Нижнему Новгороду 800 лет


Главная > Вне зависимости > Не опускайте руки!
«Моя надежда» №3 (2021) 14:22, 5 октября 2021

Не опускайте руки!

История об отмоленном муже

Тихая, скромная, трудолюбивая, покладистая… Глядя на нее, я всегда думала, что как никто другой она нуждается в опоре и покровительстве. Я представляла ее работающей в каком-нибудь учреждении делопроизводителем или бухгалтером, что у нее обычная рядовая семья и «все, как у всех», и думала: только бы муж ей хороший попался!

Они познакомились в день его возвращения из армии. Высокий, видный, он пришел на танцы в клуб и сразу завоевал внимание всех местных девчат. Со всеми танцевал, шутил, смеялся, а провожать пошел Леночку. Может, тогда уже прочитал у нее в глазах тягу к покою и семейному очагу. Встречались они недолго, сразу решили создать семью.

— Когда мы шли в сельсовет подавать заявление, счастливее меня человека не было. Я верила, что это мое счастье — один раз и на всю жизнь, — вспоминает Лена.

Жить мы стали у моих родителей. Его мать, пока он служил, во второй раз вышла замуж, родила ребенка от нового мужа — там он чувствовал себя лишним. А потом у меня умерли бабушка с дедушкой, и мы переселились в их маленький домик, обустроились и обзавелись своим хозяйством. Работать стали на местном производстве, через год родился Сашенька, наш старший сын.

Когда меня спрашивали, выпивает ли муж, я пожимала плечами и отвечала: «Как все…» «Как все» — это значило по праздникам, по воскресеньям, по субботам после бани, на свадьбах и днях рождения… Когда стал оставаться после работы выпивать с мужиками за воротами предприятия, жизнь покатилась по наклонной. Один прогул, другой, пьяным явился на работу, потом с работы выгнали, пытался устроиться в других местах, но нигде долго не держали. Как-то я сказала ему в сердцах: «Пьяный больше не приходи». Он и не пришел. Исчез в неизвестном направлении, и где шатался-мотался, никому не известно.

Когда я поняла, что жду второго ребенка, мужа уже не было с нами, и все, даже мои родители, говорили: «На что это глядя рожать тебе второго?» Родителям, понятно, меня жалко, но те же слова я услышала и в суде, куда обратилась по поводу взыскания алиментов. Так и сказали: «От кого ты рожать собралась?» Я как будто опору под ногами почувствовала и говорю им, в канцелярии: «Он мне законный муж!»

Из роддома меня забирали родители. Впрочем, «законному мужу» передали, что родился еще ребенок, и он явился посмотреть на сына. Пришел трезвый, чистый, с подарком и стал вымаливать прощение. Уверял, что все теперь будет по-другому. Сашенька заплакал:

— Мама, пусть папка останется!

Но я сказала «нет». Пусть отец устроится на работу, начнет зарабатывать деньги, тогда будем решать. Поняла, что на свои декретные деньги их троих просто не потяну.

Устроился он на работу сварщиком, получил хорошую зарплату, пришел домой с деньгами и гостинцами. И по хозяйству все делал, и с детьми занимался, но… через три месяца сорвался. Выпивки перешли в затяжную пьянку.

Я начала метаться к друзьям, врачам и знахарям… Как в последнюю инстанцию, обратилась в Сосновский храм к его настоятелю отцу Александру и была немало удивлена, когда услышала от него примерно такие слова: «Ты обращаешься за помощью к Богу, ты готова любить Его, хотя ты Его и не видишь. Научись сначала любить того, кого ты видишь, и любила раньше, и родила ему детей, а сейчас, когда он в горе и болезни, с любовью помоги ему молитвой».

Я стала регулярно посещать храм и неустанно молилась перед иконой «Неупиваемая Чаша». Ходила вместе с детьми, молились все вместе, и мне все казалось, что чаша эта наполняется моими слезами. Батюшка заприметил меня и сказал: «Приди сюда вместе с мужем, хочу с ним побеседовать.

Поначалу муж никак не хотел идти в церковь, я долго его уговаривала. Потом согласился, мы вдвоем пошли на воскресную службу. Я таила надежду, что вот сейчас все изменится. А он к дверям храма подошел, круто развернулся и зашагал прочь. Опять я к Пресвятой Богородице. Только теперь уж, по наставлению батюшки, не за него — за себя молилась: «Наставь меня! Укрепи меня! Дай мне силы и твердости духа!» Решила на мужа не давить, сама молилась и детей наставляла.

А Господь привел его к храму другим путем. Как-то шел Валерий по райцентру, встретил младшего брата на машине, тот развозил продукты и предложил ему вместе с ним отвезти товар в Дивеево, в храм. Он согласился: лучше за делом быть, чем встретить собутыльников.

Приехали в Дивеево, разгрузили товар, в церкви служба уже закончилась, и они зашли посмотреть на убранство храма.

— Ко мне подошел батюшка, как будто ждал меня там, — рассказывал мне супруг. — Долго со мной беседовал… А я перед иконами рассказывал ему всю свою жизнь и плакал. Как сам устал от того, что не могу совладать с собой. Помощи просил у Христа Спасителя, чтобы ради детей не дал мне упасть на дно. Вышел из храма другим человеком. Думаю, это Господь протянул мне руку помощи.

… Леночка рассказывает, а у самой на глазах слезы. Только сквозь слезы улыбается она теперь.

— Недели через две мы пошли в наш храм уже все вместе: мы с ним и двое детей. Пить Валера резко бросил. А через год Господь даровал нам третьего сына. Посещать храм стало уже сложно, мы стали молиться дома всей семьей. Это еще сильнее сплотило нас, сердце наполнилось любовью к Богу и друг к другу.

Еще до этого батюшка предложил старшему Саше посещать воскресную школу. Он ходил туда с большой охотой, пристрастил к этому и своих товарищей. Отец с сыновьями нашли общий язык: вместе мастерили, читали и беседовали обо всем, в том числе и о Боге. А через четыре года родилась у нас долгожданная дочка Раечка.

— Рая из рая! — изрек батюшка во время крещения.

Саше пришла пора идти в армию. Перед отправкой он сказал мне: «Мама, пока я служу, роди еще одну девчонку, должна же у Раи быть сестра!» Вроде шуткой было сказано, а получилось всерьез. Пока Саша был в армии, у нас родилась Мария.

Живем мы дружно, в трудах и молитвах. Самое главное для меня — дети здоровы и муж не пьет. Не пьет с тех пор вообще. Кроме того, что он работящий и хозяйственный, у него еще открылся талант художника. Он занялся резьбой по дереву, выжиганием, освоил рисунок на стекле, украшает зеркала, делает мебель своими руками. Все мне говорят, что у меня не мужик, а золото, а я про себя думаю: «Спасибо тебе, Господи!»

Текст: Нина Никонова. Фото из семейного архива