Главная > Статьи > Поднимая занавес над тишиной
«Ведомости Нижегородской митрополии» 6 (90) 10:42, 25 марта 2016

Поднимая занавес над тишиной

DSCN2316Актуальное для нашей страны создание безбарьерной среды для инвалидов — задача многотрудная. Работа в этом направлении складывается по крупицам. Нижегородский храм в честь преподобного Сергия Радонежского для инвалидов родной, здесь уже наработан бесценный опыт взаимодействия с «особыми» прихожанами. Его настоятель иерей Павел Нестеров рассказал нам об особенностях пути к Богу глухих людей, о том, как они общаются с батюшкой и работниками храма.

Счастливое слово «здравствуй»

Обучение дактилю — жестовому языку, позволяющему общаться с глухими и слабослышащими, — пронизывает буквально все стороны жизни общины «Спас», что при Сергиевском храме. Разница лишь в степени подготовки прихожан, владения «ручной азбукой». И первым, кто должен познать этот язык, конечно же, должен быть настоятель.

— Я ездил изучать дактиль на курсы в Москве, организованные Синодальным отделом по церковной благотворительности и социальному служению, — говорит отец Павел Нестеров. — Изучил основу, начало — жестовый язык и алфавит. Курсы шли неделю, и это лишь первый этап, за которым последует продолжение осенью нынешнего года.

А затем для батюшки было первое испытание в новом качестве. Слушатели курсов поехали не просто к глухим — к слепоглухим людям, которые полностью ничего не видят и не слышат. Общались с ними «в руку». По словам священника, это очень сложно: держишь человека за руку и проговариваешь буквы. Многие из них, те, кто с детства ослеп и оглох, но раньше видел и слышал, что-то вспоминают из здоровой жизни; им, конечно, проще.

Пообщавшись с глухими и сле­по­глухими людьми, отец Павел открыл для себя другой мир. К сожалению, здоровые люди в общении с инвалидами обычно ставят для себя барьер, который сложно преодолеть. Несмотря на социальные проекты, подход остается таким: это «их» жизнь, а это — «наша».

— На самом деле, такое деление — это очень страшно, — продолжает настоятель. — Святой Николай Японский сначала полностью погрузился в культуру Страны восходящего солнца, изучил ее язык, и только после этого стал рассказывать людям о православии. Так и здесь: нужно изучить язык жес­тов, окунуться в мир людей глухих, слепоглухих и уже после этого рассказывать им о православии, о Христе. Эти люди обидчивы, ранимы. Они не сразу тебе доверяют: им кажется, что ты не можешь понять их проблемы. Но когда они видят, что ты показал им хоть один жест «здравствуй», все — они уже твои.

По приезде из столицы отец Павел сразу заметил перемены: с какой любовью стали относиться к нему «особые» прихожане, как стали поддерживать переписку по электронной поч­те, приглашать к себе причас­тить пожилого родственника. Молва о том, что священник уже может «говорить», с молние­нос­ной радостью разлетелась по прихожанам: «Отец Павел знает язык!»

Говори проще

Отношения со слабослышащими нужно выстраивать как на занятиях в воскресной школе. Для инвалидов по слуху и зрению духовный мир практически закрыт. Они знают о Христе в формате «своего» мира, и ты должен им доходчиво рассказать о Боге, о грехах, пояснить с точки зрения православия, что сделано не так и почему в жизни вот так случилось.

Специфика жестового языка чем-то напоминает иероглифы. В Китае или Японии один иероглиф может обозначать целое слово или даже предложение, а  может — один звук. Так и в дактиле. К примеру, «здравствуйте», «спасибо», «помогать», «врач» — соответствующие жесты означают целое слово. А есть термины, которые непереводимы. Например, слово «реабилитация» — здесь нужен побуквенный перевод. Для глухого человека и наш разговорный язык отчасти «иностранный». Что уж говорить о церковнославянском…

В Сергиевской церкви взрослые инвалиды занимаются в общине глухих «Спас», дети с ограниченными возможностями — в воскресной школе. Работа с глухими и слабослышащими в храме выстроена четко, вплоть до логистики. Старшая общины «Спас» Татьяна созванивается с интернатом на проспекте Гагарина, где учатся ребята, и они приезжают в воскресную школу на автобусе. По словам настоятеля, дети-инвалиды любознательны, им интересно слушать о Боге. И богословские термины при этом совершенно не обязательны. Диалог с ними начинается, когда говоришь простым языком.

Нужна реформа

Обучение языку глухих организовано и в самом храме. Здесь работают сильные преподаватели. Но, как считает отец Павел, у сущест­вующей системы учебы есть и минусы, от которых надо избавляться: любой желающий может прийти и присоединиться к занятиям когда угодно, в начале учебы или в середине. А целесообразно, чтобы изучение дактиля проходило циклами.

В первом, начальном цикле осваиваются базовые фразы вроде «здравствуйте», «до свидания», «чем я могу вам помочь?» Это очень важно и актуально для многих людей. Настоятель вспоминает увиденный однажды телесюжет: в Нижнем Новгороде машина сбила глухого человека. Не сильно, слава Богу. Из автомобиля вышла девушка-водитель и, поняв, что человек глухой, не знала, как ему помочь. А тот и сам растерялся. Второй курс будет адаптирован для людей, желающих продолжить обучение, он будет более углубленный, возможно, в него войдут церковные слова. Третий курс — для тех, кто собирается работать волонтерами, приходить в храм, проводить литургию.

— Этот структурированный курс находится на стадии разработки, и, думаю, весной он начнет действовать, — сообщил наш собеседник.

В нынешнем году «Спасу» исполняется 10 лет. Для улучшения безбарьерной среды в храме еще многое нужно сделать. К  примеру, установить звуко­усиливающую аппаратуру, при помощи которой звук из микрофона, закрепленного на облачении священника, через ресивер передается в слуховой аппарат слабослышащего прихожанина. Настоятель уверен, что решение и этого вопроса не за горами.

Игорь Чистяков

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.