-краевед Дмитрий Смирнов. — Говорил Минин с тяжелым сердцем о боярах-двурушниках, продавших честь и совесть иноземцам. Возмущался служилыми дворянами, которые берутся за оружие только после получения поместья. Сурово обвинял казаков, готовых служить тому, кто больше даст. Указывал и на недостаточное число в бывшем ополчении начальных людей, хорошо знакомых с ратным и пушечным делом».

«Ведать ему в посадском мире»

Неудача первого ополчения 1611 года не сломила волю нижегородцев к сопротивлению. Наоборот, они еще больше убедились в необходимости всенародной борьбы до полной победы. А пока, возвратившись в Нижний, они приступили к повседневным посадским обязанностям.

Приближалось 1 сентября — начало нового года, и предстояла выборная кампания — смена всех выборных городских должностей. Новым земским старостой нижегородская земская община избрала только что возвратившегося из похода ополченца-добровольца Кузьму Минина. Вот что говорится в документе, «приговоре»: «Посоветовав всем миром, излюбили есмя и выбрали к государеву делу и земскому в Нижнем Нове-граде в Земскую избу нижегородца же посадского человека в земские старосты Кузьму Минина… ведать ему в посадском мире всякие дела и во всех мирских делах радеть, а нам, мирским людям, его, старосту во всех мирских делах слушать…»

С этого момента в жизни Кузьмы Минина и в судьбе нашего Отечества начался отсчет времени, ведущего к восстановлению территориальной целостности и духовной независимости нашей страны.

Игорь Чистяков

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.