Нижнему Новгороду 800 лет


Главная > Святители > Митрополит Феофан (Туляков)
14:33, 31 июля 2015

Митрополит Феофан (Туляков)

Митрополит Феофан, в миру Василий Степанович Туляков, сын потомственного почетного гражданина, родился 25 февраля 1864 года в Санкт-Петербурге. С юношеских лет Василий имел желание служить Церкви Христовой в священноиноческом сане и для этого начать обучение в Духовной семинарии, но родители его видели будущее сына иначе, и он поступил в Императорское С.-Петербургское коммерческое училище. В 1881 году, еще во время учебы, Василий Туляков имел случай обратиться за советом к митрополиту Московскому Макарию, рассказав о своей давней мечте посвятить себя служению Матери Церкви. Внимательно выслушав юношу, Высокопреосвященный Владыка Макарий благословил его на приготовление к такому служению, посоветовав для получения систематического богословского образования поступить в богословские классы семинарии. На 17-м году жизни Василий начал изучать древние языки и прочие предметы программы духовной семинарии. По рекомендации ректора семинарии Н. И. Розанова учителями молодого студента Тулякова для приготовления его к экзаменам были братья Налимовы, из которых старший впоследствии стал архиепископом Владимирским и Суздальским. В 1883 году Василий поступил в богословский класс и спустя два года, в 1885-м, окончил семинарию. Он успешно поступил в С.-Петербургскую духовную академию и закончил ее в 1889 году со степенью кандидата богословия, с правом получения степени магистра без нового устного испытания.

На соискание степени магистра богословия он представил свое сочинение «Чудо, христианская вера в него и ее оправдание. Опыт апологетико-этического исследования»; Советом академии оно было принято на соискание степени магистра и разрешено к печати.

В своем стремлении служить Церкви Христовой Василий Туляков предполагал принять монашество еще в академии, как советовал ему митрополит Макарий. Но, вступив в переписку с епископом Феофаном Затворником, в честь которого Туляков потом и принял иноческое имя, он изменил свое решение о скором постриге. Преосвященный наставлял, что следует строго разделять внешнее от внутреннего, и советовал тщательно изучать аскетические творения перед принятием иноческого пострига. «Если сердце Ваше, — писал ему святитель Феофан, — будет хранить свое рвение к монашеской жизни, то вступление в нее будет благотворно для Вас». Василий уехал в имение своей матери, потомственной дворянки, дочери военного доктора, где провел годы, занимаясь сельским хозяйством и изучая творения святых отцов-аскетов, ожидая того момента для пострижения, который указал ему святитель Феофан. Справедливость наставлений святителя Василий Степанович испытал позднее, в период своего послушничества, считая впоследствии этот период самым счастливым и радостным в жизни.

23 апреля 1905 года резолюцией митрополита Антония (Вадковского) Василий был зачислен послушником Александро-Невской Лавры. 11 октября того же года пострижен в монашество с именем Феофан — в память затворника Вышенского, 21 октября был рукоположен в иеродиакона, а на следующий день, в Казанском соборе, митрополитом Антонием рукоположен в иеромонаха.

В марте 1906 года иеромонах Феофан награжден набедренником. 16 января 1907 года он назначен заведовать одним из имений Лавры. 6 мая того же года награжден наперсным крестом от Святейшего Синода.

5 ноября 1908 года Феофан был возведен в сан архимандрита, а 16 ноября назначен членом Духовного Собора и заведующим Серафимо-Дивеевским скитом.

1 февраля 1909 года указом Святейшего Синода он поставлен наместником Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры. В июле того же года был командирован в Троице-Сергиеву Лавру для участия в заседаниях Всероссийского съезда монашествующих. В 1910 году архимандрит Феофан назначен членом Особого Совещания, образованного при Святейшем Синоде для пересмотра действующих на тот момент правил ведения монастырского хозяйства и отчетности.

