Главная > Статьи > Постучись в сердце тихо-тихо
«Ведомости Нижегородской митрополии» 5 (89) 17:37, 10 марта 2016

Постучись в сердце тихо-тихо

Василий НазаровЕсть в Балахне Покровский монастырь. Когда проезжаешь или проходишь мимо его величественных строений, невольно приходит на ум словосочетание «Святая Русь». Древние стены — будто приветствие из глубины веков. И ожидаешь, что живут в обители и служат непременно старцы. Однако вот уже несколько месяцев здесь несет послушание молодой священник Василий Назаров, который стремится стать для своих прихожан действительно пастырем добрым.

Жить без билетной кассы

Всю жизнь Василий Назаров прожил в Горьком — Нижнем Новгороде. Когда советский строй рухнул, мальчику было 10 лет. На его глазах бушевали лихие 1990‑е. В память врезалось навсегда, как дорожал хлеб, как цены росли каждый день, как из магазинов пропадали продукты. На экранах появились бое­вики, на улицах начали жечь машины, а в автобусах вдруг исчезли билетные кассы.

— Помните, — рассказывает отец Василий, — человек кидал туда монетку и сам отрывал билет. Это было очень показательно. Когда кассы исчезли, я подумал, что людям перестали доверять. Да и денег у многих не было даже на билет. Люди стали ожесточаться, и в этот период в глаза бросалось общее падение нравственности.

Родители будущего батюшки — инженеры, работали в оборонке. Но во время распада СССР, когда оборонно-промышленный комплекс был практически уничтожен, отец стал строителем, а мама — портнихой, она всегда замечательно шила.

Василий окончил архитектурно-строительный университет и почти 10 лет работал инженером-строителем в частной компании, и работал бы дальше, но Господь судил иначе.

Как благодать душу очищала

У Господа случайностей нет. Хотя невоцерковленные люди наверняка скажут, что на дороге к храму Василий Назаров оказался совершенно случайно. Друзья решили обвенчаться и пригласили его в качестве свидетеля. К тому моменту Василий был крещеный и даже Библию читал, но в храм не ходил.

— В детстве меня крестили в тайне от отца, — рассказывает батюшка, — он был убежденным коммунистом, а сейчас к вере пришел. Тогда, на венчании друзей, священник очень хорошую проповедь произнес… Она меня тронула, я решил в церковь «походить»… Походил — и понял, что уйти не могу.

Василий начал понимать, что прежняя жизнь перестала его устраивать, душа жаждала чего-то другого. Однажды он вернулся из отпуска… Вроде, отдыхал. Вроде, все было замечательно: весело, хороший отель, хорошая компания. А в душе какая-то пустота осталась, неудовлетворенность.

Потом были другие поездки: на Афон, Валаам. В Иерусалиме один священник сказал молодому человеку: «Ты подумай, может быть, стоит уже самому Слово нести?» Это было сразу после праздника Благовещения. Василий подумал, пообщался с духовником. Батюшка благословил.

Когда Василий Назаров решил поступать в семинарию, домашние и друзья отреагировали, на удивление, положительно. Все! Даже люди невоцерковленные. А вот учиться в духовной школе оказалось непросто. Отец Василий вспоминает первую неделю занятий. Задали домашнее задание. Он тогда подумал: «Сделаю сразу и буду свободен». Сделал. Но буквально на следующий день понял, что, если бы попытался чуть-чуть отложить, уже отстал бы, потому что учиться в семинарии спустя рукава не получится, там нужно жить в марафонском ритме.

— 12 июля прошлого года, на Петра и Павла, меня рукоположили, — рассказывает батюшка. — Священнический сороко­уст я сейчас вспоминаю как самый благодатный в духовном плане период жизни. Благодать — она просто держала. Ты проснулся, пошел служить, выполнил послушания, подготовился к следующей службе, отдохнул. Проблем бытовых — минимум. Можно всего себя посвятить службе.

Радости и… гадости

После сорокоуста отец Василий отправился к месту служения — в Балахну, на архиерейское подворье, в возрождающийся Покровский мужской монастырь. Служение вошло в жизнь совершенно органично. Но затем — первые сложности. Неожиданно батюшка понял, что далеко не всегда люди готовы расположиться к тебе, открыть душу. Особенно дети. Заслужить доверие ребенка очень, очень сложно. Это не важно, что у тебя такое огромное желание помочь…

— Грубо пробиваться в сердце человека нельзя, — такой вывод отец Василий сделал буквально сразу. — Нужно потихонечку стучаться: «Впустите…» И если мне удавалось этого добиться, то случалось, что люди менялись на глазах. Становились добрее, мягче.

Иерей Василий Назаров несет в монастыре еще и послушание эконома. Деятельность непростая. Идет восстановление обители, пока здесь нет монахов, братский корпус только строится. Со многими проблемами пришлось столкнуться, в том числе с особенностями законодательства, финансовыми и прочими, прочими.

— Но в жизни много и радостей. Их на самом деле много, — улыбается отец Василий. — Особую испытываешь во время литургии, совершения таинств. Одна из них — исповедь. Она может пройти очень сложно или, наоборот, очень легко. Это зависит в первую очередь от готовности человека открыть священнику свою душу, каяться, меняться. Иногда кто-то говорит об очень серьезных грехах, а выходишь с такой исповеди с легкостью, радостью на душе. Вся гадость, что там была, уходит. А иногда придет человек, назовет два греха, и то без эмоций, и так тоскливо на душе становится, хоть на стенку лезь.

У молодого батюшки есть жизненный принцип — планов не строить. Как Господь управит в жизни, то и благо. И для него, и для супруги (матушка Анна, кстати, тоже портниха, как мама отца Василия), и для маленького Сергия, которому скоро исполнится год. Иерей Василий Назаров старается просто добросовестно служить Богу, понимая, что главная его священническая обязанность — вести людей ко Христу.

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.