Главная > Без рубрики > Превращение в Большое сердце
«Моя надежда» № 1 2021 18:56, 8 апреля 2021

Превращение в Большое сердце

Путь клоуна Авабуки к людям и себе
Фестиваль Dream Fest, Нижний Новгород, 2015 г.

Всемирно известный клоун Вячеслав Полунин говорит: клоуном надо родиться. Кем бы прирожденный к этому званию ни пытался стать в жизни: финансистом, нефтяником или инженером, — клоунское обязательно проступит и приведет человека  к его главному предназначению — дарить людям любовь и делать их счастливыми. Эти слова в полной мере относятся и артисту знаменитого полунинского «сНежного шоу» нижегородцу Павлу Алехину. За плечами клоуна с добрым и экзотичным именем Авабука — духовная семинария, филфак, режиссерский факультет, жизнь на Валааме…

Смешить и «хулиганить», молиться и созерцать. Кажется, эти вещи невозможно соединить в одну жизненную линию, тем более, профессию. Однако у Павла Алехина любовь к театру и Церкви идут по жизни вместе. Духовный багаж, который он пополняет в паузах между репризами и гастролями, помогает артисту углублять и удерживать в себе состояние клоуна, словом, взращивать в себе человека, который не просто поднимает зрителям настроение шутками, а отогревает сердца и направляет их к Богу.

Полна горница людей

Любовь к смеховой культуре у Павла с детства. Ему всегда нравилось всех веселить, собирать во дворе ребятишек и устраивать представления: пародировать эстрадных звезд и ведущих телевизионных шоу. Дома Паша разыгрывал своих четырех братьев и двух сес­тер, а к Новому году придумывал волшебное действо у елки. Павел рос в атмосфере уюта, тепла и жизнелюбия, которое передалось ему от трудолюбивых и радушных родителей. Папа будущего клоуна всю жизнь проработал на заводе электриком, а мама 30 лет — воспитателем детского сада, куда ходили все семеро детей.

— В нашем доме всегда была полна горница людей, — вспоминает артист. — Двери квартиры никогда не закрывались на ключ. По выходным мама пекла блины и пироги, приглашала гостей — родственников и друзей. Она сама была из многодетной верующей семьи, и родни у нас дома собиралось всегда много.

Алехины любили смотреть всей семьей добрые советские комедии. Евгений Леонов, Андрей Миронов, Анатолий Папанов стразу стали кумирами маленького Паши. А когда он в девять лет впервые увидел Чарли Чаплина, то его образ сразу запал в душу.

— Я был поражен, что есть такой персонаж, который умеет балагурить, импровизировать с ходу и одновременно быть очень трогательным, — рассказывает Павел Алехин. — И тогда я понял, что хочу быть таким человеком.

С тех пор Павел стал примерять на себя первые комические образы, придумывать сценки. Актерское мастерство будущий мим начал оттачивать на новогодних утренниках в детском саду.

Расчищали бурьяны

Чувство Бога, ощущение, что жизнь находится в руках высшей, доброй силы, проснулось в Павле тоже в раннем возрасте. Однако волшебство Деда Мороза и Снегурочки, в которое он искренне верил, не могло объяснить ребенку, почему люди не живут вечно.

В переходном возрасте вопрос, для чего мы живем, встал перед нашим героем еще острее. Ответ пришел в Казанском храме села Великий Враг, единственном из действующих в окрестностях. Туда он отправился со старшим братом Геннадием, только что вернувшимся из Петербурга с дипломом Нахимовского училища.

— Едва вошел в этот храм, с его светлой атмосферой, увидел иконы — и все у меня в голове встало на свои места, — вспоминает Павел.

Мысль об актерстве отошла на задний план, храм стал центром жизни. Павел даже школу прогуливал по большим церковным праздникам. Позже Геннадий поступил в Московскую духовную семинарию и сейчас служит священником в Чкаловском районе, у него шестеро детей. Павел же после восьмого класса пошел в только что открывшуюся Нижегородскую семинарию.