6 мая 1911 года архимандрит Феофан был награжден орденом св. Анны 2-й степени, а 18 октября того же года Всемилостивейше разрешено ему носить пожалованный Его Величеством королем Сербским Петром I орден св. Саввы 2-й степени. 6 мая 1913 года последовало заслуженное им награждение орденом св. Владимира 4-й степени, а 23 августа того же года — золотым наперсным крестом с украшениями из Кабинета Его Величества (по случаю 200-летнего юбилея Лавры) «за отлично-усердную службу Церкви Божией».

В 1914 году началась война с Германией, и архимандрит Феофан, будучи наместником Лавры, не оставался в стороне. Совет Александро-Невской Лавры постановил очистить ряд помещений обители для устройства госпиталей раненым воинам. Госпиталь был устроен на 100 кроватей, которые содержались на средства Лавры, причем выздоравливающие получали по выходе пособия и одежду от обители. Из средств Лавры отпускались также большие суммы для воинских семейств и на военные нужды. По Варшавской железной дороге на поле военных действий постоянно выезжал военно-полевой госпиталь, организованный Красным Крестом и содержащийся во все время военных действий также на средства Александро-Невской Лавры. Непосредственное деятельное участие в организации этих мер принимал наместник Лавры архимандрит Феофан.

21 мая 1916 года Государь Император Высочайше утвердил доклад Святейшего Синода о возведении наместника Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры архимандрита Феофана в сан епископа Кронштадтского, с оставлением его в должности наместника этой Лавры. Наречение и посвящение архимандрита Феофана в епископский сан произошло в Петрограде. 31 мая архимандрит Феофан был хиротонисан в Троицком соборе Александро-Невской Лавры во епископа Кронштадтского, викария Петроградской епархии.

6 июля 1916 года Святейшим Синодом он был назначен на самостоятельную кафедру, с титулом Калужского и Боровского. Революционные события застали Преосвященного на Калужской кафедре, где он с неутомимой энергией проводил богослужения и проповедовал слово Божие. Несмотря на распространение и насаждение обновленческой идеологии в эти трагичные для Русской Церкви годы, епископ Феофан остался преданным избраннику Божию Святейшему Патриарху Тихону.

16 сентября 1927 года Преосвященный Феофан был назначен на Псковскую кафедру, с титулом Псковский и Порховский, с возведением в сан архиепископа. Здесь, во вверенной ему епархии Высокопреосвященнейший Феофан трудился до 1935 года.

12 ноября 1935 года он был возведен в сан митрополита и назначен митрополитом Горьковским и Арзамасским. Однако недолго пришлось служить Владыке Феофану в Горьковской (бывшей Нижегородской) епархии. Летом и осенью 1937 года прошли очередные массовые аресты нижегородских священнослужителей и мирян.

25 июля 1937 года митрополит Феофан был арестован и помещен в спецкорпус Нижегородской тюрьмы. При аресте у митрополита были изъяты несколько панагий и крестов (об этом свидетельствует фотография из его следственного дела). Сам Владыка в заключении был подвергнут жестоким пыткам. Его поместили в подвальную камеру, которую заливали водой. Допрашивали митрополита Феофана начальник 4-го Отдела УГБ УНКВД И. Ф. Мартынов, начальник 7-го отделения 4-го Отдела УГБ Кострынин и оперуполномоченный того же отдела Артамонов. В следственном деле практически нет рукописных протоколов, за исключением анкет, заполненных рукою Владыки Феофана. Единственный (машинописный) протокол составлен самим Мартыновым 31 августа 1937 года после месяца пыточного следствия — невыносимых истязаний, которые претерпел 63-летний архиерей (его подпись, подлинная или же поддельная, стоит под этим протоколом). Под пытками Владыка признавал себя виновным «в создании фашистской организации на территории Горьковской области». В следственном деле он обвинялся в том, что будто бы проводил активную контрреволюционную деятельность, направленную на свержение Советской власти и реставрацию капитализма в СССР. Обвинение утверждало также, что по «установкам» митрополита, «основанным на директивах Московского церковно-фашистского центра», «участники Горьковской контрреволюционной организации проводили повстанческую, шпионскую, диверсионно-террористическую деятельность».

21 сентября 1937 года Особой Тройкой НКВД по Горьковской области митрополит Феофан (Туляков) был приговорен к расстрелу. 4 октября того же года приговор был приведен в исполнение. Место, где расстрелян и погребен Высокопреосвященнейший митрополит Феофан, до сих пор остается невыясненным.

