Нижнему Новгороду 800 лет


Главная > Церковное искусство > По контурам старинной резьбы
«Ведомости Нижегородской митрополии» №17 (215) 21:21, 9 сентября 2021

По контурам старинной резьбы

В Арзамасском кафедральном соборе реставрируется иконостас

Масштаб и богатство внутреннего убранства Воскресенского кафедрального собора в Арзамасе вызывает восхищение. Сейчас в соборе проходит масштабная реконструкция фасада и уникальной росписи и резьбы огромного пятичастного иконостаса. Мы побывали в гостях у специалистов ярославской художественной мастерской «Реставратор» и убедились, насколько тонкой и ювелирной является их работа по воссозданию деревянного ажура.

Отделочные работы и роспись в Воскресенском соборе продолжались 21 год. Величественный иконостас резной работы, выполненный братьями Василием и Климом Ломакиными, состоит из пяти частей, обрамленных колоннами с капителями, которые изящно оформлены резными элементами, пилястрами.

К работе реставраторы приступили в марте 2021 года. Сначала трудились в храме. Обеспылили, очистили и дезинфицировали поверхность, демонтировали резные орнаменты, картуши (окантовка в виде свитка), обрамляющие рамы, и другие элементы резьбы. Собрали схему утрат по всему иконостасу и сейчас, на втором этапе реставрации восстанавливают богатый резной декор. На работу отпущено только два года. Сроки рекордные! Однако рабочая атмосфера в мастерской спокойная.

— Что вы сейчас делаете? — интересуюсь у мастера, которая покрывает деталь белым раствором.

— Наношу левкас (смесь мела и клея) на докомпанованные деревянные элементы изделия, — объясняет Ирина Фурина. — Но начинается все с резьбы. Мы дорезаем из липы заготовки по авторскому образцу, затем в несколько слоев наносим левкас, покрываем слоями лака и тонируем под золото. Таким образом повторяем оригинальную резьбу. На месте полной утраты дорезаем недостающие элементы, а на месте небольших утрат частично их восполняем, чтобы воссоздать форму оригинальной резьбы.

Резьба, левкас, тонировка под золото. Все эти операции процесса реставрации резьбы проходят в двух небольших помещениях мастерской. В одной комнатке идет подведение левкаса и тонировка, когда на левкас наносят золотую краску, а в другой — резьба утраченных деталей на специальном станке.

Нам разрешили заглянуть в комнату, где идет обработка дерева и рождаются высокоточные копии утраченных деталей. На рабочем столе кучи стружки и инструмента, стамески и резаки. А вот и сам копировально-фрезерный станок. С его помощью мастера воссоздают детали по шаблону. На небольшом расстоянии закрепляются модель и заготовка из дерева, его будущая копия, между собой они синхронизированы. Щуп передвигается по поверхности заготовки, повторяя контуры эталонной детали. Обработка идет в несколько этапов с помощью фрезы разного диаметра, от самого большого до маленького, для более тонкой проработки резного контура. Затем полученная деталь обрабатывается вручную стамесками, резцами и гравером со специальной насадкой.

Неискушенному зрителю отличить новые детали от старых, авторских почти невозможно.

— Это старинная деталь, покрытая сусальным золотом, — Ирина показывает элемент авторской резьбы, — а это новая, с имитацией под золото. Где настоящее золото, а где просто золотая краска, отличить смогут только специалисты. Под слой левкаса делается специальная подложка бронзового цвета, чтобы состарить золотую краску, наложенную поверх грунта, чтобы сделать ее более насыщенной.

При работе с авторской резьбой технология другая: позолота, на которую впоследствии будет нанесено защитное покрытие, промывается, и только после этого изделие монтируется на иконостас.

В настоящее время мастера главным образом дорезают утраченные элементы старинной авторской резьбы. Стремятся полностью собрать ажурный иконостас. Потери резного декора оцениваются примерно в 40 процентов от общего объема исторической резьбы.

— Наша задача не только дорезать утраты, но максимально собрать оригинальную резьбу иконостаса, поставить на свои места отбитые элементы, которые были обнаружены на нижнем карнизе. Делаем мы это методом подбора, — пояснил реставратор Алексей Валялов. — Берем, к примеру, лепесток (резьба имеет растительный орнамент) и приставляем его к разным местам, пока не найдем точного совпадения. Иконостас очень интересный, деревянными панелями отделан весь алтарь, и стены его, и свод купола.

Алексей показывает одну из деталей в срезе:

— Это слой дерева, а этот белый слой — левкас. Как видим, его накладывали от души, обильно, чтобы нивелировать все неровности, чтобы сусальное золото ложилось очень равномерно. Люди старались, делали на века. Левкас очень крепкий, нигде не осыпается. А это мы очистили родное золото и покрыли тремя составами — один из вариантов должен утвердить реставрационный совет. — На столе лежат одинаковые и уже промытые от копоти и слоев пыли детали резьбы.

Мастера признались, что столкнулись со сложной задачей: иконостас высокохудожественного исполнения, ажурный, объемный, с тонкой, в два яруса, резьбой — не всегда ясно, как она была сделана, какими инструментами работали старые мастера. Многоопытные специалисты «Реставратора» впервые столкнулись с таким масштабом и качеством исполнения церковной резьбы.

Окончить восстановительные работы планируется к следующей осени.

Марина Дружкова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.