Свои семинарские годы он вспоминает как золотое время: ему довелось стать свидетелем и участником начала возрождения alma mater.  

— Мы расчищали бурьяны на территории Благовещенского монастыря, отчищали храмы от грязи, штукатурили, белили, красили… Был духовный подъем, — рассказывает Павел. — Студенты и преподаватели были единодушны во всем, как одна семья. Все студенты первых наборов готовы были стать монахами. У меня тоже было такое желание, даже пошел в послушники к ректору семинарии архимандриту Кириллу (Покровскому). За годы учебы в семинарии сформировался внутренний стержень.

Пластика и закваска

Но вот семинария позади, и на Павла нахлынули сомнения, верный ли путь выбрал. Достоин ли быть священником в столь юные годы? Поиск самого себя продолжался, вернулось желание стать актером. Он даже попытался поступить в театральный вуз, но не хватило времени подготовиться.

— Расстроился, конечно, и все же решил, что буду готовиться к поступлению на будущий год, — рассказывает Павел. — Вдруг мне попалась статья знаменитого Вячеслава Полунина о пантомиме. Это слово загорелось у меня в голове золотыми буквами. Ведь столько всего можно выразить мимикой, жестами и пластикой…

Павел нашел студию пластики и пантомимы в ДК им. Свердлова на Большой Покровской и одновременно, чтобы время зря не терять, поступил на филологический факультет Нижегородского университета имени Лобачевского, расположенный по соседству. Там он сразу стал душой всех студенческих фестивалей и посиделок. Актерское в нем рвалось наружу. Рождались пародии, этюды, сценки.

Стал пробовать пантомимы, номера Полунина, примерять образ трогательного бродяги Чарли Чаплина. Для этого вышел на улицу. Павлу важно было прочувствовать, как можно увлечь зрителя на улице, где нет четырех стен и нужно всюду быть интересным.

— Сначала я стал выступать «на шляпу», — рассказывает Павел. — Брал тросточку и ходил по улице знаменитой утиной походкой Чарли Чаплина. Приподнимал котелок, удивленно смотрел, приветствовал, дурачился, обыгрывал разные ситуации: вставал в очередь за квасом, заходил в магазин и присматривал, что продается, пристраивался на улице к экскурсантам. Или заходил в трамвай и расплачивался за билет конфетти вместо денег.

Будущий клоун примерял на себя и трагический образ наивного и восторженного страдальца Пьеро, для чего использовал уже приемы пантомимы, как известный французский актер-мим Марсель Марсо. Стеночку обозначал ладонями, походку на месте делал, веревку тянул — создавал перед публикой мир воображаемых предметов.

На «Всемирный конгресс дураков» в Москве, первый фестиваль клоунады в 2008 году, Павла пригласили в качестве волонтера.

— Это был подарок небес! Я познакомился с Вячеславом Полуниным, увидел его «сНежное шоу» и лучших клоунов со всего мира. Наконец убедился, что клоунада может быть искрометной, тонкой, балагурной, крэйзи, трагичной и лиричной — было интересно погрузиться в это с головой.

На фестивале Павел удачно проявил себя как актер, который хорошо работает с публикой до представления, и получил приглашение на «сНежное шоу». Однако после завершения московских гастролей с Пашей вежливо попрощались.

— Чего-то мне не хватило: где-то пластики, где-то рвения, — говорит он. — И тогда я поставил себе четкую цель — каждый день работать над собой и показывать Полунину, что наработал.

Каждый год Павел представлял своему учителю фото- и видеоотчеты. Одновременно пошел учиться на курс режиссуры при Академии искусств в Москве к Илье Рутбергу. Молодого актера из Нижнего Новгорода мастер приметил на том самом «фестивале дураков».

После вуза Павел прошел кастинг в театр DEREVO в Санкт-Петербурге, которым руководит ученик Полунина Антон Адасинский.

— Антон что-то взял от японского театра Буто, что-то — от системы Гордана Крега, что-то — от клоунады — и вывел свой стиль и свою философию театра, — поясняет Павел. — Я проникся системой этого театра и энергией Антона, показавшего пример преданности делу.