Речь архимандрита Феофана при наречении во епископа Кронштадтского,
31 мая 1916 года

Промыслом Божиим чрез избрание Вашего Святейшества и утверждение Государя Императора, Самодержца Всероссийского, призываюсь я к святительскому служению.

С детских лет у меня было непреодолимое влечение служить Церкви Христовой в священно-иноческом сане. С этой целью поступил я в богословские классы духовной семинарии и в духовную академию. Я намеревался еще в академии принять иноческий постриг, как советовал мне покойный митрополит Московский Макарий, но Господь судил иначе. В Бозе почивший святитель-затворник Вышенский Феофан, отвечая на вопрос, после моей исповеди, — идти ли в монахи, писал мне, что «судя по порывам сердца вашего, с силою прорывавшимся и постоянно живущим в нем, можно признать, что Господь зовет вас в монахи. Но самые сие порывы, спрашиваете вы, не имеют ли небожественного источника?» «Положите в сердце своем, — отвечает на поставленный вопрос святитель, — вступить в монашество без сторонних намерений, с одним исключительным только желанием душу спасти и стяжать сердце чистое и богопреданное и разумение духовно-премудрое, какое видите светло-блестящим в аскетических писаниях отеческих». «Если же с принятием монашества у вас, — продолжал святитель, — соединяется что-нибудь постороннее, хотя бы и в незначительной степени, то лучше в монашество совсем не постригаться, а жить в миру и стремиться быть искренним христианином».

Признавая для монаха обязательным безусловное послушание, я в то же время ясно сознавал, что совершенно справедливое требование святителя относительно условия принятия монашества я не мог в точности исполнить, ибо с желанием принять монашество соединялось тогда у меня и желание со временем епископского служения, а это последнее требовалось перед пострижением, по словам святителя Феофана, «выкинуть из головы».

Вследствие этого я с прискорбием обрек себя на жизнь в деревне, в имении моей матери, ибо другой службы, кроме как служения Церкви Христовой и именно только в священно-иноческом сане, я не желал и обрек себя на эту жизнь до тех пор, пока Господь не устранит это препятствие из моих помыслов.

Почти 15 лет, все постепенно ослабевая, происходила эта внутренняя борьба помыслов. Наконец, Господь Бог благоволил услышать молитву и отнять это препятствие, совершенно уничтожив у меня таковые помыслы, и тогда только я обратился к бывшему своему ректору академии, почившему митрополиту Антонию, за советом относительно избрания монастыря, в который я должен направиться, не предполагая совершенно поступить в Лавру.

Митрополит Антоний в решительной форме сказал, чтобы я поступил в Лавру.

Приняв эти слова за указание Промысла Божия, я вступил, по желанию почившего владыки, послушником-пономарем.

«Если сердце ваше, — писал мне ранее святитель Феофан, — будет хранить свое рвение к монашеской жизни, то вступление в нее будет благотворно для вас». И вот справедливость этих слов затворника-святителя я испытал на себе, испытал особенно сильно во время моего послушничества — это время было самым счастливым и радостным в моей жизни.

Святитель Феофан, поучая меня, писал мне: «Ведайте, что архиерейство дается по особому Промыслу Божию, что степени архиерейства должно соответствовать духовное совершенство, коего знаки суть чистота сердца и живой союз с Господом, в преданности Богу. Без этого архиерей бывает только по имени. Я из числа таковых», — добавляет святитель.

Вполне сознавая и чувствуя, как необходима чистота сердца для молитвы, для живого союза с Господом Богом, я усердно молю Всевышнего, чтобы Он ниспослал мне Духа премудрости и разума, Духа совета и крепости, Духа ведения и благочестия и Духа страха Божия в предстоящем мне святительском служении, в котором пожелал меня видеть мною чтимый священно-архимандрит Лавры митрополит Владимир.

Из книги «Святители земли Нижегородской». Авторы-составители: архимандрит Тихон (Затекин) и О. В. Дегтева. Нижний Новгород, 2003 год.