Интернет сайт Нижегородской епархии www.nne.ru



Главная > По следам войны > Маршрут нашей памяти
«Ведомости Нижегородской митрополии» 12 (282) 09:40, 1 июля 2024

Маршрут нашей памяти

В Брестскую крепость — за верой и мужеством

То, что составляет священную страницу памяти нашего народа, достойно благоговейного паломничества. Одна из таких страниц — героическая оборона Брестской крепости, открывшая историю Великой Отечественной войны 22 июня 1941 года. Сегодня здесь создан огромный мемориальный комплекс, который мы посетили и о котором расскажем. Впечатление от этого места настолько пронзительно, что его можно сравнить с глотком несокрушимой веры и мужества наших отцов и дедов.

Не стены, но люди

Главный вход в Брестскую крепость оформлен в виде огромной пятиконечной звезды. Стены облицованы темным гранитом, рядом выступают руины казематов. Из громкоговорителя раздается голос Юрия Левитана о вероломном нападении Германии на Советский Союз, звучит трогающая до слез «Священная война», слышны звуки бомбежки и стрельбы. Мы входим в войну.

Территория крепости потрясает своими размерами и живописными видами. Цитадель раскинулась в черте белорусского Бреста, у впадения реки Мухавец в Западный Буг, и расположилась на нескольких островах. Она была основана в 1836 году, и до 1915 года Российская империя не прекращала здесь процесс модернизации. Строили оборонительные форты, казармы, госпиталь, опорные пункты, артиллерийские батареи и погреба. В 1876 году возвели Свято-Никольский храм, сыгравший впоследствии важную роль в жизни защитников Брестской крепости. Российская империя потратила огромные деньги на поддержание боеспособности Брест-Литовска.

К 1941 году крепость утратила свою бое­способность. Это были просто казармы, в которых жили военные и их семьи. Ранним утром 22 июня фашистская артиллерия каждые четыре минуты посылала в крепость новые порции огня. В тот день в крепости находилось около 9000 бойцов и командиров, но только около 1200 человек имели при себе оружие. Сотни военных и их семьи были убиты в первые минуты, в первые часы тысячи бойцов и командиров попали в плен. Оглушенные непрерывной стрельбой, испуганные, полураздетые люди в ужасе метались под огнем противника, стараясь спасти детей. Большинство из них даже не успели понять, что началась война. Через несколько часов после первых молниеносных ударов защитники крепости пришли в себя и вскоре заставили фашистов пригнуться к земле. Здесь понимаешь: крепость — это не стены, крепость — это люди.

Вдоль казематов

Мы идем по израненной земле, всматриваемся в пустые глазницы окон, в истерзанные стены — свидетели тех страшных событий. Именно здесь за несколько часов 45-я пехотная дивизия вермахта понесла неслыханные до этого потери: были убиты 290 рядовых, 21 офицер. Раненых было в два с половиной раза больше. Немцы хоронили своих убитых рядом с храмом, чтобы впоследствии это место не было забыто или осквернено. Сейчас это территория Свято-Семионовского собора в центре Бреста.

В крепости всегда многолюдно. Вместе с экскурсоводом мы перемещаемся от одного каземата к другому и слушаем о подвигах, которые нельзя забыть.

Какими были они, защитники крепости? Наверное, такими же, как этот солдат, запечатленный в гигантском монументе «Мужество». Бетонный памятник потрясает всех. Русский солдат суровым взглядом смотрит на тех, кто вероломно, с засученными по локоть рукавами и с оружием в руках ворвался в его родной дом.

Рядом на стометровую высоту в небо устремляется штык легендарной винтовки-трехлинейки. Этот четырехгранный обелиск сделан из нержавеющей стали. У его основания развевается на ветру неугасимое пламя Вечного огня.

Еще один волнующий душу памятник — «Жажда» — напоминает о чудовищных испытаниях, через которые прошли защитники цитадели, их матери, жены и дети. Линии освещения, телефонные провода и водопровод в крепости в первый день войны вывели из строя диверсанты, а подступы к реке Буг круглосуточно охраняли фашистские пулеметчики. В вырытых наспех колодцах вода была отравлена конским навозом, пить ее было невозможно. В полыхающей огнем крепости люди сгорали заживо, умирали от жажды, некоторые сходили с ума. Попытки солдат добыть хотя бы котелок воды заканчивались неминуемой гибелью. С пустым котелком в руках встретили смерть 16 солдат. Один из них, ставший прообразом железобетонного монумента, — советский немец старшина Вячеслав Мейер из Саратовской области. Одаренный художник и простодушный весельчак. Он донес каску с водой до раненых, но не избежал пули в затылок.

Духовный форпост

Наш день в Бресте подходил к концу. Город, уже отметивший 1000-летний юбилей, восстал из руин и вновь расцвел. Мы помолились в храме святителя Николая Чудотворца — духовном форпосте крепости. По словам экскурсовода, это один из величайших гарнизонных соборов Европы. В годы войны он служил важнейшим стратегическим объектом, из которого просматривалась вся территория крепости. Конечно, это был уже не храм, а армейский клуб. В ходе боев он переходил из рук в руки. Бывший гарнизонный храм то захватывали солдаты вермахта, то отвоевывали красноармейцы. В месте, где когда-то звучала молитва, шли ожесточенные бои, рвались снаряды. Храм изрешечен пулями, осколками гранат и бомб.

Гарнизонный собор не стали реставрировать изнутри, поэтому мы своими глазами увидели оплавленный огнеметами кирпич. Почему оплавленный? При строительстве крепости в кирпич добавляли свинцовый порошок, и свинец выплавлялся под струями огня. Такой кирпич, взятый из Брестской крепости, Гитлер сохранил в своем бункере до последнего дня жизни.

При восстановлении храма здесь были обнаружены останки нескольких десятков бойцов. Нижний храм Свято-Никольского собора освятили в честь святого мученика Иоанна Воина.

Музей обороны

На исходе дня мы побывали в Музее обороны Брестской крепости, расположенном в одном из бывших казематов и сохранившем уникальные экспонаты. Здесь можно изучить тему плена, которая долгое время была закрытой для исследования. Интер­активная карта концлагерей Европы дает представление о масштабе трагедии. В витринах представлена одежда защитников цитадели, жителей крепости и военнопленных, есть цифровая Книга памяти, а главное — можно услышать голоса тех, кого уже нет с нами.

Марина Бригатова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.