Работа в театре DEREVO дала Алехину огромный сценический опыт, пластику и закваску — служить своему делу с полной отдачей. В театре не было второстепенных ролей. Павла сразу окунули в творческий процесс, учиться пришлось с ходу, на уличных подмостках и даже на холмах, танцуя под открытым небом и проливным дождем. За пять лет работы в этом коллективе Павел объездил с труппой множество стран, от Шотландии до Индии.

Перезагрузка

Поворотный 2015-й. Павел играет в питерском театре, его пригласили на съемки «Викинга» и на открытие обновленного цирка на Фонтанке, где произошла живая встреча с приехавшим из-за границы Олегом Поповым. Он видел, как мастер репетировал свой знаменитый номер «Луч». Все вроде удавалось, сбывались детские мечты… Но радость убывала. Подкрался очередной внутренний кризис.

— Я вновь стал задумываться о том, насколько театр может быть смыслом моей жизни, — объясняет мой собеседник. — В 2014 году из жизни ушли близкие мне люди: папа, мои учителя по пантомиме. Театр отошел на второй план, и я почувствовал необходимость остановиться. Наступил момент переосмысления.

Павел завершил все свои проекты, взял маленький рюкзачок и отправился на Валаам, получив благословение духовника и матери. «Дивный остров» стал для него новой школой, где пришлось испытать характер на прочность. Прежде ему рукоплескали, теперь же приходилось скромно выполнять послушания наряду со всеми.

— Три года я не думал о театре: молился, трудился, любовался карельской природой: столетними лиственницами, древними валунами и суровой Ладогой, — вспоминает Павел Алехин.

Братия Валаамского монастыря стала для бывшего артиста семьей, а за веселый нрав его шутливо называли «Чаплин ты наш Валаамский».

Когда же утихшая на время тяга к театру проснулась вновь, Павел с благословения духовников отправился на месяц во Францию, на Желтую Мельницу, где находится творческая лаборатория Вячеслава Полунина. Там как раз проходил фестиваль уличного театра. В нем артист принял участие, вложив в своих персонажей новое ощущение жизни.

И вдруг… Свершилось! Полунин приглашает Павла стать артистом его «сНежного шоу» — сбылась мечта, к которой наш герой шел 10 лет.

— Вроде бы, я сделал два шага назад в плане карьеры, уйдя в монастырь. А на деле — шаг вперед. В театре DEREVO я наполнился пластикой, пантомимой, танцем, а в монастыре — глубиной, — подытожил артист.

Как родился Авабука

Это веселый бродяга и путешественник, с чемоданом наперевес. У него желтый пиджак, красная шапочка и кеды. Он умеет из простых вещей сделать настоящее представление — обычный складной метр в его руках может стать цветком, звездой, чем угодно… Его знают уже во многих городах России. Павлу было 29 лет, когда родился Авабука.

— На одном из фестивалей в сочинском Ботаническом саду я увидел дерево с названием «Авабука», оно цветет белыми цветами и приносит сладкие плоды. Тогда уже решил — это будет моим сценическим именем, — рассказывает артист.

Собственного персонажа Павел начал искать после встречи со своим будущим учителем Вячеславом Полуниным. На курсе Рутберга защищал по нему диплом. И дальше шел с ним по жизни, прибавляя к образу чудака-бродяги новые черты, наполняя и углубляя его характер.

Сейчас Павел живет и работает в Санкт-Петербурге, но его Авабуку очень ждут в родном Нижнем. Как местный домовой, хранитель города, он хранит ключики от зрительских сердец.

— Мне кажется, путь клоуна похож на путь монаха, — размышляет артист. — У обоих цель — стать одним Большим Сердцем, вмещающим сердца других людей. Только монах уходит из социума и молится за весь мир в своей келье. А клоун, из любви к людям, идет в социум.

Текст: Марина Дружкова.  Фото из архива Павла Алехина

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.